Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Уборка природы

03.10.2006, 20:14
КИРИЛЛ ХАРАТЬЯН

Экология долгое время была в России уделом, как бы это помягче сказать, неуравновешенных и безответственных людей... По крайней мере, такое создавалось в обществе впечатление: заняться что ли нечем? а кто семью кормит, пока он защищает природу? все равно никакого проку от их деятельности – ну и в таком духе.

Но потом отношение переменилось, поскольку оказалось, что – говоря без обиняков – экология стала прекрасным аргументом в споре хозяйствующих субъектов между собой и с государством. То есть делом бесконечно выгодным.

А последние события – перенос прибайкальской трубы глубоко в тайгу и бодания вокруг «Сахалина-2» – показали, что природа может принести своим защитникам еще и всемирную славу.

Каждый смотрит на свою мерку, и по моей мерке эффективность деятельности по защите природы – что государственных органов, что пламенных энтузиастов – оценивается отнюдь не в сахалинах и байкалах, а состоянием родного переделкинского леса. Это очень близкое к Москве место, поэтому лес вытоптан, там и сям в нем видны костровища, оборудованные поваленными деревьями или без таковых, а вместо грибов и ягод в нем растут полиэтиленовые пакеты, самая экологическая в мире упаковка – алюминиевая банка, а также другие, менее экологические упаковки.

А поскольку убирать некому, то граница загаженности все дальше и дальше отодвигается в глубь леса.

Бывалые люди говорят, что примерно такая же картина наблюдается на отдаленных нефте- и газопромыслах: тундра или тайга прорезаны хаотической сетью дорог с гниющими колеями, повсюду лежит разнообразный мелкий мусор – пластиковый, металлический и деревянный, а также крупные объекты, прежде служившие техникой. Нефтяники не развлекаются жжением костров, это мелко, зато они устраивают охоту на разную живность: скучно же!

А еще всюду, куда хватает глаз, – лужи нефти; она постепенно впитывается обратно в землю, оставляя маслянистые пятна. Таких много на территориях автобаз, только на нефтепромыслах они бывают площадью, например, несколько квадратных километров. Можете себе это представить?

Загажена родина! – плачут пьяные биологи, молодые доктора наук, вздумавшие провести время с аквалангами или палатками. В море – дохлая рыба и пенопластовая крошка, в лесу – все равно полиэтиленовые пакеты, даже если этот лес под Магаданом... Природе – конец, говорят они грубо, а поскольку живем мы в период глобализации, то есть гадим буквально себе под нос, то и нам скоро конец.

В мировой истории такое много раз бывало, что люди гадили себе под нос. Длина носа только была разная. Вот, скажем, лет пятьсот назад и в итальянских городах, и в Париже ночные вазы и помои можно было выливать прямо из окна на улицу.

Отличие итальянцев от французов состояло в том, что первые просто лили, а вторые задумались и в середине улицы сделали канавку, по которой дерьмо стекало куда бы то ни было. Ну, то есть по итальянским улицам, не замаравшись, пройти было невозможно, а по парижским, например, – вполне. Потом постепенно нечистоты забрали в трубу и опустили под землю, и получилась канализация.

Примерно так же различаются русские промыслы и зарубежные. На Аляске, говорят, тоже нефть разливается, но ее как-то канализируют и потом утилизируют – достоверных свидетельств нет. Но штрафуют точно.

Если кто бывал в немецком лесу, то знает, что там дорожки просыпаны щебенкой, а для голодных устроены специальные места с лавочками и искусственными природными очагами, иногда даже уголь стоит. Кстати, даже в Крыму такие дорожки кое-где устроены, так что ссылка на недостаток средств не проходит.

Чтобы «Сахалин-2» не повторялся (а почему зарубежные разработчики должны были вести себя по-иному, чем российские?), надо понять, что при сегодняшнем уровне развития техники загадить можно сколько угодно пространства, а убирать – некому.