Санкции загонят россиян на дачи

Эксперты не уверены в точности расчетов Минсельхоза о продуктовом импорте

Минсельхоз некорректно посчитал объемы потребления сельхозпродуктов и доли импорта в нем, считают эксперты Высшей школы экономики. Последствия санкций могут быть серьезнее, чем предполагает министерство, уверяют аналитики. Прогноз Центра развития НИУ ВШЭ – снижение качества потребления у богатых, переход бедных к огородничеству советского образца.

Санкции – это мелочи жизни

По просьбе «Газеты. Ru» Центр развития НИУ ВШЭ проанализировал статистику потребления сельхозпродукции россиянами, долю импорта в этой продукции и ту часть продуктового импорта, которая попала под запрет. Статданные о потреблении были обнародованы главой Минсельхоза Николаем Федоровым во время брифинга в правительстве 7 августа.

Федоров заявил на брифинге, что зависимость России от продуктового импорта невелика. И уж тем более она некритична по сравнению с той частью импорта, которая попала под ответные российские санкции против США, ЕС, Норвегии, Австралии, Канады.

«В отношении доли импортной продукции, которая уменьшается по разным видам продовольствия, тоже приведу наши данные. Говядина: если страна потребляет 2,345 млн в год, то Евросоюз, Канада, США поставляют нам 59 тыс. тонн. Обратите внимание: потребляем 2,345 млн, а эти пять субъектов международного права поставляют 59 тыс. тонн — вообще мелочи», — сообщил Федоров. Он также привел данные по потреблению россиянами других видов мяса. Свинина: потребляем 3,415 млн — импорт 450 тыс. тонн.

«Более существенно, но абсолютно некритично, говорю ответственно, мясо птицы: 4,28 млн тонн потребляем, а поставляют эти страны 338 тыс. тонн — несущественно, мелочи», — сказал министр.

Потребление рыбы составляет 3,44 млн, импорт — 457 тыс. тонн, подсчитал Федоров. Молочной продукции россияне потребляют почти 36 млн тонн, а импорт — 459 тыс. тонн. «Вообще мелочи», — повторил Федоров.
Нет зависимости и от овощной продукции: потребляем 16 млн, импортируем 900 тыс. тонн. «Фрукты и ягоды: потребляем 11 млн, названные страны поставляют 1,6 млн», — уточнил Федоров, добавив, что «эти цифры нас не пугают».

В Минсельхозе «Газете. Ru» подтвердили, что самостоятельно готовили материалы к брифингу, они обнародованы на официальном сайте правительства.

Расчеты некорректны

Расчеты Минсельхоза некорректны, считают эксперты Центра развития НИУ ВШЭ. И предлагают собственные оценки. Самое большое расхождение между расчетами чиновников и ученых — по молочной продукции. «Минсельхоз оценивает импорт попавших под санкции молокопродуктов в 459 тыс. тонн. Это близко к цифрам, которые использует Центр развития — 429 тыс. тонн», — говорит эксперт Центр развития Николай Кондрашов.

Эта разница в оценках непринципиальна, отмечает эксперт. Но Минсельхоз оперирует еще одной цифрой — 36 млн тонн. Столько продукции россияне потребили в год. Это 2012 год. Данных Росстата за 2013 год пока нет.
Это первая некорректная деталь. Вторая состоит в том, что 36 млн тонн — это потребление всей молочной продукции после перевода ее в молочный эквивалент. Кондрашов поясняет, что такое молочный эквивалент. На производство каждой молочной продукции — масло, сыр, йогурт и т.п. — уходит разное количество сырья, в данном случае коровьего молока.

Например, для производства одной тонны сливочного масла нужно израсходовать примерно 21,9 тонны молока. Для тонны сыра потребуется 8,2 тонны и так далее. Тонны используемого молока — это и есть коэффициент. Для масла — 21,9, для сыра — 8,2 и так далее. Для самого молока используется коэффициент — 1,1.

Не валите все в кучу

Для чего необходимо переводить разнородную молочную продукцию к единому — молочному — знаменателю? Для того, чтобы она стала сопоставимой, для корректного расчета, поясняет Кондрашов. «Для перевода разнородной молочной продукции к единому знаменателю тоннаж продаваемого в магазинах коровьего молока должен умножаться на коэффициент: тоннаж сливочного масла на коэффициент 21,9, тоннаж сыров — на 8,2 и т.д.», — говорит эксперт.

Минсельхоз, рассчитывая импорт, попавший под санкции, не применил коэффициенты. По расчетам Минсельхоза, запрещенный импорт составил 459 тыс. тонн молочной продукции. Минсельхоз просуммировал поставки молока, сыра, масла и йогуртов в тоннах.

На самом деле, с учетом молочного коэффициента, запрещенный импорт составляет 2,3 млн тонн. А это, в свою очередь, 9,0% от всего потребления молочной продукции, а не 1,3%, которые получаются, если поделить приводимые Минсельхозом цифры», — отмечает Кондрашов.

«В докладе Высшей школы экономики не уточняется, каким образом сделаны расчеты доли импорта стран, к которым введены ограничения (к общему потреблению в РФ, или к общему ресурсу рынка РФ, или к общему импорту). Поэтому корректно прокомментировать приведенные расчеты не представляется возможным», — сказали «Газете. Ru» пресс-службе Минсельхоза.

Методика и политика

Чем меньше зависимость России от импорта, тем более оправданным представляется введение ответных санкций,тем выигрышнее выглядит и ведомство, отмечает Кондрашов. «Все мы ошибаемся. Но исключительность данного примера, мы полагаем, очевидна: расчеты использовались в качестве обоснования целесообразности принятия судьбоносного для страны решения — введения полномасштабных продовольственных санкций. Мы считаем, что такие важные решения должны приниматься на основе рассмотрения более аккуратных расчетов, подвергнутых сравнению с альтернативными оценками», — говорит эксперт ВШЭ.

Брифинг, на котором министр Федоров обозначил спорные данные по потреблению и импорту сельхозпродукции, был как раз посвящен разъяснению по санкциям, введенным указом президента Владимира Путина.

Серьезные расхождения в оценках потребления имеются и по другим товарам, попавшим под санкции, отмечает Кондрашов. «Совершенно не понятно, откуда Минсельхоз взял цифры по потреблению говядины — на 54% больше, чем данные Росстата за 2012 год, свинины — на 61% больше, рыбы — на 35% больше, фруктов и ягод — на 26% больше», — говорит Кондрашов.

Возможно, Минсельхоз оценивал потребление того или иного товара путем суммирования данных Росстата по потреблению и данных о запасах на конец года. Но это нельзя делать, так как потребление — это поток, а запасы — малоизменяемый запас», — говорит Кондрашов.

По говядине, рыбе, и особенно свинине источник данных или принцип расчетов Минсельхоза неясен, добавляет эксперт.

Бедные заплатят за санкции

Некорректные расчеты привели Минсельхоз к неверной оценке перспектив влияния санкций на потребление, говорят аналитики. Структура потребления продовольствия ухудшится, быстрого замещения импорта из ЕС, как планируют власти, не произойдет. Основной удар от введения эмбарго придется на низкодоходные группы населения, считают в Центре развития ВШЭ.

«Доля расходов на покупку продуктов питания в потребительских расходах домохозяйств трех групп населения с самыми низкими доходами превышает 40%, в то время как у верхней группы она составляет всего 16%», — пояснила «Газете.Ru» эксперт Центра развития Наталья Акиндинова.

При этом абсолютно во всех доходных группах доля мяса, рыбы, молочной и плодоовощной продукции в структуре продовольственного потребления составляет более 65%.

Ухудшение ситуации на продовольственном рынке одновременно со все продолжающейся стагнацией в экономике может вынудить низкодоходные группы населения сокращать свое потребление и, в перспективе, вернуться к использованию личных подсобных хозяйств, отмечает Акиндинова.

Для среднего класса и зажиточных слоев населения «неизбежным становится снижение качества потребительской корзины».

Эмбарго подстегнет инфляцию

Еще одно последствие некорректных расчетов — рост цен из-за нехватки продовольствия. По оценке ЦР ВШЭ, под запрет попали сырье и конечная продукция в объеме около $8 млрд. Под запретом оказались поставки из стран, которые обеспечили в 2013 году 37% от общего импорта. По данным Sberbank CIВ, Россия импортировала в 2013 году продовольственных товаров на $43 млрд. Из них под санкциями оказались примерно 20%, или $8,4 млрд.

Нехватка товаров из-за санкций будет естественной реакцией рынка на «шок предложения», уверены эксперты. Масштабы шока по группам товаров составляют от относительно безобидных 5–10% рынка в физическом выражении (говядина, птица, «молочка» кроме сыра, овощи), до весьма ощутимых 20–30% рынка (свинина, рыба, сыр, фрукты), отмечает Акиндинова.

Введенный Россией запрет на ввоз широкого перечня продовольственных товаров окончательно ставит крест на идее достижения низкой инфляции в текущем году, отмечает Кондрашов. По его оценке, потенциал повышения инфляции от введения санкций — 1,1 п.п., из которых почти 0,2 п.п. — за счет ослабевшего из-за санкций рубля.

По оценке Goldman Sachs, рост цен до конца года составит 8% и вынудит Центробанк провести еще одно повышение ключевой ставки до конца года.

«Инфляция по итогам года составит 7,7–8,0% против 6%, прогнозируемых нами три месяца назад, и 5,0%, прогнозировавшихся нами в конце прошлого года. Получается, что инфляционная «цена» украинского конфликта для российской экономики — около 3%», — говорит Кондрашов.

«Президент и правительство, похоже, настроены бороться с ростом цен излюбленными методами ручного управления. Если дойдет до публичного административного регулирования цен по сколь-либо широкому кругу товаров, дело может кончиться дефицитом продуктов, в первую очередь в отдаленных регионах, где ассортимент товаров обычно не столь широк, а транспортные издержки высоки», — беспокоится Акиндинова.

Запрет на импорт из стран, которые ввели санкции против России, разгонит инфляцию, но не приведет к дефициту продовольствия в стране, отмечали ранее аналитики Fitch.