Король люкса: почему Европа растит жмотов

Француз Бернар Арно стал третьим владельцем состояния в $100 млрд

Люксовый король Бернар Арно, владеющий таким брендами, как Louis Vuitton, Moët, Hennessy вошел в тройку персон c состоянием в $100 млрд, сообщил Bloomberg. Тем самым Арно стал не только самым богатым человеком Франции и Европы, но и третьим в мире по богатству — после Джеффа Безоса и Билла Гейтса. Но успехи в бизнесе обернулись для него очередным скандалом — французы припомнили рекордно разбогатевшему Арно, как он обещал $200 млн, но так и не дал ни цента на восстановление французской святыни и символа — собора Нотр-Дам.

Основной владелец группы компаний LVMH — по первым буквам брендов Louis Vuitton, Moët, Hennessy — французский бизнесмен Бернар Арно стал персоной с состоянием более $100 млрд, сообщил Bloomberg.

Резко улучшить свое положение ему помог рост стоимости акций LVMH — на $32 млрд или на 43% с начала этого года — до $100,4 млрд.

По оценке Bloomberg, состояние Арно теперь составляет более 3% от ВВП Франции, что лишний раз указывает на пропасть между богатыми и бедными в его родной стране. Ранее по Франции прокатилась волна протестов «желтых жилетов», требующих от правительства улучшения положения малоимущих, в том числе смягчения налогового бремени, повышения минимального размера оплаты труда.

Король люкса

Французская экономика сегодня держится на трех китах: это агрокомплекс — в первую очередь виноградарство и виноделие. А также автомобильная отрасль и индустрия моды. И в производстве лакшери брендов у Арно сейчас практически нет конкурентов.

Арно называют «королем люкса» и от экономического кризиса он только выиграл. Бизнесмен считает, что бренды, которые ему принадлежат, – это отличные инвестиции в любые времена и они переживут ни одно поколение. Ему приписывают фразу: «Я гарантирую: Dom Perignon люди будут пить и спустя век».

Даже в условиях замедляющегося экономического роста в Европе (1,2% ВВП) и растущей торговой напряженности на глобальных рынках, пишет Bloomberg, аппетиты потребителей, в том числе китайских, на сумки Louis Vuitton или коньяк Hennessy ничуть не снизились, что и поддержало бизнес Арно, владеющего через LVMH еще и знаменитым домом моды Christian Dior.

Рост акций его компании на 43% является лучшим показателем во французском фондовом индексе Cotation Assistée en Continu — CAC 40 Index.

Богатейшим человеком в Европе Арно стал еще весной 2018 года. По версии агентства Bloomberg он заработал тогда $81 млрд евро. Бизнесмен также занял одно из лидирующих мест в мире по размеру состояния после Джеффа Безоса ($119 млрд) и Билла Гейтса ($106 млрд), опередив даже Уоррена Баффета ($87,4 млрд).

Арно, Пино и Тоталь: держите карман шире

Кроме Арно во Франции найдется еще немало мультимиллиардеров, которые вносят заметный вклад в общее богатство европейцев из рейтинга Bloomberg. Например, Франсуа Пино, владеющий такими всемирно известными брендами, как Gucci и Saint Laurent, и Патрик Пуянне, президент энергетической компании Total.

Пино считается другом Арно. И весьма удачливым бизнесменом.

Незадолго до кризиса 1973 года во Франции Пино продал свою компанию британским инвесторам за 30 млн франков, а после кризиса выкупил её обратно всего за 5 млн франков.

Разбогатев, Пино смог позволить себе приобретать предметы искусства. Его личная коллекция насчитывает сотни работ именитых мастеров, в том числе таких, как Пабло Пикассо и Энди Уорхол. Коллекционер и меценат Пино еще в 1999 году приобрёл аукционный дом Christie's, занимающийся продажей антиквариата и предметов искусства. Помимо этого, Пино принадлежат винодельческое хозяйство Шато Латур в Бордо, горнолыжные курорты театр Мариньи в Париже и футбольный клуб.

Пино состоит в браке с кинозвездой Сальмой Хаек. Он, между прочим, старше ее на 30 лет. Пара зарегистрировала брак 2009 году, пышная церемонию бракосочетания проходила в старинном оперном театре Ла Фениче в Венеции.

Что касается третьего французского богача — Пуянне, то он стал известен, когда возглавил Total после Кристофа де Маржери, погибшего в авиакатастрофе в аэропорту Внуково в 2014 году. Total принадлежит 20% в российском проекте «Ямал СПГ», первая очередь этого завода мощностью 5,5 млн т сжиженного природного газа в год была запущена в декабре 2017 года. Total готова разрабатывать газовые месторождения в российской части Арктики.

Пуянне далек от искусства, он получил классическое для нефтегазового топ-менеджера образование — парижский Горный институт. Он завсегдатай Санкт-Петербургского экономического форума и в этом году тоже отметился на ПМЭФ, где принимал участие в дискуссии о том, какая стоимость барреля может быть комфортной. И если таким гигантам, как BP и саудовским нефтедобытчикам нынешняя цена за баррель в $60-70 показалась не самой приемлемой, то Пуянне от лица своей компании сообщил о комфортной цене даже в $25.

Пуянне пообещал инвестировать в нефтегазовую отрасль «на запланированном уровне — $15 -17 млрд».

Фамилии Арно, Пино и Пуянне всплыли на днях в европейских СМИ в связи со скандалом вокруг реконструкции собора Нотр-Дам, пострадавшего от пожара. Миллиардеры публично заявили о том, что готовы дать десятки и даже сотни миллионов долларов на восстановление собора, считающегося одним из символов Франции. Но оказалось, что это пустые обещания. СМИ троллили списочников Forbes тем, что они пиарятся на святыне.

Как заявил архиепископ Парижа Мишель Опети, от богачей до сих пор не поступило ни цента. Деньги на собор дают не богатейшие граждане страны, а рядовые французы, а также американцы и жители других стран. И они уже собрали больше $1 млрд.

Пино пообещал $112 млн, Пуянне — примерно такую же сумму, а Бернар Арно говорил о готовности раскошелиться на 200 миллионов евро.

Представители Пино, Арно и Total подтвердили Associated Press, что действительно пока не перечислили средства в фонд восстановления собора. «Если коротко, мы готовы платить, но при условии, что это будет делаться в договорных рамках», — нашел отговорку представитель Пино.

В итоге СМИ вынесли приговор: миллиардеры все равно будут вынуждены выплатить обещанное и без всяких условий. Но ущерб их репутации меценатов и поклонников высокого искусства уже нанесен и никакими миллиардами это не измерить.