Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Кто в ответе за Куршевель

17.01.2007, 19:23
НАТАЛИЯ ГЕВОРКЯН

Я осталась во Франции, которую покинул Михаил Прохоров вместе со всей веселой компанией. Наши люди ухитряются с завидной периодичностью оставлять по себе неизгладимый след за рубежом.

Французы пересчитали не только количество девушек, с которыми русский миллиардер и его друзья любят, с их слов, вести интеллектуальные беседы, но и количество презервативов в чемоданах юных интеллектуалок. Спасибо лионским полицейским за этот аргумент в защиту российского гламура. Когда очередной раз мне приходится «отвечать» за нескромное обаяние российской буржуазии, я спокойно объясняю, что на самом деле это была акция по пропаганде безопасного секса, а не то, что вы думаете. Танцует же Ричард Гир с бомбейскими проститутками, чтобы поддержать личным присутствием их справедливое стремление сохранить собственное здоровье и здоровье клиентов с помощью незамысловатой резинки. А наши танцуют в Куршевеле.

Я бы не возвращалась к этой теме, если бы не многочисленные комментарии в российских СМИ о том, что кандидат в президенты и по совместительству пока все еще формально министр внутренних дел Франции устроил якобы весь этот куршевельский шмон, чтобы поднять свой предвыборный рейтинг. То есть российский менеджер мирового уровня по позиции в бизнесе и капиталу, укрепляющий экономику отдельно взятого французского горнолыжного курорта, ангел и аскет в личной жизни, попал под каток иностранной предвыборной гонки. Логика понятна: поскольку один из фаворитов этой гонки — господин Саркози — министр внутренних дел, то он и отдал приказ лионским полицейским проверить, не нарушают ли русские высокие моральные нормы страны, широко известной своим пуританством. Сам министр и кандидат совершенно чужд человеческих слабостей, о чем подробно пишут газеты всякий раз, когда он заводит очередной флирт с какой-нибудь журналисткой, а жена в очередной раз покидает его и уезжает отдыхать с мистером Х, а потом возвращается, а потом снова уезжает. Последовательность может быть и обратной – она уезжает, а он заводит интрижку. Короче, вот этот неприятный мужчина, рвущийся в президенты, с рейтингом уже достаточным, чтобы выйти во второй тур и даже достаточным, чтобы в этом втором туре победить, не нашел ничего лучшего, чем «подзаработать» еще полпроцента к своим 52 или 54 процентам (по разным опросам), арестовав русского миллиардера. Вот так приходится расплачиваться за удовольствия – сказал министр по поводу куршевельского инцидента на пресс-конференции. Выхваченная из контекста, эта фраза звучит злорадно-угрожающе. А в контексте она звучала как-то печально-задумчиво.

Контекст был такой. Саркози давал свою последнюю пресс-конференцию в качестве министра внутренних дел. Через пару дней он будет избран единым кандидатом в президенты от «правых». Огромный зал министерства внутренних дел был забит журналистами. Все понимали, что эта пресс-конференция про политику, а вовсе не про борьбу с преступностью. И вопросы были соответствующие. Я чувствовала, что вопрос про задержанных в Куршевеле русских не вяжется с происходящим в зале. Но в этот момент никаких официальных данных о случившемся не было, зато слухи были самыми противоречивыми – то ли Прохоров сидит один, то ли вся тусовка, то ли отпустили, то ли не сажали вовсе. На фоне полного праздничного новостного штиля в России это была новость. Я не успевала отвечать на телефонные звонки. Короче, мне надо было задать вопрос министру. Но во Франции, как и в России, вопросы на подобного рода пресс-конференциях задают не те, кто хочет, а те, кто надо. Иногда кто надо задает три вопроса. Моя поднятая рука оставалась совершенно незамеченной. Тогда сидевший рядом со мной американский журналист решил мне помочь и тоже поднял руку, показывая девушке с микрофоном на меня. Она улыбнулась и не тронулась с места. Тогда я встала, чтобы как-то привлечь внимание «разводящего» из пресс-службы. Бесполезно. Саркози сказал: «Последний вопрос, господа». Я обреченно села на место. После его ответа из зала посыпались еще вопросы. Саркози решил не ссориться с журналистами и сказал: «Ну хорошо. Давайте, самый-самый последний вопрос. Кто?». Зал замер на секунду, и это стало моим спасением. Я громко и внятно сказала: «Я». Коллеги засмеялись. В другом конце зала какой-то парень тоже пытался стать последним задающим вопрос, но не достаточно громко. К тому же он бы мужчиной. Саркози джентльменски выбрал женщину. Но микрофон мне так и не дали. Я заговорила намеренно тихо. Саркози ничего не слышал. Пришлось передать мне микрофон. Я спросила, правда ли, что российский олигарх Прохоров и некий депутат российского парламента задержаны в Куршевеле. И если да, то какова причина задержания. Саркози споткнулся о слово олигарх. Я объяснила: «крупный российский бизнесмен». Французские коллеги стали мне помогать и объяснять министру, что такое олигарх. Французы, действительно, почти не употребляют это слово в том смысле, в котором оно известно у нас. Это была моя ошибка. Короче, наконец все друг друга поняли.

Саркози выглядел удивленным. Он сказал: «Вы знаете, я не слежу за всеми арестами во Франции. Но тут в зале есть мои помощники…». Он поискал глазами кого-то в зале. Встала средних лет дама. Дальше последовал краткий публичный рапорт министру внутренних дел: «В Куршевеле в ходе специального рейда были задержаны 26 человек….». И все подробности, которые сейчас уже хорошо известны. Дама подтвердила, что среди задержанных есть известный российский бизнесмен и молодые девушки. И сказала, что идет следствие.

Вот после этого отчета Саркози и сказал задумчиво, что за удовольствия иногда приходится платить. Ему надо было что-то сказать, поскольку вопрос я все же задавала ему. История стала неожиданностью для большинства сидящих в зале журналистов, как мне потом сказали. И мне показалось, что министр с искренним любопытством слушал доклад своей подчиненной.

Прохорова и остальных, как известно, отпустили через несколько дней. Лионская полиция выглядит в этой истории не лучшим образом – стоило ли так брать, если нечего предъявить. Саркози как шефу полиции это очков не добавило. На его кандидатском рейтинге, уверяю вас, господин Прохоров не оставил никакого отпечатка. Дивный текст, который я услышала от российского комментатора, что после трех дней в лионской кутузке господин Прохоров чувствует себя хорошо, меня искренне позабавил. Можно подумать, что господина Прохорова держали в кутузке в Краснокаменске неподалеку от урановых рудников. Парадоксально, как российские реалии и российские рефлексии отражаются на репортажах российских журналистов о перипетиях российских олигархов за границей. Я знаю олигархов, которых посадили под выборы, и никакой суд их бы не оправдал и не отпустил ни через три дня, ни через три года, даже если в своих помыслах они были куда более невинны, как господин Прохоров. Это – в другой стране. А в этой, которую господин Прохоров покинул, следователи слушают удивительный рассказ о том, что богатый средних лет мужчина привез на курорт целый самолет красивых девушек с чемоданами, наполненными презервативами, чтобы ему и его друзьям было с кем поговорить о высоком. И отпускают, если не могут доказать, что у господина Прохорова были иные виды на красивых женщин. И все это во всех подробностях обсуждается местными газетами, радио и телевидением. И лучше вам не знать, что именно они пишут про загадочную русскую душу.

Я за то, чтобы каждый развлекался за свой счет как хочет. Но если русские делают это в чужой стране так, что ими начинает интересоваться полиция, то не стоит обвинять в кознях кандидата в президенты этой страны. Кандидаты в президенты тоже не ангелы, но каждый отвечает сам за свой бардак.