Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Как запоминать имена

04.10.2011, 10:20

Глеб Черкасов о мудрых переменах в государственном устройстве

Перемены в порядке формирования Совета федерации — соответствующий закон должен быть принят уже на этой неделе — можно назвать самым прогрессивным политическим решением за последние четыре года. Наконец-то формальное устройство институтов государственной власти начали приводить в соответствие с тем, как оно есть на самом деле.

По старому порядку, действовавшему, впрочем, не так уж и долго, член Совета федерации регулярно был обязан предпринимать некие усилия для того, чтобы сохранить статус. Полномочия сенатора оканчивались одновременно со сроком полномочий отправившего его на Большую Дмитровку органа власти субъекта федерации. Но и просто получить подтверждение мандата было нельзя. Согласно одной из недавних новаций уважаемому человеку, мирно проводившему свои дни в Совете федерации, чтобы остаться в нем, нужно было еще избираться депутатом местного парламента в том субъекте, который он собирался представлять. Соответственно, из-за продления полномочий одного человека приходилось суетиться всем заинтересованным лицам и даже вмешивать в это дело ни в чем не виноватых избирателей.

Теперь с этим практически покончено: если у органа власти нет к сенатору вопросов, он может занимать свой кабинет сколько угодно. Никакой особой свободы рук или независимости от пославшего его региона новое правило члену Совета федерации не дает. При наличии политического решения он вылетит с Большой Дмитровки в две секунды: точно так же его бы уволили и при старых порядках, вне зависимости от всех прочих формальностей. Просто теперь без них вполне можно обходиться.

Между тем такие понятия, как «срок полномочий» и «голосование», не имеют к текущему политическому процессу никакого отношения. Это формальности, соблюдение которых не придает нашей политике никакого благообразия, а, напротив, вызывает только иронию. Вот во что обошлась государству именно по части уважения история с Красненькой Речкой?

Напротив, отказ от ненужной суеты может даже несколько поднять престиж решившегося на это государственного института. Особенно если приправить это убедительными примерами того, как упразднение формальностей ведет к экономии государственных денег. Гражданин на это падок: если рассказать о том, как сэкономили три рубля на скрепках, он простит разбазаренный миллиард.

Понятно, кстати, почему начали с Совета федерации. Во-первых, ему не привыкать к реформам, порядок его формирования корректируют настолько часто, насколько это вообще возможно. Во-вторых, нынешняя роль верхней палаты парламента в работе государственной машины такова, что никакой самый неудачный эксперимент ничему не помешает и никак не повредит. В-третьих, у Совета федерации новый руководитель, а в этом случае обязательно нужна хоть какая-нибудь эффектная акция.

Можно ожидать, что в самые ближайшие годы прогрессивное начинание получит дальнейшее распространение. Например, практика внутрипартийных праймериз позволит со временем отмереть такому суетливому и, по сути, ненужному мероприятию, как выборы. Достаточно будет предоставить партиям, которые имеют фракции в Государственной думе, право держать на Охотном Ряду тех депутатов, которые устраивают партийное руководство и партийный аппарат, столько, сколько нужно. Зачем убирать из Думы опытного работника или просто проверенного товарища только из-за того, что у него кончился срок полномочий? Зачем забивать ему голову выборами и прочей чепухой? Достаточно объявить, что руководство партии ему доверяет, и дело в шляпе.

А вот если депутат выпал из доверия, получил хорошее предложение о работе или просто физически не в состоянии исполнять свои функции, вот тогда у него надо изымать мандат и передавать — без всяких выборов, разумеется — другому, более адекватному моменту партийцу. Между прочим, парламентская оппозиция совершенно напрасно встретила предложение об обязательности праймериз в штыки. Это правило достаточно легко распространить на все партии, которым будет разрешено находиться в парламенте. В конце концов, оппозиция работает на устойчивость режима ничуть не меньше, чем его сторонники.

Кадровая и политическая стабильность будут достигнуты при таком подходе в течение двух-трех лет. И дети, которые уже пошли в школу, смогут без особого труда заучить имена не только руководителей высшего звена, но и своих депутатов и сенаторов. Их надо знать, потому что с ними теперь жить.