Когда Хельсинки не Копенгаген

Как финны помогли «Северному потоку-2»

Дания согласовала строительство газопровода «Северный поток-2». Не исключено, что получению разрешения, которое было последним препятствием для стройки, способствовала другая крупнейшая сделка в европейской энергетике. Традиционно находящийся на хорошем счету в коридорах российской власти финский энергетический госконцерн Fortum объявил об увеличении своей доли в немецком Uniper, который софинасирует «Северный поток-2».

На завершающую стадию выходит крупнейшая за последние 10 лет сделка в европейской электроэнергетике: финский концерн Fortum приобретает мажоритарный пакет акций немецкого энергогиганта Uniper, который владеет генерирующими активами в Германии, странах Северной Европы и в России. В том числе Uniper принадлежит 15% в «Северном потоке–2». Российские регуляторы обещают в ближайшие месяцы предложить решения, которые снимут существующие ограничения по покупке Fortum 20,5% акций немецкого энергоконцерна у миноритариев — Elliott Management и Knight Vinke. Fortum рассчитывают закрыть сделку уже в первом квартале 2020 года, после чего его доля в капитале Uniper увеличится до более чем 70,5%.

В итоге Финляндия становится не просто территорией, через которую проходит трубопровод «Северный поток-2», но и активным участником, одним из акционеров проекта, присоединяется к международному консорциуму, в который до этого входили немецкие, австрийские, голландские и французские энергетические компании. Тем самым усилится международная поддержка проекта, который важен для нашей страны.

Финляндия является надежным партнером России в данном проекте, она никогда не политизировала вопрос согласования прокладки трубопровода. В 2018 году Хельсинки выдал все разрешения на «Северный поток-2». Финляндия стала второй после ФРГ страной, одобрившей проект.

«Мы благодарны Финляндии за прагматичный подход к одному из крупных международных европейских проектов – «Северному потоку – 2». Могу проинформировать вас о том, что сегодня закончена работа на финляндском участке — в финляндской исключительной экономической зоне — по прокладке этой трубопроводной системы», — заявил президент России Владимир Путин на пресс-конференции с финским коллегой Саули Ниинистё в августе 2019 года.

Владимир Путин даже ставил Fortum в пример президенту Франции Эммануэлю Макрону на ПМЭФ-2018. «Fortum проинвестировал $6 млрд, одна финская компания, а вся Франция — $15 млрд. Разве это нормально?» — говорил глава государства.

Премьер-министр Дмитрий Медведев также отмечал на прагматизм позиции Финляндии – она отделяет политическую составляющую от коммерческой.

«К этому проекту отношение как к нормальному коммерческому проекту, который строится на прагматических принципах, естественно, с соблюдением экологического законодательства. Это ровно то, что нужно для того, чтобы такой проект мог состояться. Не политизация самого проекта, самой идеи, а именно отношение к ней как к коммерческому проекту, то есть к бизнес-проекту», — отмечал глава правительства России.

Важно, что в реализации газовых проектов Fortum заинтересован не меньше России, поэтому участие компании «Северном потоке-2» способно предать ему новый импульс.

Выступая в октябре 2019 года на пленарной сессии Российской энергетической недели, глава Fortum Пекка Лундмарк дал следующую оценку необходимости строительства «Северного потока-2»: «Собственное производство газа в Европе падает, по крайней мере, на 50 миллиардов кубометров газа. 23% объема электроэнергии производится при помощи угля, и от угля Европа планирует отказываться. Германия, кроме того, будет выводить из строя ядерные электростанции. Аналогичные проекты по выводу энергетических ядерных мощностей обсуждаются в Бельгии, в других странах. Поэтому с коммерческой точки зрения абсолютно ясно, что этот проект востребован».

Финская компания считает развитие газовой генерации в Европе важной составляющей в период трансформации отрасли.

«В предстоящие десятилетия процесс энергетического перехода потребует значительных инвестиций не только в возобновляемые источники энергии, но и в газовую генерацию, технологии аккумулирования энергии и прочие решения, развивающие гибкость энергосистем, что необходимо для обеспечения надежности поставок и декарбонизации отраслей промышленности, транспорта, теплоснабжения и охлаждения. Мы видим, что компетенции двух компаний идеально дополняют друг друга. Учитывая совокупный объем EBITDA, который составляет приблизительно 3 миллиарда евро, Fortum и Uniper при условии согласованной работы будут находиться в выгодном положении для использования возможностей роста, которые открывают изменения в отрасли», – говорит Пекка Лундмарк.

Улучшению сотрудничества в области энергетики будет также способствовать сложившиеся за последние годы традиции активного политического диалога на высшем и высоком уровне между руководителями России и Финляндии. Главы государств, как правило, встречаются дважды в год.

16 июля 2018 года президент России Владимир Путин и президент Финляндии Саули Ниинистё провели переговоры в Хельсинки в увязке с проходившим в финской столице в этот день российско-американским саммитом и 22 августа — в Сочи. 9 апреля 2019 года Владимир Путин и Саули Ниинистё провели встречу на полях международного арктического форума «Арктика — территория диалога» в Санкт-Петербурге.

Регулярные контакты осуществляются по линии глав правительств: 26 сентября 2018 года Дмитрий Медведев и бывший премьер-министр Финляндии Юхо Сипиля провели переговоры в Хельсинки. 15 января 2019 года премьер-министр России Дмитрий Медведев встретился с председателем парламента Финляндии Паулой Рисикко на полях Гайдаровского форума в Москве.

Uniper и на глобальном рынке уходит из ряда сегментов, и в России в принципе тоже уже присутствует с не слишком большим желанием, говорит генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов.

«А Fortum, наоборот, пытается как-то здесь развиваться, инвестировать в разных сегментах, включая и возобновляемую энергетику, и традиционную энергетику. И ФАС, кстати, выступает скорее за Fortum: Игорь Артемьев заявляет, что Fortum — молодцы, хотят инвестировать, надо им помочь, что это такое, если законодательство препятствует. В этом плане получается, что наши регуляторы пытаются эту ситуацию разрулить в пользу Fortum, надеясь, что Fortum является как раз таким европейским инвестором, который не боится санкций и который можно ставить в пример», — указывает эксперт.