Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт

«На неинноваторов обижаться не будем»

Сурков поговорил с бизнесменами об инновациях

Андрей Ковалевский 13.05.2010, 11:07
ИТАР-ТАСС

Промышленники и предприниматели могут стать инноваторами. В этом уверен первый замглавы администрации президента Владислав Сурков. На заседании РСПП, посвященном новым технологиям, Сурков поведал о разнице между модернизацией и инновацией, рассказал, почему в России экономика плоская, а вертикали жесткие, и пообещал не наказывать тех членов РСПП, которые инноваторами стать не смогут.

Промышленники и предприниматели, собравшиеся во вторник в символичном месте — современном отеле Ritz Carlton (раньше здесь было серое здания советского «Интуриста»), Владислава Суркова очень ждали. Ведь именно он должен был стать главным действующим лицом съезда РСПП и пролить немного света на пока еще загадочный проект иннограда в Сколково. «Владислав Юрьевич задаст векторы нашей с вами дискуссии», — сразу предупредил президент РСПП Александр Шохин.

Но Сурков сильно задерживался. Шохину ничего не оставалось, как тянуть время продолжительным спичем о роли модернизации в масштабах страны. «Ну вот и Владислав Юрьевич. Дотянули, и регламент не пришлось ломать», — с явным облегчением и даже какой-то не свойственной ему эмоцией в голосе произнес Шохин, поспешно уступая место на трибуне Суркову.

Сурков извинился, но не за опоздание. «Я артист разговорного жанра, — сразу признался Сурков. — И понятно, что не претендую на то, чтобы знать все». И тут же перешел в наступление. Для начала он покритиковал заметку главы РСПП Шохина, опубликованную в «Известиях», — «Инновации против модернизации».

«Ну как могут быть инновации против модернизации? — удивлялся Сурков. — Автор вроде бы Александр Шохин, но потом начали разбираться, и получается какой-то лже-Шохин».

«Это заголовок такой придумали, на сайте у них одно, а в печатной версии другое. Скорее, редакционная проблема», — тут же оправдался глава РСПП. Но такое оправдание Суркова явно не устроило, потому что он популярно объяснил, что такое модернизация, а что — инновация. Модернизация это всего лишь текущее переоснащение, не связанное с творческим процессом. У инноваций более серьезное определение. Это внедренное новшество обладающее высокой эффективностью. Вещи разные, но неразрывные, говорил Сурков. И тут же признался, что в качестве источника своих знаний далеко не ходил, просто залез в «Википедию».

«Мы часто слышим стенания, что в стране нет демократии, что нет конкуренции и поэтому ничего не получится в Сколково, — перешел к основной части Сурков. — Мол, у нас брутальный стиль управления. А я вам скажу, что такой стиль управления как раз и происходит от примитивной плоской экономики, основанной на простых функциях. Типа добыл — продал».

Жесткие прямые вертикали власти, пояснил Сурков, как раз и появляются там, где экономика плоская, не инновационная: «Эта такой фундаментальный закон».

Сейчас, по словам Суркова, надо собраться в творческую группу и определить потребности бизнеса: «Понять какие у проекта должны быть льготы и должны ли они быть вообще».

Впрочем, прямых ответов от промышленников и предпринимателей Сурков не получил — пришло время выступить и главному координатору Сколковского проекта бизнесмену Виктору Вексельбергу. Он сразу признался, что впервые после вступления в столь важную должность говорит о проекте при такой серьезной аудитории. И сразу стал отчитываться о уже проделанной работе. Правда, конкретики было мало. Вексельберг лишь напомнил, что в рамках сколковского иннограда будут работать четыре центра, а управлять проектом будут три совета. Причем грамотных управленцев уже нашли. Курировать научную работу, например, будет ученый-физик Жорес Алферов. Появятся и сопредседатели-иностранцы. Это бывший глава Intel Крэйг Баррет, а также лауреат Нобелевской премии биохимик Роджер Корнберг.

Вслед за Вексельбергом слово взял президент РЖД Владимир Якунин. Как он тут же дал понять, о модернизации он один из немногих может говорить предметно. Якунин не упустил случая поругать практически все естественные монополии, кроме той, что находится в его подчинении. «Вот мне непонятно, почему оценивают уровень модернизации по количеству вложенных денег, а не по отдаче компании, — возмущался Якунин. — Понятно, что «ЛУКойл» или «Газпром» тратят больше всех. Но оценивать надо эффективность». Якунин сообщил, что его молодые специалисты сумели победить наледь на проводах ультразвуком. А еще они, по словам Якунина, придумали семафор на основе диода зеленого цвета. В мире нет нигде зеленых диодов, а такие семафоры очень нужны. «И это не потому, что мне нравятся молодые юноши и девочки, а потому что отдаю отчет в том, что если они не будут заражены нашей идеологией, смены не появится», — пояснил Якунин.

Пожалуй, единственным серьезным оппонентом риторике Суркова оказалась заместитель гендиректора СУЭК Анна Белова. По ее словам, в сомнительности проекта Сколково виновата вовсе не нынешняя плоская экономика или отсутствие или наличие каких-то льгот: «Мы все понимаем причины происходящего. Надо честно вслух сказать, что проблема заключается в том, что, когда есть конкуренция за административный ресурс, а не за эффективность, никаких перспектив у модернизации, а тем более инноваций не будет. Чтобы двигаться вперед, нужно менять парадигму в целом.

Одного выделения госфинансирования точно недостаточно. Нужно менять институты власти, больше доверять бизнесу». Если правила игры останутся прежними, все это останется маленькой потемкинской деревней, огорчила замглаву администрации президента Белова.

Сурков уже было собрался ответить Беловой, но намечавшейся жесткой полемике помешал сидящий рядом Шохин. За каких-то пять минут он, как настоящий миротворец-дипломат, увел разговор в сторону технических подробностей модернизации. Об обновлении экономико-политического устройства страны, при которой возможна истинная модернизация, уже никто и не вспоминал.

Зато Сурков призвал бизнесменов вспомнить свою молодость: «Ведь тогда же у нас все получилось. Все мы тут примерно одного возраста, все примерно одинаково начинали». Моложавый Сурков окинул беглым взглядом поседевшие и полысевшие головы промышленников и предпринимателей: «Я тогда, в 90-е, тоже в институте работал, пригласил туда друга своего. А он не поверил, сказал, что долго все равно не проработаем — закроют. Тогда действительно не все дошли до конца, кого-то закрыли». По залу прокатился нервный смех и шепоток: «Это он про Ходорковсого». Смысл своего невольного намека Сурков осознал не сразу и поначалу даже удивился — чему это народ смеется.

«Ну, я не то имел в виду, — наконец сообразил он. — Просто мы тут никого принуждать не собираемся. На неинноваторов обижаться не будем».

Народ в зале успокоился, а Сурков продолжил вспоминать прошлое. «Тогда, в 90-е, у нас все получилось в материальном смысле, в смысле потребления многого достигли. Но потом, на последнем этапе, у меня немного по-другому сложилось», — намекнул Сурков на явную модернизацию в собственном статусе. «Теперь нам надо объединиться, вспомнить былое и на другой уровень переходить, искать там новые способы удовлетворения», — посоветовал он.