Пенсионный советник

Регионы уходят в долг

Standard & Poor's предрекает банкротство регионов

Рустем Фаляхов 05.06.2015, 09:13
observer.com

Регионы-банкроты — это уже реальность, утверждает рейтинговое агентство S&P. Но федеральная власть предпочитает не замечать проблемы. Ресурсы, выделяемые регионам (по 3% ВВП ежегодно), доходят с опозданием, а критерии распределения денег непрозрачны.

Из анализа финансового состояния регионов, проведенного международным рейтинговым агентством Standard & Poor's за последние 18 месяцев, следует, что российские регионы находятся в предбанкротном состоянии. Долговая нагрузка с учетом гарантий по кредитам вырастет с 33% доходов до 55–57% в 2018 году.

В структуре долгов преобладают краткосрочные банковские кредиты, а также учитываются облигации, бюджетные кредиты, предоставляемые Минфином, госгарантии по кредитам.

Банковские кредиты привлекаются регионами на финансирование растущих бюджетных дефицитов и рефинансирование старых долгов.

«Сроки по кредитам варьируются от года до трех лет, ставки на данный момент в среднем 14–15% для сильных в экономическом отношении регионов, до 20% для более слабых регионов», — пояснил «Газете.Ru» заместитель директора группы государственных финансов Standard & Poor's Карен Вартапетов.

Первый пошел

В первом квартале как минимум один субъект РФ допустил просрочку выплаты по банковскому кредиту, отмечает агентство, не называя сам регион.

«Кроме того, нам известны случаи, когда банк-кредитор был вынужден пролонгировать выданный ранее региону кредит по ставке ниже текущей рыночной, так как регион был не способен погасить или рефинансировать кредит», — добавляет Вартапетов.

Это может трактоваться как предложение об обмене ценных бумаг, сделанное в стрессовых условиях (distressed exchanged offer), или эквивалент дефолта.

Кроме того, S&P известны случаи отказа или отзыва регионами выданных ранее бюджетных гарантий до срока их истечения.

Федеральная власть не придает серьезного значения урегулированию региональных долгов. Несмотря на значительный объем федеральных трансфертов и бюджетных кредитов, выделяемых регионам (около 3% ВВП ежегодно), эти ресурсы не направлены напрямую на погашение регионального долга, отмечает S&P.

Даже в том случае, если федеральная финансовая помощь направляется в регион, «она часто несвоевременна, а критерии распределения таких средств труднопредсказуемы».

Некоторые из проблемных долгов образовались еще во время предыдущего кризиса. В частности, в начале 2009 года, когда доступ Томской области к финансовым рынкам был фактически закрыт, этот регион так и не получил бюджетный кредит на рефинансирование банковского кредита и избежал дефолта лишь путем принятия экстраординарных мер.

Помощь Московской области, допустившей неисполнение оферты по облигациям одного из областных предприятий в конце 2008 года, стала поступать уже после наступления дефолта и негативной реакции рынка.

В конце 2014 — начале 2015 года требование заключать с Минфином при получении бюджетного кредита соглашение о снижении дефицита бюджета привело к задержке помощи ряду регионов, испытывающих потребности в рефинансировании. При этом бюджетные кредиты выделялись даже сильным регионам — Москве и Санкт-Петербургу, не имевшим значительных проблем с ликвидностью.

Перспектива урегулирования долговой нагрузки пока не просматривается. Доходы регионов сокращаются на фоне падения российской экономики в целом. До 3% по итогам текущего года, прогнозирует министр экономического развития Алексей Улюкаев. «Но уже где-то с конца третьего квартала мы рассчитываем, что наклон кривой изменится и обозначится уменьшение цифр спада, измеренное к соответствующему периоду прошлого года», — сообщил в среду Улюкаев.

Второй фактор, влияющий на рост долговой нагрузки, — замедление роста прибыли в корпоративном сегменте и номинальных доходов населения, что ограничивает поступления по основным региональным налогам — налогу на прибыль и НДФЛ.

«При этом возросшие под давлением указов президента негибкие социальные расходы почти не оставляют регионам другого выбора, кроме как наращивать дефицит и долг, попадая в нестабильную ситуацию финансирования текущих расходов за счет заемных средств», — говорится в отчете S&P.

По оценке S&P, возможности регионов по погашению коммерческого долга (кредитов и облигаций) в этом году не превысят 400 млрд руб. ( $7,6 млрд), то есть около 5–6% их текущих доходов. К 2018 году эта сумма возрастет вдвое.

Еще 150 млрд руб. на рефинансирование коммерческого долга сможет направить федеральный центр. Часть потребностей может быть профинансирована дотациями на сбалансированность бюджетов — на это выделено более 110 млрд руб.

Доступ закрывается

Однако в любом случае большую часть потребностей регионам придется удовлетворять за счет заимствований на финансовых рынках, отмечает агентство, но доступ регионов к финансовым рынкам «может быть временно закрыт (как это было в конце 2008 — начале 2009 года) или станет слишком дорогим, что было характерно для начала 2015 года». На рынке банковского кредитования субъектов РФ доминируют Сбербанк и ВТБ (85% общего кредитования регионов).

Совокупные потребности в заимствованиях в 2015–2017 годах оцениваются S&P в размере 4 трлн руб., что подразумевает ежегодный 35-процентный рост рыночных заимствований регионов.

Потребность этого года — 0,9 трлн руб.

На фоне прогнозируемой стагнации банковского кредитования (в среднесрочной перспективе рост кредитования не превысит 10%) и структурных проблем в банковской системе России доступ регионов к финансовым рынкам может быть временно закрыт, резюмирует агентство.

«Долг регионов с учетом муниципалитетов на 1 мая составил 2,4 трлн руб.», — подсчитал Вартапетов. Аналогичной оценки придерживается и агентство Fitch.

Федеральный центр видит решение проблемы классическими средствами: предлагает рефинансировать часть коммерческих долгов за счет относительно дешевых бюджетных кредитов и стимулировать регионы к финансовой дисциплине, отмечает Вартапетов.

«Мы не говорим о массовом преддефолтном состоянии регионов, а сообщаем, что дефолты в нашем определении возможны (в отличие от распространенного мнения, что Минфин всегда придет регионам на помощь), иногда происходят (пока не массово) и что кредитное качество регионов в последние полтора-два года снизилось», — говорит Вартапетов.

Дефолтная двадцатка

Около 20 регионов России столкнулось с перспективой объявить дефолт. Такой вывод был сделан в мае Институтом управления социальными процессами Высшей школы экономики (ВШЭ). Наибольшая долговая нагрузка — на Чукотке (125% уровня доходов), в Смоленской, Костромской областях, Мордовии (более 100%), Карелии, Удмуртии, Белгородской, Вологодской, Астраханской, Пензенской, Саратовской, Амурской областях (80–96%).

Долговая нагрузка на региональный бюджет оценивается как сверхвысокая в 20 регионах России. Под «сверхвысокой» понимается объем выплат по долгам, который превышает средний показатель, то есть 33,5% доходов региона.

В 47 регионах объем долга превышает половину всех поступлений. Жизнь без долгов могут позволить себе только регионы с огромной нефтегазовой рентой — Тюменская, Сахалинская области, Ненецкий автономный округ.

Эксперты отмечают, что региональные власти будут вынуждены резко сокращать социальные расходы, чтобы платить по долгам. При этом объявлять региональные дефолты не позволит федеральный центр по политическим соображениям.

Минэкономразвития отказалось комментировать проблему долговой нагрузки регионов. Минфин не смог предоставить оперативный комментарий.