Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
«Россия пошла на поводу у партнеров по сделке ОПЕК+»

Эксперты оценили согласованные действия США и Саудовской Аравии

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Reuters
Накануне совещания по соглашению ОПЕК+ Эр-Рияд выдвинул новый ультиматум, потребовав дополнительно сократить объем добычи еще на два миллиона баррелей, и этот же увеличенный объем сокращений распространить на весь первый квартал, напомнил доцент Финансового университета при правительстве РФ Леонид Крутаков. У Эр-Рияда, действующего в очевидной связке с Вашингтоном, есть своя логика, уверены эксперты . России же и ее представителям важно оставаться мудрым участником всех этих процессов, чтобы не оказаться заведомым аутсайдером соответствующих сделок и соглашений.

«Последние переговоры по сделке ОПЕК+ были очень тяжелыми. Саудовская Аравия пыталасьв очередной раз.сыграть в шантаж. Мы же помним, с чего начинался нефтяной кризис – именно Саудовская Аравия тогда выдвинула в последний день переговоров ультиматум, Россия отказалась от предложения саудитов, и тогда со стороны Эр-Рияда начался демпинг, который и привел к обвалу цен на нефть», — отметил Крутаков.

Вытесняют Россию?

Для анализа ситуации нужно понимать, что Саудовская Аравия не играет самостоятельно на энергетическом рынке со времен Пакта Куинси, заключенного с США, пояснил Крутаков. «Суть того соглашения состоит в том, что всеми энергоресурсами Саудовской Аравии распоряжаются США, а Вашингтон взамен им дает военное содействие и оказывает политическую поддержку режима. Вот с того момента фактически Саудовская Аравия является агентом США на энергорынке», — пояснил эксперт.

Сегодня идет переконфигурация рынка, наблюдается его передел, констатировал Крутаков.

«Идёт игра с нулевой суммой, даже не с нулевой, а с отрицательной. Потому что кого-то выкидывают, оттесняют с рынка, а кто-то занимает освободившуюся нишу, причем не за счет общего роста экономики и добычи, а за счет передела внутри. И если взглянуть с этой точки зрения на процесс, то мы видим немного иную картину. США не только нарастили добычу, а именно они сейчас лидируют в мировой добыче нефти, но и резко нарастили экспорт. По сравнению с 2018 годом в Азию их экспорт вырос на 43 с лишним процента, а в Европу — на 85 процентов. А это значит, что с этих рынков вытесняются другие поставщики. А кто у нас там другие поставщики в Европу и в Азию? Конечно, Россия», — уверен Крутаков.

Одновременно он напомнил, что китайская экономика вернулась к росту, в отличие от всего остального мира, и конечно, Азия в целом и Китай, а также Индия, в частности — сегодня драйверы восстановления мировой экономики.

«По спросу и по переработке Китай уже опередил США. То есть идет провал американского внутреннего рынка за счет пандемии. А в Америке к тому же есть и свои особенности. Так, все НПЗ в США ориентированы на тяжелую нефть. Вот весь импорт из Канады, раньше из Венесуэлы, чуть-чуть из Саудовской Аравии, российские мазуты – все это туда идет. Сланцевая же нефть, она легкая, и по этой причине не годится для НПЗ США. И вот когда внутренний рынок проваливается, образуются излишки легкой нефти. Ты начинаешь меньше закупать тяжелую, а легкую — начинаешь активнее продавать. Собственно, вот этот процесс, если так совсем упрощать, мы сейчас и наблюдаем. Конечно, Китай в этом смысле – рынок номер один теперь по спросу, а спрос – это один из главных, наверное, драйверов роста мировой экономики, и в том числе нефтяного рынка», - рассуждает Крутаков.

Политическое давление США

В свою очередь, экономист Михаил Хазин поделился наблюдением о том, что в соглашении ОПЕК+ написано, что ограничивается добыча, а вот по поводу экспорта ничего не сказано.

«У Саудовской Аравии за прошедшие годы накопились очень большие запасы, - продолжил он. — Поэтому экспорт может быть больше, чем добыча, и они продолжают нас, Россию, вытеснять. Кроме того, нельзя забывать, что Соединенные Штаты Америки используют еще и политические методы. Вашингтон ведь не только работает через ОПЕК+, используя Саудовскую Аравию как инструмент».

«Например, недавнее требование Трампа к Китаю состояло в том, чтобы убрать профицит внешнеторгового баланса. То есть Соединенные Штаты Америки сказали Пекину следующее: ребята, вы все равно покупаете нефть, так покупайте нашу нефть, и мы тогда не будем ограничивать ваш экспорт в нашу страну. То есть это политическое давление, — продолжает Хазин. — Почему мы этим не занимаемся, я не понимаю. То есть, мне кажется, что в этом смысле мы очень сильно идем на поводу у наших абсолютно реальных конкурентов».

Изначально у РФ должно было быть ограничение 5,8 млн баррелей в сутки с 1 января, а мы согласились на 7,2, то есть Россия на самом деле ухудшила для себя ситуацию, говорит Хазин.

Чему поучиться у саудитов

«Таким образом, в этом смысле мы опять-таки пошли на поводу (у партнеров по сделке ОПЕК+ — «Газета.Ru».) И мы не занимаемся политической поддержкой нашего экспорта. Саудовская Аравия, например, покупает, по крайней мере, доли в НПЗ в разных странах мира, и эти НПЗ, естественно, будут после этого покупать саудовскую нефть. А мы кому будем экспортировать? В общем, я могу сказать, что политически мы очень слабо выступаем на мировом рынке углеводородов», — резюмировал Хазин.

С тем, что США и Саудовская Аравия образовали прочную связку между собой, согласился и старший аналитик WMT Consult Валерий Андрианов.

«С одной стороны, США сделали вид, что они находятся как бы над схваткой. Вот Дональд Трамп, который у нас является гением твиттерной дипломатии, он постоянно писал, что нужны справедливые цены на нефть, но справедливые – читай низкие. Казалось, сделка ОПЕК+ поначалу была сорвана, США могли бы радоваться. Но в то же время Дональд Трамп стал звонить представителям руководства Саудовской Аравии, и настоятельно требовать, чтобы сделка уже все-таки была заключена, и заключена, получается, на американских условиях», — заметил Андрианов.

Потому что с одной стороны сейчас США, воспользовавшись ситуацией, получили приемлемые цены на нефть, а с другой стороны они получили свободные ниши на рынке, рассуждает эксперт. «Вот они и начали наращивать поставки как в Китай, так и в Европу. С другой стороны, Саудовская Аравия тоже не оказалась внакладе. Они же сократили фактически добычу на бумаге. Как вы помните, на 2,5 миллиона баррелей в сутки была сокращена добыча. И если Россия действительно завинчивала вентили на месторождениях, то Саудовская Аравия фактически это сделала на бумаге, поскольку она изначально завысила свой уровень добычи, на который шло сокращение», — отметил Андрианов

Миф о «нефтяной игле»?

Эр-Рияд, кстати, тоже не отстает от США в вопросе экспансии в страны Азии.

«Вот Саудовская Аравия недавно подписала соглашение с китайским НПЗ, она участвует в реконструкции и получает право на прямые поставки на азиатские НПЗ. Тем самым она составляет себе такую очень прочную базу, которая позволит ей в дальнейшем соперничать с Россией, — разъяснил Андрианов. — Соответственно, нашей стране тоже надо принимать какие-то решительные меры, чтобы в следующем году все-таки более активно защищать рынки, которые она с таким трудом в последние годы завоевывала».

Крутаков поспешил в конце дискуссии за круглым столом «России 24» развеять ещё один сложившийся в последние десятилетия миф — о так называемой «нефтяной игле».

«Вы вот знаете, какое место нефть и нефтепродукты занимают в экспорте США за прошлый год? Во всем экспорте. Первое место. На втором — ядерная отрасль, и лишь на третьем месте так называемая цифровая экономика», — отметил он.

«Да и когда в 2000-х годах были бунты по Европе, когда цены на нефть скакнули, то Европа оказалась более зависима от нефти, чем Россия и Ближний Восток. И вот тогда называлась стоимость первичного продукта в каждом барреле переработанной нефти – там только 16 процентов стоимости нефти, все остальное – налоги тех стран, которые продают и производят бензин. То есть на нефтяной игле сидит вся социалка запада, там все заложено в этих ценах», — резюмировал эксперт, попросив в этой связи российское государство всё-таки более жестко отстаивать свои интересы в рамках международных сделок