Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

День как день

15.06.2010, 11:05

История с тем, что именно отмечается 12 июня, может считаться образцово-показательным примером создания легенд на пустом месте. Самая смешная из них про якобы празднующийся 12 июня «День независимости». Когда доходит до этого, обязательно происходит диалог:

— А от кого независимость-то?
— Да хрен его знает
— Тогда что отмечать?

Аналогичный, но более эмоционально окрашенный диалог включает в себя упоминание о том, что из-за событий, случившихся 12 июня 1990 года, развалился СССР. Что именно в этот день был запущен процесс того, что потом получило название «крупнейшей геополитической катастрофы XX века».

Так вот, 12 июня 1990 года РСФСР в лице съезда народных депутатов ни от кого независимость не объявляла, из состава СССР не выходила, а сам текст декларации составлен из вполне себе благонадежных слов. Она, в частности, «торжественно провозглашает государственный суверенитет Российской Советской Федеративной Социалистической Республики на всей ее территории и заявляет о решимости создать демократическое правовое государство в составе обновленного Союза ССР». Аналогичные декларации обсуждали в тот момент парламенты всех союзных республик, также практически не помышляя о выходе из состава СССР. Декларации о суверенитете были инструментом для политической борьбы и ничем большим. РСФСР не собиралась отставать. За включение этого вопроса в повестку дня съезда проголосовали около 90% депутатов вне зависимости от политических предпочтений.

Праздником 12 июня было назначено через два года — в 1992 году. К этому моменту дату нагрузили уже двумя событиями — собственно декларацией о суверенитете и первыми выборами первого президента, которые вполне удачно для Бориса Ельцина прошли в 1991 году.

Надо сказать, что в 1992 году про то, что именно надо отмечать 12 июня, знали не больше нынешнего, однако и днем независимости этот день не называли. В целом символическое значение этого праздника было совершенно не очевидно для современников. Тем более что про декларацию о суверенитете многие из тех, кто за нее голосовал, старались лишний раз не вспоминать.

Уже к середине 1990-х годов 12 июня стало обычным неидеологическим выходным — поводом лишний раз съездить на шашлыки или покопаться в огороде. Кажется, даже каких-то больших специальных мероприятий не устраивали по этому случаю. Разве что в 1994 году партия «Демократический выбор России» учредилась, но, поскольку она не зажилась, других учреждений в этот день не было.

Простого объяснения, почему 12 июня не перестало быть праздником в середине нулевых, кажется, нет. Администрация Владимира Путина с легкостью убрала из числа праздников День Конституции и записала в этот список 4 ноября — дата по своей осмысленности не сильно отличается от 12 июня. Однако «день независимости» праздником остался, несмотря на то что поминание «лихих 90-х» стало с какого-то момента обязательным пунктом любого публичного выступления человека, желающего быть поближе к управлению. 12 июня 1990 года наряду с еще десятком дат вполне может считаться началом «лихих 90-х».

Можно, конечно, предположить, что нынешнее поколение руководителей испытывает некоторую слабость к тем временам, когда им удалось выйти из тени старших товарищей и заложить основу для нынешнего процветания. Никто их тех, кто сегодня занимает командные посты, в начале 90-х годов не то что не был вершителем судеб мира, но даже не мог на это претендовать. «Лихие годы» все изменили, и как же не почтить их праздником.
Впрочем, может быть и другое, более просто объяснение.

Одним из первых шагов Владимира Путина на посту президента была атака на «Медиа-мост» и его владельца Владимира Гусинского. Последний провел в тюрьме три дня (слово «всего-то» в случае с заключением любого человека под стражу совершенно неприменимо), однако сам факт ареста произвел должное впечатление на «всех, кого это касается». Именно на примере Гусинского Владимир Путин объяснил, чем он собирается заниматься на посту президента. А слова про то, как он «не дозвонился генпрокурору», — отличное описание того, как наступающая власть намерена объяснять свои действия.

Гусинского арестовали 13 июня, а окончательное решение об этом, говорят, приняли 12 июня 2000 года.
Как не любить такую дату.