Пенсионный советник

Не спасет ни нефть, ни папа

Отставка президента Венесуэлы Мадуро несет угрозу российским нефтяным активам

Алексей Топалов 25.10.2016, 20:54
Miraflores Palace/Handout via Reuters

Президент Венесуэлы Николас Мадуро, стараясь удержать власть, пытается повлиять на цены на нефть. Но этого ему явно кажется мало — Мадуро обратился за поддержкой в Ватикан. Политологи говорят, что Мадуро просто тянет время, однако сохранить пост президента ему будет крайне сложно. Если к власти в Венесуэле придет оппозиция, это может негативно сказаться на российских нефтяных активах в стране.

Если в ближайшее время цены на нефть не получат мощный толчок вверх, для президента Венесуэлы Николаса Мадуро это будет означать отставку. Тяжелейший экономический кризис в Венесуэле, чья экономика более чем на 90% зависит от поступлений от нефтяного сектора, привел к тому, что оппозиция (у которой большинство в венесуэльском парламенте) намерена инициировать процедуру импичмента президента. Соответствующее постановление было принято в воскресенье.

Парламент обвиняет исполнительную власть страны в нарушении конституционного порядка и государственном перевороте.

Мадуро еще с начала года пытается хоть как-то исправить положение, в первую очередь путем повышения нефтяных цен. Именно Венесуэла вместе с Россией и Саудовской Аравией стояла у истоков идеи о заморозке уровня добычи нефти, о чем впервые было заявлено в середине февраля. Тогда, впрочем, заморозка провалилась из-за Ирана и той же Саудовской Аравии.

Вновь производители нефти вернулись к теме фиксации добычи уже во втором полугодии — с подачи опять-таки Венесуэлы. Теперь этот вопрос должен окончательно решиться на встрече ОПЕК 30 ноября.

Пока же лидеры нефтяного рынка продолжают консультации, а представители Венесуэлы — свое турне по миру. Так, во вторник Россию посетил венесуэльский министр нефтяной и горнорудной промышленности Эулохио дель Пино. Именно он в феврале наносил визиты в страны — производители нефти, уговаривая их заморозить добычу.

По итогам встречи с венесуэльским министром Минэнерго РФ сообщило, что основной темой переговоров во вторник стала координация совместных действий на рынке нефти. В частности, обсуждались вопросы участия в соглашении о заморозке добычи стран ОПЕК и независимых производителей.

Венесуэла предложила странам вне ОПЕК сократить совокупную добычу на 400–500 тыс. баррелей нефти в сутки, это половина того, что может убрать ОПЕК.

«Мы предложили странам, не входящим в ОПЕК, убрать с рынка 400–500 тыс. баррелей. Это пропорционально тому, что может убрать с рынка ОПЕК», — сказал венесуэльский министр.

В последнее время цены на нефть подросли и колеблются на уровне около $50 за баррель, но Венесуэлу такая цена не устраивает. По словам ведущего эксперта Союза нефтегазопромышленников России Рустама Танкаева, примерно такова себестоимость добычи нефти в бассейне реки Ориноко.

Операционные затраты на собственно извлечение одного барреля в Венесуэле ниже, но, как напоминает Танкаев, в бассейне реки Ориноко добывается очень «тяжелая» нефть, практически битум. И чтобы продать ее, еще необходима переработка, требующая дополнительных затрат.

При этом многие эксперты нефтяного рынка сомневаются, что соглашения по заморозке удастся достичь — в прошлый раз цены были почти на $10 за баррель ниже, а договориться все равно не удалось. Рынок склонен считать заявления о грядущем соглашении скорее лишь словесными интервенциями, предназначенными для поддержки нефтяных цен.

Но даже соглашение о фиксации добычи не спасет экономику Венесуэлы.

«Структурный слом в экономике страны уже случился, решительные меры следовало принимать год-полтора назад», — говорит главный экономист ЕАБР Ярослав Лисоволик.

По словам эксперта, заморозка добычи может дать кратковременный эффект для нефтяных цен, но затем в действие вступит такой фактор, как производство нефти в США. Дело в том, что американские нефтяные проекты настолько гибки, что очень быстро реагируют на изменяющуюся конъюнктуру рынка. Когда цены падают, проекты с высокой относительно текущей цены себестоимостью добычи сворачиваются. Это приводит к снижению предложения на мировом рынке, и через недолгое время цены вновь начинают расти.

Но как только цены поднимаются до определенного уровня (для разных проектов называлась цена в $50–60), американские проекты вновь запускаются. А это уже дает рост предложения и оказывает давление на цены.

Таким образом, даже если мировые производители смогут договориться, эффект роста цен (а следовательно, и положительного влияния на экономику Венесуэлы) не будет долгосрочным.

По оценкам Лисоволика, для того чтобы хоть как-то стабилизировать экономику, властям Венесуэлы неизбежно придется пойти на непопулярные меры.

В первую очередь — урезание социальных расходов и сокращение зарплат служащих госсектора.

Такие действия вряд ли прибавят популярности любой власти, и особенно Николасу Мадуро. Однако действующий президент Венесуэлы пытается всеми способами удержаться в кресле и привлек к решению этой задачи даже Ватикан.

В понедельник венесуэльского лидера принял папа Римский Франциск, и по итогам встречи эмиссар Ватикана, апостольский нунций в Аргентине Эмиль-Поль Шерриг, был направлен для оказания содействия Мадуро в переговорах с оппозицией, которые должны начаться 30 октября.

«Обращение в Ватикан со стороны Мадуро — это попытка потянуть время и «замутить воду», — комментирует первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин. Дело в том, что оппозиция заинтересована в том, чтобы до конца года был проведен либо референдум об отстранении президента, либо импичмент. В этом случае будут назначены досрочные выборы.

А вот если Мадуро удастся дотянуть до 2017 года, то, даже если его сместят, его обязанности до 2019 года, по венесуэльскому законодательству, будет исполнять нынешний вице-президент Аристобуло Истурсис, назначенный тем же Мадуро. «Режим в таком случае не сменится», — указывает Макаркин.

Но удержаться на посту венесуэльскому президенту, по словам политолога, будет весьма непросто. И даже посланник Ватикана Мадуро здесь не помощник — хотя бы потому, что Ватикан еще в XIX веке перестал быть в Венесуэле безусловным авторитетом.

«И если к власти в стране придут оппозиционеры, это может нести угрозу иностранным активам на территории Венесуэлы, в том числе российским», — предупреждает Макаркин.

Впрочем, угроза скорее теоретическая.

Политолог считает, что закупки оружия у России оппозиция, придя к власти, прекратит наверняка, так как будет введен режим жесткой экономии.

А вот с нефтью — основным интересом России в Венесуэле — ситуация не такая простая. «По нефтяным проектам разговор будет отдельный, и многое еще будет зависеть от того, кто именно из оппозиции станет лидером страны, — поясняет Макаркин. — Но в любом случае по отношению к России уже будет предубеждение, плюс в Венесуэлу могут прийти другие игроки, так что «Роснефти» определенно будет сложнее».

В Венесуэле у «Роснефти» есть доли в ряде нефтяных проектов: «Карабобо-2,4», «Хунин-6», «Петропериха», «ПетроМонагас» и «Бокерон». В первых трех российской компании принадлежит 40%, в «ПетроМонагасе» — 16,7%, в «Бокероне» — 26,67%. Контрольные пакеты принадлежат венесуэльской государственной PDVSA. Согласно данным с сайта «Роснефти», суммарные геологические запасы указанных проектов оцениваются более чем в 20,5 млрд т нефти.

Помимо этого в конце июля «Роснефть» заключила с Венесуэлой ряд соглашений на общую сумму в $20 млрд. Здесь речь уже идет о разработке газовых месторождений венесуэльского шельфа и о взаимных поставках нефти. Кроме того, «Роснефть» и «Интер РАО — Экспорт» рассматривают возможность строительства в Венесуэле генерирующих мощностей.

Вице-президент «Роснефти» Михаил Леонтьев ранее говорил «Газете.Ru», что деятельность компании в Венесуэле не зависит от характера власти, она проходит в рамках признанных международных процедур.