Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Несогласие с примирением

08.10.2000, 14:10

Поэтические афоризмы у нас имеют силу даже большую, чем просто слова – а слова, как известно, в нашем литературоцентрическом обществе куда сильнее, чем в других, рациональных и практичных. Так и катится: поэт больше, чем поэт, быть знаменитым некрасиво, если Евтушенко против колхозов, то я за... И еще одно, менее известное: хуже коммунистов только антикоммунисты.
       Лет пятнадцать назад вовсю помыкал Россией коммунизм, а уж быть антикоммунистом сделалось немодно – как реалистом среди набиравшего власть постмодерна, западником среди всепроникающего почвенничества, натуралом среди известно кого... И вот, пожалуйста, результат: в последние годы стал почти обязательным – в интеллигентской по крайней мере среде – левый либерализм, единственное, что из западных идеологических товаров уверенно вышло на российский рынок. Начиналось все давным-давно, с экстравагантностей эмигрантов – с принципиальной маргинальности Синявских, с харьковской напористой антиморальности Лимонова, с солженицынских, с другой стороны,  обличений Запада... Теперь же стало общим местом. Рассуждать о неизлечимых болезнях русского образованного слоя, о страсти к суициду, реализующейся через осквернение и дальнейшее разрушение собственной среды обитания, об антибуржуазности буржуазной интеллигенции и ее опасности – можно до бесконечности, но нет смысла, все сказано.
       Сейчас есть смысл говорить не о группе риска, а о национальной эпидемии, идейный СПИД пошел в народ.
       С кем примирение и в чем согласие мы отмечаем, не работая три дня? Начнем с главного. Примирились ли противники частной собственности с ее существованием? Ни в малейшей мере. И не только  на уличном уровне. До поры все исчерпывалось воплями коммунистических транспарантов – грабительский режим к ответу, долой прихватизаторов, вон сионистский капитализм из России... Теперь с красных тряпок формулировки переписываются в обвинительные заключения и постановления об аресте. Насчет сионистов пока прокуратура молчит, но, с другой стороны, чего лишнее говорить, разве мало фамилий и фотографий врагов народа? Бьют, как известно, не по паспорту...
       Теперь о надстройке. Когда бывший пролетарий Шандыбин с бывшим советским неудачливым международником Анпиловым, два юродивых с  политической паперти, задают вопрос, под каким флагом пойдет на демонстрацию 7 ноября президент – так ли уж они безумны и комичны, как нам хочется думать? Демонстрация-то будет? Будет. День-то официально праздничный? Еще какой. То-то и оно.
       Про гимн, красное знамя Победы, звезды над Кремлем говорить не будем, сколько можно твердить о соответствии формы и содержания, в котором еще никому не удавалось определить, что чему соответствует и с чего начинается. А что касается двуглавых орлов по соседству, на лужковских новоделах, так вполне вероятно, что Сталин, когда возвращал в армию погоны и царские звания с мундирами, только случайно до этой птицы не додумался. Да и времени тогда прошло маловато для ее корыстной реанимации и отряхивания с перьев революционного пепла, живы были еще кое-кто из тех, кто рубил ее головы... В общем, Боже, царя храни, товарищи, поскольку нас вырастил – и далее по тексту.
       Лучше несколько слов про международное положение, товарищи. С кем мы сегодня боремся на международной арене? С агрессивным блоком НАТО, с международными финансовыми воротилами и прочими врагами трудящихся. А что долги им же не отдаем и еще призанять норовим, так это не привыкать: царские займы зажали, ленд-лиза требовали и потом в дающую руку шиш вкладывали, поплевав на него от  души, это все по-нашему, по-советски. А кто наши союзники и, скажем больше, соратники в этой исторической борьбе? Как всегда, свободолюбивые народы Ирака и Ирана, Палестины, Северной Кореи и Кубы. И здесь достигнуты большие успехи: даже американский империализм сдает позиции, признает авторитет народных вождей Ким Чен Ира и Фиделя Кастро. Так что гуманитарная помощь, которую наши трудящиеся из таких процветающих районов, как Урал и Западная Сибирь, направляют иракским братьям, не пропадает даром. И иранские воины рано или поздно смогут достойно применить новейшие достижения нашей науки и техники.
       И не поддаваться на провокации. По мере продвижения от криминального капитализма к наведению порядка борьба с олигархами будет обостряться. И то, что в ходе этой борьбы появился первый после советской власти невозвращенец из госбезопасности, не должно нас смущать – где госбезопасность, там и невозвращенцы. Пусть, как говорилось, клевещут.
       Теперь о культуре и искусстве. На этом фронте у нас еще есть серьезные неудачи, мастера культуры в долгу перед народом. Еще многие продолжают свои чуждые народной жизни эксперименты, начатые в первые годы борьбы с реакционной культурой шестидесятнического диссидентства, еще не все так называемые постмодернисты встали на путь служения интересам строительства нового общества. Им, товарищи, надо брать пример с лучшего и талантливейшего поэта нашей... то есть, не нашей, конечно, но нашей в лучшем смысле этого слова эпохи, с Маяковского. Владимир  Владимирович (оживление в зале) тоже был сначала неорганизованным революционером в поэзии, хулиганил, не побоимся этого слова, вроде вот нынешних... ну, не будем называть фамилии. А потом поставил талант на службу общему делу, и закончил неплохо. Неплохо закончил, товарищи, вовремя, и стал лучшим. Хочется надеяться, что и вы, товарищи поэты, художники, артисты и музыканты, пойдете по пути Владимира Владимировича (оживления в зале больше нет).
       Ну, что еще? С губернаторами разобрались, это важно. Потому что всегда от секретарей обкома многое зависело, и самое большое искусство генсека было в том, чтобы держать их в узде, умело ссорить между собой и с начальниками военных округов, и за теми и другими присматривать через органы партийного контроля и просто органы. Уже почти налажено.
       И пенсии, все время повышать пенсии! Раз уж снижение цен невозможно... В Чечне затихает. То есть, не столько затихает в Чечне, сколько затихает про Чечню, а больше ничего и не нужно. Вон, первые семь лет ограниченному контингенту журналисты не мешали – и все шло тихо. А как началась гласность, так и кончилось выводом и явным позором. Ошибки Афганистана больше повторять нельзя, надо пройти обратным путем, хватит безответственной журналистики, пора РТР учиться на репортажах Лещинского, ведь наверняка сохранились. Мы в энском полку ограниченного контингента. Сегодня солдаты сажают деревья в кабульском парке. Работа, несмотря на усталость после вчерашнего шефского строительства детского сада в Кандагаре, где для этой цели был высажен десант, спорится...
       Похоже, что скоро все будет. По полной программе. Программу примет съезд. Съезд изберет также руководящие органы во главе с пользующимся всенародной любовью. Есть всенародная любовь? Еще какая. Небывалая всенародная любовь, даже анекдотов нет, а ведь про всех были.
       А начиналось вроде как-то по-другому. Вроде бы, преемственно начиналось, только энергичней, с бандитами жестче, слова разборчивей...
       Большой пройден путь.