Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Конкуренции здесь не место

Премьер Дмитрий Медведев: российская экономика остается «слабо конкурентоспособной»

Рустем Фаляхов 25.07.2013, 21:54
Екатерина Штукина/ИТАР-ТАСС

Антимонопольное законодательство у нас строгое, а «конкуренция пока слабенькая», признал премьер Дмитрий Медведев в четверг на заседании правительства. Он порекомендовал развивать конкуренцию в тех отраслях, которые прежде всего влияют на качество жизни: ЖКХ, общественные перевозки, связь, медицина. По мнению экспертов, сдерживает демонополизацию рынка прежде всего государство, присутствие которого в экономике растет.

Российская экономика остается «слабо конкурентоспособной». Таким заявлением на заседании правительства в четверг премьер Дмитрий Медведев предварил обсуждение темы развития конкуренции в России.

«Антимонопольное законодательство у нас довольно строгое, а вот конкуренция пока слабенькая. Проблемы с этой точки зрения остаются и на рынках сырьевых товаров, и в сфере естественных монополий, и в системе государственных закупок», — сказал премьер, сославшись на ежегодный доклад, подготовленный Федеральной антимонопольной службой (ФАС) к заседанию правительства.

По мнению главы кабинета, усилия властей, направленные на развитие конкуренции, недостаточны. Упрощение разрешительных процедур, обеспечение равного доступа к энергетическим ресурсам, инфраструктуре, сокращение избыточного количества государственных объектов — по всем этим направлениям работа идёт, отметил Медведев.

«Принимаются «дорожные карты», программы, но, если говорить откровенно, существенных сдвигов пока нет — это оценка и большинства предпринимателей, и экспертов», — сказал Медведев и порекомендовал развивать конкуренцию в тех отраслях, которые затрагивают интересы большинства граждан и касаются качества жизни: ЖКХ, общественные перевозки, услуги связи, медицинские услуги.

Глава ФАС Игорь Артемьев назвал темпы развития конкуренции в России «черепашьими». Монополизация рынка остается высокой из-за того, что доля государства в экономике не только не снижается, но и растет. «Госсектор стал ещё более доминирующим, ещё более сильным, а конкуренция за счет малого и среднего бизнеса пока не развивается», — сообщил членам кабинета Артемьев.

Еще один повод для беспокойства ФАС — административные барьеры. Мешает развитию конкуренции и административный ресурс, то есть вмешательство чиновников в условия ведения бизнеса. Эти три проблемы, негативно влияющие на демонополизацию рынка, постоянно фигурируют в разговоре с бизнесом, на них указывают и эксперты, сообщил Артемьев.

По его мнению, следует поставить точку в обсуждении темы, должен ли сейчас применяться закон о естественных монополиях, принятый в 1995 году. В соответствии с этим законом естественные монополии (РЖД, «Газпром» и другие) имеют конкурентные преимущества перед другими хозяйствующими субъектами. А должно быть наоборот, уверен глава ФАС.

«Внимание к ним и отношение к этим крупным, несомненно, очень важным столпам нашей экономики должно быть особенно пристрастным и особенно твёрдым и требовательным», — сказал Артемьев, признав, что этот вопрос не входит в компетенцию правительства и является политическим.

Артемьев заявил, что не намерен обсуждать проблему доминирования «Газпрома», но настаивает на приватизации РЖД. «Я искренне не могу понять, почему наши частные компании не могут получить локомотивы, формировать собственные поездные формирования, платить РЖД за систему безопасности и использование инфраструктуры и устроить конкуренцию на маршрутах», — сказал Артемьев.

Никого же не удивляет, что россияне летают на самолетах, принадлежащих частным авиакомпаниям, почему же локомотивы и вагоны не могут быть частными, недоумевал Артемьев.

Пример успешной конкуренции, по мнению Артемьева, — авиационные перевозки. Правительственная комиссия по развитию конкуренции приняла решение о допуске конкурентов на двух направлениях — в Италию и Францию.

«Сколько стоили билеты в Париж или Ниццу, все помнят. Сколько они стоят сейчас, наверное, знаете — просто цены рухнули», — похвалился Артемьев. По подсчетам ФАС, каждый дополнительный конкурент на авиамаршруте снижает стоимость билетов на 17%.

Добавляет конкуренции и допуск зарубежных лоукостеров. Они не кормят пассажиров в полете, но слетать сейчас в Европу можно за 50 евро, резюмировал глава ФАС.

Доклад Артемьева не понравился члену экспертного совета при правительстве, заведующей кафедры макроэкономики Российской экономической школы Наталье Волчковой: в нем нет оценки состояния конкуренции и быть не могло. Качественно оценить это невозможно: нет критериев, их надо разработать и дать Росстату для сбора информации, отметила эксперт.

Свои претензии к антимонопольному ведомству нашлись и у вице-премьера Аркадия Дворковича. Он против полной приватизации РЖД, в частности, подвижного состава. Не поддержал Дворкович и позицию ФАС по либерализации авиаперевозок. «ФАС была против безусловного внедрения невозвратных билетов (в случае отказа от перелета стоимость таких билетов не возвращается. — «Газета. Ru»), а обставляла это очень серьёзными условиями, которые, по сути, вели к ограничению конкуренции в этой сфере», — сообщил Дворкович.

Для того чтобы ФАС действовала эффективнее, ее нужно разделить на две службы, чтобы они конкурировали между собой, в шутку предложил вице-премьер.

Конкуренция не развивается не потому, что ФАС неэффективна, а потому, что этому противодействуют ведомства, считает первый вице-премьер Игорь Шувалов. «Дорожные карты» по развитию конкуренции блокируются. Министерства перегружены работой, особенно во время бюджетного процесса. «Но так вот рапортовать, что у нас ситуация улучшается по этим «дорожным картам», я бы, честно говоря, не стал», — сказал Шувалов.

В рейтинге глобальной конкурентоспособности, который рассчитывает Всемирный экономический форум (ВЭФ), в 2012–2013 годах Россия заняла 67-е место, опустившись на одну позицию по сравнению с предыдущим рейтингом.

Непоследовательная государственная политика, чрезмерное вмешательство органов власти в деятельность отдельных компании или, наоборот, чрезмерная защита отдельных участников рынка способны исказить конкурентную среду, отмечает Татьяна Радченко, руководитель дирекции по конкурентной политике Аналитического центра при правительстве РФ.

«Развитие конкуренции в России напрямую связано со снижением государственного присутствия в ряде отраслей экономики», — согласен аналитик Lionstone Investment Services LTD Владимир Панов.

«Повышение роли государства в различных отраслях экономики, о чем говорил глава ФАС, действительно вызывает большие опасения. По оценкам BNP Paribas, доля госсектора, например, в нефтяной отрасли увеличилась с 10% в 1998&--1999 годах до 40–45% к концу 2012 года, не считая последних приобретений «Роснефти», — говорит Радченко.

Росту конкуренции препятствует неразвитое проектное финансирование, большие процентные ставки по кредитам и отсутствие дешевых альтернативных источников привлечения инвестиций, отмечает Лариса Семенюк, директор по управлению качеством и методологией АКГ «Градиент Альфа». Уровень развития отечественного фондового рынка не позволяет привлечь значительные средства и, например, выпускать акции и облигации «под проект».

Вторым сдерживающим фактором является коррупция: «походы» за разрешительной документацией и поборы за ее оформление могут загубить даже самый хороший и продуманный проект.

«Есть и психологический момент — желание бизнеса получить исключительно «быстрые» деньги. В России не так много бизнесменов, которые хотели бы вкладываться в долгосрочные проекты», — говорит Семенюк.

«Разукрупнение естественных монополий в большинстве случаев ничего не даст — монополизм перенесется на региональный уровень, а альтернативные железные дороги, сети электропередачи и газопроводы все равно не появятся, — отмечает начальник отдела управления инвестициями и аналитической поддержки ИФК «Солид» Михаил Королюк.

В отдаленных российских регионах, куда частный бизнес не пойдет из-за низкой рентабельности, присутствие естественных монополий оправдано, считает Дарья Желаннова, заместитель директора аналитического департамента компании «Альпари». Развивать там конкуренцию затратнее, чем регулировать монополиста.

Реформа РЖД давно назрела, многое из того, что сейчас находится в сфере ведения госмонополии, можно отдать частному бизнесу. Ремонт вагонов, содержание объектов железнодорожной инфраструктуры, допустить к ж/д перевозкам частный бизнес, считает Алексей Кичатов, генеральный директор City Express. Но при нынешнем состоянии РЖД вкладываться в инфраструктурные проекты рискованно, необходимо повысить эффективность работы компании, ее прозрачность.

Инвестировать в инфраструктурные проекты — это и есть один из путей постепенной демонополизации РЖД, возражает Семенюк. Благодаря этому будет происходить процесс «разбавления» госсобственности РЖД частным капиталом, и компания начинает работать эффективнее. «Когда компания государственная, управление происходит с оглядкой на свой карман, а не на развитие, некоторые «особо эффективные» менеджеры считают, что если хозяин — государство, значит, компания ничейная и можно воровать», — говорит эксперт.