Пенсионный советник

Вызов Сечину

Вице-премьер Аркадий Дворкович хочет обойтись без «Роснефтегаза»

Екатерина Мереминская 24.08.2012, 10:14
Аркадий Дворкович выступил против объединения ФСК и МРСК через «Роснефтегаз» РИА «Новости»
Аркадий Дворкович выступил против объединения ФСК и МРСК через «Роснефтегаз»

Вице-премьер Аркадий Дворкович предлагает исключить «Роснефтегаз» из процесса консолидации энергетических компаний. Предложение председателя совета директоров «Роснефтегаза» Игоря Сечина он считает не только слишком дорогим, но и противоречащим законодательству. Это прямой публичный вызов Сечину: реальный аппаратный потенциал оппонентов определит финальное решение Владимира Путина.

Объединять управляющую магистральными сетями ФСК ЕЭС и контролирующий распределительные сети «Холдинг МРСК» необходимо без участия «Роснефтегаза», настаивает вице-премьер Аркадий Дворкович. 10 августа он направил письмо президенту, в котором объясняются минусы предложенной председателем совета директоров «Роснефтегаза» Игорем Сечиным схемы и содержатся альтернативные предложения (документ цитирует «Интерфакс»).

«Объединение двух холдингов во вновь создаваемой Национальной сетевой компании — это, фактически, приватизация стратегических предприятий, которая требует изменений в законодательстве», — говорится в письме.

Возможность государственного «Роснефтегаза» (владеет 75,16% «Роснефти», 10,7399% «Газпрома», а также 7% акций Каспийского трубопроводного консорциума) выступить инвестором компаний ТЭК, которые могут быть приватизированы, следует из указа, подписанного Путиным в мае 2012 года. «Роснефтегаз», согласно указу, должен предоставлять программу финансирования сделок по продаже этих акций, для которых будут использованы дивиденды. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков объяснил тогда, что деятельность «Роснефтегаза» направлена «на обеспечение стабильности этого сектора на фоне приватизационного процесса».

Осведомленные источники сообщали, что Сечин, возглавляющий «Роснефть» и совет директоров «Роснефтегаза», намерен создать на базе госкомпании крупный многопрофильный холдинг (условно называемый «РосТЭК»), который мог получить в управление «Транснефть» и «Зарубежнефть», а в энергетике — объединенные активы ФСК и МРСК, «Интер РАО ЕЭС» и «Русгидро».

Тогда же в мае Путин подписал указ о включении крупнейших энергетических госконцернов — «Русгидро», МРСК, ФСК и «Системного оператора» — в категорию стратегических предприятий, что перевело их из сферы компетенции правительства в сферу компетенции Кремля. Приватизация этих компаний была отложена на неопределенный срок.

Правительство единогласно выступило против объединения ФСК и МРСК на базе «Роснефтегаза».

«Они (предложения «Роснефтегаза» — прим. «Газеты.Ru») были изложены на заседании комиссии при президенте по развитию ТЭК, но не получили одобрения», – сообщил Дворкович по итогам заседания комиссии в июле. Против интеграции ФСК и МРСК на базе «Роснефтегаза» выступают все члены правительства, поскольку нет аргументов за, уточнил вице-премьер «Газете.Ru», добавив, что в правительстве поддерживают вариант слияния без «Роснефтегаза». В письме Путину Дворкович подробно рассмотрел минусы предложения Сечина и плюсы правительственного.

На выкуп акций у миноритарных акционеров при первой схеме потребуется 400 млрд руб, подсчитал Дворкович.

Государство при этом потеряет контроль над электросетями в части обеспечения энергией потребителей, реагирования на чрезвычайные ситуации и тарифного регулирования. Эта схема, пишет Дворкович, противоречит закону «Об энергетике» и принципам реформы электроэнергетики, которая и отделила генерацию от распределения.

Вице-премьер предлагает присоединить МРСК к ФСК ЕЭС и перейти на единую акцию, без учета дочек МРСК. Риски при таком подходе связаны с предъявлением к выкупу акций миноритариями обеих компаний (расходы предварительно оцениваются Минэнерго в 98 млрд рублей), а также с возможными требованиями кредиторов на сумму около 300 млрд рублей.

Второй вариант предполагает внесение госпакета акций МРСК (55,95%) в уставный капитал ФСК. Расходы на выкуп у миноритариев холдинга в этом случае — до 37,2 млрд рублей, а кредиторы могут предъявить к погашению 189,1 млрд рублей, но этот риск, как убеждает Дворкович, минимален.

В обоих вариантах акции остаются в федеральной собственности.

Еще одно предложение Сечина, которое критикуется в письме — участие «Роснефтегаза» в докапитализации «Русгидро» и «Интер РАО». «Роснефтегаз» намерен в 2012–2013 годах участвовать в допэмиссиях «Русгидро» и «Интер РАО» на 85 млрд рублей, которые необходимы компаниям для строительства на территории Киргизии Верхне-Нарынского каскада ГЭС и Камбаратинской ГЭС-1. Начало реализации проектов запланировано на 2015 и 2018 год соответственно.

Председатель правления «Русгидро» Евгений Дод практически одновременно с Дворковичем написал президенту и попросил ускорить меры по докапитализации компании согласно предложениям «Роснефтегаза», чтобы завершить эти мероприятия не позднее I квартала 2013 года.

Но правительство считает выделение денег раньше середины 2015 года нецелесообразным, поскольку не готово технико-экономическое обоснование проектов, и называет это «неэффективным использованием денежных средств, находящихся на счетах «Роснефтегаза».

Дворкович также высказался против передачи 40% акций «Иркутскэнерго» «Роснефтегазу». Эти акции нужны «Русгидро» для обмена, чтобы получить блокирующий пакет в «Евросибэнерго». Продажа акций «Иркутскэнерго» «Роснефтегазу» без их последующего приобретения «Русгидро» блокирует возможность осуществления сделок по консолидации сибирских гидроактивов, считает вице-премьер.

Вся сложная схема «Роснефтегаза» — продажа пакета акций «Иркутскэнерго», допэмиссия Интер РАО и «Русгидро» будет стоить «Роснефтегазу» практически всех его денег — 163,5 млрд рублей, пишет Дворкович. Он предлагает передать в капитал «Русгидро» 50 млрд рублей, которые «Роснефтегаз» перед этим выплатит государству как дивиденды за 2011 год, и прямую продажу акций «Иркутскэнерго» компании «Русгидро».

«То, что правительство и комиссия не поддержали идею Сечина, можно расценивать как публичный вызов. Окончательное решение по ФСК и МРСК покажет относительную силу Сечина и Дворковича, а та сторона, чья схема в итоге будет принята, окажется не только аппаратным победителем, но и будет восприниматься общественным сознанием как доминирующая», – говорит Николай Петров из Московского центра Карнеги.

«Сложившаяся неопределенность с объединением ФМК и МРСК отражается на капитализации обеих компаний, — говорит Василий Конузин из АФК «Алемар». — Речь идет о полной неопределенности не только в том, кого к кому присоединят и кто будет номинальным держателем распредсетей. Есть ключевые вопросы, которые могут затронуть и производство. Это негативно сказывается на привлечении средств для обеих компаний, у которых колоссальные инвестиционные обязательства. Производственного потока обеих компаний пока хватает только на обслуживание долгов, которых они набрали. Но чтобы вкладывать по 150–200 млрд рублей в год в строительство новых мощностей, сетей, нужно идти за заемным капиталом».

Решение, по его словам, даже с учетом сезона отпусков, можно было бы принять за два месяца. «Но сейчас началось перетягивание каната», — констатирует он. «С точки зрения бизнеса предложение Дворковича более привлекательно, поскольку объединение всех активов в одну холдинговую структуру создает риски. А Сечин — дополнительный отпугивающий элемент для западного капитала», — говорит Конузин.