Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Вторая волна: кто сильнее пострадает от кризиса в России

Мировые индексы устремились вниз из-за второй волны коронавируса

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Ключевые глобальные показатели на фондовых, товарных и валютных рынках говорят о том, что инвесторы всерьез обеспокоены грядущей второй волной коронакризиса. Волнения связаны с новостями из США и Китая: на фоне сообщений о вспышке болезни в двух странах азиатские и американские рынки пошли вниз и потянули за собой нефтяные котировки и курсы валют развивающихся стран. «Газета.Ru» выяснила, как вторая волна кризиса может ударить по российской экономике.

Утром в понедельник, 15 июня, подавляющее большинство мировых фондовых рынков пережило падение из-за высокой вероятности возникновения второй волны распространения коронавируса. Неутешительные новости пришли из Китая. В Пекине в субботу инфекцию выявили на крупнейшем оптовом рынке «Синьфади»: на доске для разделки лосося, пишет «РИА Новости». Из-за этого рынок временно закрыли, у 45 из 517 посетителей рынка обнаружили вирус, а уже в понедельник власти города запретили проводить любые культурно-массовые мероприятия. А в городе Баодин, расположенном почти в 150 км от Пекина, и вовсе ввели режим военного времени.

Очередной всплеск числа зараженных зафиксировали и в США. В субботу, 13 июня, в стране выявили более 25 тысяч новых случаев коронавируса: до этого такие цифры, по данным счетчика The New York Times в прошлый раз фиксировались 5 июня, а до этого – 21 мая.

Такие новости не могли не сказаться на настроениях глобальных инвесторов. В понедельник

японский индекс Nikkei 225 упал на 3,47%, а китайский Shanghai Composite – на 1%. Американские S&P 500 и Dow Jones к шести вечера по Москве – минус 1 и 1,36% соответственно.

Вслед за фондовыми индексами последовали и нефтяные котировки. К пяти вечера по Москве, 15 июня, Brent подешевела на 0,7% (до $38,4), а американская WTI – на 1,9% ($35,6).

Тушите свет

Опрошенные «Газетой.Ru» аналитики сошлись во мнении, что вторая волна распространения коронавируса станет шоком для всей мировой экономики.

«Вероятность прихода второй волны кризиса в 2020 году весьма высока. Это связано, как с возможным осложнением эпидемиологической обстановки, так и с ситуацией на мировом рынке нефти»,

– уверен руководитель центра региональной политики ИПЭИ РАНХиГС Владимир Климанов.

Экономисты Morgan Stanley тоже опасаются влияния второй волны коронавируса на мировую экономику. Как пишет Bloomberg, в своем базовом прогнозе аналитики банка ждут управляемой второй волны к осени, которая приведет к введению частичных ограничений. Но в худшем случае, если эпидемиологическая ситуация приведет к жестким ограничениям, весь мир, по сути, ждет двойная рецессия.

Как это скажется на России

Если вторая волна коронавируса ударит по миру, российская экономика почувствует на себе все последствия. Уже 15 июня вслед за мировыми рынками индексы РТС и Мосбиржи подешевели на 1,8% и 1,2% соответственно (по данным на 18:03 по Москве). Рубль в то же время подешевел до 70,16 за доллар.

«Новая волна кризиса ударит в первую очередь по сегменту малого и среднего бизнеса, который уже понес серьезные потери», – считает глава люксембургского офиса консалтинговой группы «KRK Group» Никита Рябинин.

Эксперт считает, что если по всей стране снова будут вводиться строгие ограничения, то

массовые банкротства можно ожидать в сфере туризма, развлечений, общественного питания, гостеприимства и оказания различных услуг населению.

По мнению Владимира Климанова из РАНХиГС список отраслей, которые пострадают от второй волны коронавируса, пополнится нефтедобытчиками, другими добывающими отраслями и предприятиями первичной переработки. Из-за этого пострадают и бюджеты регионов, в которых они работают.

Аналитик «Фридом Финанс» Евгений Миронюк считает, что

кризис может проявиться гораздо сильнее в финансовой отрасли. По мнению эксперта, растущая закредитованность предприятий и организаций сочетается с трудностью погашения существующих кредитов.

Из-за новых ограничений может вырасти объем просроченной задолженности, что, в свою очередь, перерастет в долговой кризис.

На это, в частности, указывает то, что в ходе недавней встречи представители Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) попросили вице-премьера Андрея Белоусова расширить поддержку системообразующих компаний.

В частности, по информации «Ведомостей»,

бизнес надеется на смягчение критериев для получения льготных кредитов для пополнение оборотных средств и поднятия лимита такого кредита на группу компаний с нынешних 3 млрд рублей почти в три раза.

Собеседник «Газеты.Ru» из «Фридом Финанс» сказал, что сам факт такого обсуждения еще не говорит о тяжелом положении организаций малого и среднего бизнеса (МСП), но точно свидетельствует о недостаточности мер поддержки в определенных сферах. В частности, по мнению Евгения Миронюка, это касается непродовольственной розницы, предприятий общественного питания, сервисной и некоторых производственных отраслей.

Потребность бизнеса в дешевых кредитах говорит о том, что

под угрозой может оказаться и финансовая система России. Владимир Климанов из РАНХиГС рассказал «Газете.Ru», что текущий кризис в итоге будет носить тотальный характер и вряд ли обойдет стороной и финансовую систему.

«Насколько глубоким будет удар, и кто именно окажется в проигрыше, а кто сумеет даже упрочить свои позиции, конечно, покажет время», – разводит руками эксперт.

На прошлой неделе глава Банка России Эльвира Набиуллина в ходе встречи с депутатами Госдумы заявила, что часть заемщиков не сможет восстановить платежеспособность к концу года, в результате чего кредитные риски для банков выходят на первый план. Из-за этого банкам пришлось создавать дополнительные резервы, что не могло не сказаться на их прибыли:

по итогам мая российские банки заработали рекордно низкие 0,5 млрд рублей. Но в целом, по мнению Набиуллиной, банковская система пока справляется с нагрузкой.

Евгений Миронюк из «Фридом Финанс» уверен, что ситуацию с долгами коммерческого сектора можно будет решить через эмиссию и продажу краткосрочных корпоративных облигаций на вторичном рынке. А в худшем случае «плохие долги» могут быть переданы специальной государственной структуре.