Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Вече немых

24.07.2006, 11:34
Георгий Бовт

Давеча, в конце прошлой недели, глава ЦИК Александр Вешняков представил новую электронную штуковину, предназначенную для народного голосования. Для презентации штуковины он выбрал Великий Новгород. Нашел, как говорится, место.
Оно, конечно, было сделано с умыслом. В том смысле, что Вешняков напомнил, если кто забыл, откуда пошла на Руси суверенная демократия. Он сказал, что вече новгородское было «первой попыткой диалога власти с народом», и там вопрос решался по принципу «кто кого перекричит». Теперь, во времена торжествующей суверенной демократии, все решается уже совсем иначе, более надежными средствами. Таковые – электронную систему голосования – Вешняков и представил. И сказал, что она «лучше, чем у американцев». Мог бы и не говорить, потому что уж в чем в чем, а в этом как раз мало кто сомневался.

А знаете, почему? Потому что наш народ – лучше, в смысле – правильнее. Он с этой электронной системой голосования заживет, вот уж поверьте, душа в душу. А если занеможет он, богоносец, ходить на выборы, да ноги топтать, то эта электронная система его с легкостью заменит. А он даже и возражать не станет.
И не надо тут сейчас начинать вопить о русофобстве. Оно тут ни причем. Просто так – проще. А «упрощение жизни» – это на Руси есть великая движущая сила бытия.
В презентации Вешнякова, кстати сказать, можно усмотреть и еще один символический смысл. Тот, например, что Великий Новгород недавно по части демократии снова отличился. Не так, конечно, как бывало во времена торжества принципа «кто кого перекричит», но тоже ничего себе.

Там в июне прошел, знаете ли, городской референдум. Народ, основоположник суверенной (вечевой) демократии, спросили – не желает ли он, чтобы мэра его великого исторического города избирали прямым голосованием, али назначали, как назначают сейчас всех на Руси губернаторов. Знаете, что ответил народ? А ничего он не ответил. Потому как явка на тот референдум составила четыре с небольшим хвостиком процента от списочного состава. Остальные не пришли. Им – по фигу. Электронная система задействована не была, но в чем точно сомневаться не приходится – так это в том, что такие люди, конечно, стократ «лучше, чем у американцев». Это те, дурашки, считают, видимо, что мэр – это некое ответственное перед горожанами лицо, которое по их воле руководит городским хозяйством, что-то ремонтирует, что-то строит, а потом отчитывается пред горожанами в ходе очередной избирательной кампании. Да, еще получает от них зарплату в виде налогов.

Это, разумеется, совершенно упрощенный, даже извращенный, западнический взгляд на суть проблемы. Таковой нам глубоко чужд. Ибо нам известно, что и городское хозяйство, и его обустройство, и всякая дорога, мост, новая школа или больница – суть божественный дар власти, дарованной нам не дурным избирательным бюллетенем, но самим Богом, живущим на небесах и периодически спускающимся оттуда в моменты своего отдохновения и божественного соития с плебсом на золотых нитях или там каких волшебных средствах телепортации с мигалкой.

А еще неподалеку от Новгорода есть Псков. Тоже славен вечевой демократией. И там тоже – вот совпадение – прошел референдум по тому же вопросу. В нем приняли участие аж целых 8,22% (13 531 человек) от общего числа граждан, имеющих право голоса. По закону же нужно не менее 50%. То есть он тоже провалился.
И вроде как люди бы и не против, чтобы мэра избирать напрямую (их социологи на улицах спрашивали). Но, видимо, не так часто, чтобы не надо было часто ходить на выборы и напрягать мозг сравнением программ и планов обустройства городского благоденствия от разных кандидатов. Лучше, конечно, вовсе не ходить. Как не пошел народ на референдум.

И вот тут как раз пригодится электронная система, презентованная Вешняковым. Зря он, кстати сказать, отбрехивался от разных там (немногочисленных, разумеется) правозащитников, намекавших, что, дескать, будут всякие манипуляции, подтасовки и фальсификации. Вешняков им стоически возражал: мол, система работает по-честному и такого не допустит. Надо, сказал он, только «чтоб голосовали правильно».
Товарищ Вешняков, а что если народу уже и голосовать стало в лом? Что тогда? Может, подтасовочку? Для торжества суверенной демократии, дело-то святое. Народ-то ведь не против. А? Он уже давно никого не перекрикивает. И даже, похоже, уже не мычит.