Инвестиции с послевкусием

Швейцарский Starwines Chefs Fund предлагает экзотический инвестиционный инструмент — вложение средств в лучшие вина Франции

Photo Monkey/flickr.com (CC BY 2.0)
Хорошее французское вино можно просто пить. Можно коллекционировать его и опять же пить. Но лучше рассматривать вино в качестве объекта инвестиций, предлагает швейцарский фонд Starwines Chefs. Доходность при этом может составить 16–20% годовых. Совсем неплохо для кризисных лет.

Швейцарский Starwines Chefs Fund предлагает экзотический инвестиционный инструмент — вложение средств в лучшие вина Франции. Рискнуть предложено состоятельным людям не только в России, но и в Китае, Индии, Корее (конечно, Южной) и в некоторых других азиатских странах.
Экспансия в Россию и Азию мотивирована двумя соображениями. У старушки Европы вина хоть залейся. Потребление из года в год падает. Верится в это с трудом, тем не менее, по данным исследовательских компаний Euromonitor International и Actrium Solutions, это так. В странах Европы потребление вина упало с $61 млрд в 2002 году до $58 млрд в 2007-м. И ожидается дальнейшее снижение — до $55 млрд в 2012 году. Хуже того, в 2017-м потребление сократится до $52 млрд.

Правда, по-прежнему привлекателен рынок США. Спрос там будет увеличиваться, но более медленными темпами, чем в Азии. По итогам 2002 года потребление вина американцами составляло $15 млрд, в 2007 году $19 млрд, на 2012 год прогнозируется показатель на уровне $22 млрд, а на 2017 год целых $25 млрд.

Те же исследования показывают, что

в перечисленных азиатских странах в 2002 году потребили вина всего на $5 млрд, к 2007 году потребление выросло до $7 млрд. Сейчас, по подсчетам уже самого фонда, в Азии выпивают вина на $10 млрд. Прогноз на 2012 год — потребление достигнет $17 млрд, в 2017 году — $27 млрд, уверяют эксперты.

Но не только прогнозируемый троекратный рост потребления вдохновляет руководство фонда Starwines Chefs на завоевание азиатских рынков. Они держат в голове тот факт, что Китай и Россия не только не снизили потребление товаров в категории Luxury, но и нарастили этот сегмент. Косвенно, но довольно красноречиво об этом свидетельствует тот факт, что в России, по данным Forbes, за прошлый год удвоилось количество долларовых миллиардеров.

А емкость китайского рынка видна хотя бы на таком примере. У автопроизводителей КНР считается в последние годы страной, покупающей баснословно дорогие авто. Например, самый роскошный автомобиль компании Volkswagen — Phaeton (цена в России 4 млн рублей) — в своей обновленной версии был впервые представлен этой весной на автосалоне в Пекине.

И все же не помешает проверить расчеты экспертов. В самом ли деле жители Пекина распробовали напитки из долины Роны? Мы дозвонились в Пекин до сотрудницы одного из московских банков Ольги Иващук, которая находится сейчас в командировке в столице Китая. «За пять дней пребывания в Китае нам ни разу не попалось вино, его не было нигде, ни в местных магазинах, ни на деловых приемах. Довольствовались местным 3% пивом отвратительного вкуса», — констатирует Иващук.

Похоже,

китайцы, хотя и восстанавливают экономику после кризиса завидными темпами, до хорошего французского вина еще не доросли.

С другой стороны, наше экспресс-исследование китайского рынка не вполне корректно. Ведь для инвестиций предлагается французское вино стоимостью 300–400 евро за бутылку 0,7 литра. Явно не тот продукт, который должен быть массово представлен в рознице. Впрочем, подойдет ли вино тем же китайцам и какие именно марки будут наиболее востребованы, решать профессионалам — партнерам фонда из числа французских шеф-поваров, работающих сейчас за пределами родины, в ресторанах, отмеченных, между прочим, тремя мишленовскими звездочками.

А сама схема приумножения инвестиций выглядит так:

покупатель вина должен будет купить акций фонда по себестоимости минимум на 125 тысяч евро. Всего планируется привлечь средств инвесторов на 25 млн евро. На эти деньги и будут закуплены вина — именно те марки, которые будут наиболее востребованы азиатскими потребителями (по мнению французских шеф-поваров).

Фонд берется управлять винными активами всего за 0,9% в год от размера инвестиций. Вино будет продано дистрибьюторам с накруткой в 25%. Как минимум через три месяца (или после того как продажи вина достигнут 1 млн евро) инвестор получает право выйти из фонда, получив вложенные средства и проценты.

Самая минимальная доходность французских вин из долины Роны не менее 16% годовых. На самом деле фонд рассчитывает выручить гораздо больше, мотивируя это тем, что для инвестиций выбрано вино урожая 2009 года. А это лучший за последние четверть века год во Франции с точки зрения климатических условий — количества солнечных дней, температуры воды, воздуха и почвы и даже преимущественного направления ветра.

Так что вино этого года считается уникальным по качеству и вкусовым характеристикам. Оно будет еще долго продаваться, причем задорого, даже если всех накроет второй волной кризиса, верят в Starwines Chefs Fund. Первые партии пока еще ординарного вина уже задействованы для инвестиций. Первые итоги подведут этой осенью, накануне нового урожая.

Эксперты не готовы давать однозначные оценки, когда речь заходит о столь специфическом (по крайней мере для России) инструменте, как инвестиции в «жидкую валюту». С одной стороны, известно, что во время кризиса потребление дорогих финн в России упало чуть ли не на треть.
С другой стороны, ноу-хау швейцарцев весьма привлекательно. «В категории дороже ста долларов за бутылку у французской продукции нет конкурентов, да и мало какой еще финансовый инструмент будет иметь в ближайшие годы двукратный потенциал к умножению, как у французских вин», — считает глава инвестиционной компании «Арбат капитал менеджмент» Алексей Голубович. По его оценке, доходность качественных французских вин в 20% вполне реальна.

Спрос на импортную алкогольную продукцию в развивающихся странах, в первую очередь в странах Азиатско-Тихоокеанский региона, в последние годы рос достаточно динамично. «Например, для Китая данный показатель оценивается рядом специалистов в среднем на уровне 25% за несколько последних докризисных лет. И можно предполагать сохранение и усиление подобных тенденций», — говорит аналитик УК «Финам Менеджмент» Максим Клягин. Вместе с тем, отмечает эксперт, уровень платежеспособного спроса в Азии все еще весьма невысок, а культура потребления и, соответственно, вкусовые предпочтения весьма своеобразны. Будут ли состоятельные китайцы, для которых вино в новинку, вкладываться в неизученный инвестиционный инструмент, большой вопрос. Поэтому, с точки зрения отдачи от вложений, корректнее говорить о долгосрочной перспективе, полагает Клягин.

Российские виноделы разделяют вина на четыре ценовые категории: совсем дешевые вина (до 250 рублей), вина средней ценовой категории — стоимостью 250–550 рублей за бутылку, дорогие вина (стоимость свыше 550 рублей) и люксовые, или элитные, вина,

уточняет генеральный директор компании «Финэкспертиза» Агван Микаелян. «Наибольшее сокращение потребления мы видим именно в третьей ценовой группе. Вероятнее всего, именно эти вина употреблял наш так называемый средний класс, который больше всего и пострадал в результате кризиса. Сейчас спрос в этой нише ужался едва ли не до 10% от прежнего», — говорит Микаэлян.

Однако вина низшей и средней ценовой категории переживают сейчас настоящий бум. Продажи в этих сегментах возросли процентов на 25%, что для винного рынка очень существенно. В некоторой перспективе можно ожидать, что гастрономические предпочтения покупателей вина найдут свое логическое продолжение в таком специфицеском инструменте, как инвестиции в вино, резюмирует Микаэлян.