Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Путешествие к перекрестку миров

Автопутешествие по Киргизии и востоку Китая

__is_photorep_included10465391: 1

Почувствовать себя настоящим первооткрывателем в XXI веке практически невозможно, но организаторы Транс-Азиатской экспедиции Amarok, кажется, смогли справиться с амбициозной задачей. Корреспондент «Газеты.Ru» принял участие в масштабном проекте, проехав на обновленном пикапе один из самых интересных этапов экспедиции, который был проложен из Бишкека в главный город всего западного Китая — Урумчи.

Выбор этапа, в котором предстояло принять участие, происходил мучительно долго. Судите сами: маршрут проложен через всю Среднюю Азию, мало посещаемые туристами районы Китая и бескрайнюю и безлюдную Монголию. Однако стартовала и финишировала гонка, что примечательно, в России — выехали из Астрахани, приехали на новенький космодром Восточный в Амурской области. Общая длина маршрута — 13 625 километров с перепадами высот до 5000 метров.

В итоге выбор пал на один из двух самых сложных и протяженных участков: Бишкек – Урумчи.

Столица Киргизии встретила хорошей погодой и неплохим аэропортом, однако увиденное в дальнейшем сразу же переместило Бишкек в лидеры персонального хит-парада по самым неухоженным столицам бывшего СССР. Даже унылый Кишинев с его отсутствием мало-мальски интересных достопримечательностей (на фоне других главных городов бывших союзных республик. — «Газета.Ru») производит не столь гнетущее впечатление. Главное богатство Бишкека --люди. В условиях тотальной разрухи городской коммуналки, ужасающего жилого фонда и дорог, а главное — крайне низкого уровня жизни жители города сохраняют позитивное отношение к жизни. Они с радостью заполняют центр города, оживляя его и даря надежду на радужные перспективы. Да, многие уехали искать лучшей жизни, но еще больше остались, тем более что, как оказалось в дальнейшем, Бишкек — по меркам Киргизии — это еще больший центр притяжения для жителей страны, чем Москва для россиян.

Volkswagen

Пару слов об автомобилях. Экспедиция проходила на обновленных пикапах Volkswagen Amarok, причем автомобили отправились в путешествие в серийном, а точнее даже предсерийном исполнении и далеко не в топовой комплектации. Каждая машина была названа в честь знаменитых русских путешественников — исследователей Азии. Под капотом двухлитровый дизель мощностью 180 лошадей, работающий в паре с восьмиступенчатой АКП Tiptronic. За езду по бездорожью отвечал обновленный полный привод 4MOTION.

Забегая вперед, стоит отметить, что автомобили вполне достойно проявили себя в самых разных дорожных условиях, уверенно покоряя и пески пустыни Такла-Макан, и горные перевалы, и замерзшие ручьи в полях, и разбитые киргизские и китайские дороги.

Впрочем, главное все же помнить, что это хоть и очень проходимый, но все же автомобиль, а не гусеничный вездеход, и он имеет вполне осязаемые границы возможного. Поэтому преодоление глубоких снегов на высокогорном перевале Тосор в Киргизии или пролом льда даже у небольшого ручья создавали для машины безвыходную ситуацию — без помощи лебедок было уже не обойтись.

Киргизия

Покинув мрачноватый Бишкек, мы устремились к главной жемчужине Киргизии — озеру Иссык-Куль. Обрамленный горами водоем в разгар сезона притягивает отдыхающих едва ли не со всего мира, а в межсезонье превращается в тихое и уединенное место с бескрайней водной гладью, где, сидя на берегу, совсем не хочется никуда спешить. Озеро очень похоже на Севан в Армении, здесь также осталось множество следов былого советского величия, свидетельствующих о современном экономическом упадке.

Volkswagen

Главный город на побережье — Каракол.

Формально областной центр, но на деле городок совсем крошечный. Самое интересное здесь — могила и музей великого русского путешественника Николая Пржевальского, который скончался в Караколе в 1888 году, простудившись после купания в реке.

Эффектный гранитный памятник путешественнику, роскошная панорама на озерную гладь и небольшой музей с барельефом над входом, на котором Пржевальский как две капли воды похож на Иосифа Сталина. В самом здании зимой не оказалось, ни отопления, ни электричества, но и без того получился удивительно трогательный ансамбль, напоминающий о знаменитом соотечественнике, первооткрывателе этих земель.

Сделав круг вокруг озера, отправляемся в горы, наша цель другой областной центр — Нарын. Добираться туда мы решили через тот самый перевал Тосор высотой порядка четырех километров над уровнем моря. Наверх поднимаемся по идеальной грунтовке, которая особенно контрастирует с остальными дорогами страны. Секрет трассы прост — ее использует принадлежащая канадцам компания «Кумтор Голд», ведущая на местном руднике, одном из крупнейших в мире, добычу золота. «Кумтор» для Киргизии это гораздо больше, чем «Газпром» для России, он едва ли не крупнейший налогоплательщик в стране и самое желанное место работы для местных жителей — зарплаты у золотодобытчиков во много раз больше, чем у всех остальных.

Грунтовка уходила все выше в горы, и, миновав серпантин, мы наконец выбрались на снежное плато. Доехав до нужного места, колонна свернула с трассы — оставалось преодолеть около 15 километров, но выпавший накануне обильный снег в итоге спутал все карты, как отмечалось выше, покорить перевал, несмотря на использование цепей и лебедок, в итоге не удалось и пришлось делать огромный крюк, добираясь в Нарын по обычному шоссе. Здесь дорога тоже получилась интересной — выпавший накануне снег сначала подтаял, а к вечеру замерз, и горное шоссе превратилось в настоящий каток, двигаться по которому быстрее 40 км/ч было крайне опасно.

Впрочем, местные жители, у которых нет ни нормальной зимней резины, ни полного привода, были куда более беспечны и двигались быстрее — одного из таких безумцев, везшего несколько женщин и детей, пришлось вытаскивать лебедкой из кювета.

И снова вокруг удивительная красота первозданной природы, которую удачно дополняет часто меняющаяся погода.

Volkswagen

После Нарына, знаменитого тем, что здесь при населении всего в 34 тысячи человек есть троллейбусная линия, мы устремляемся к китайской границе. Туда ведет отличная построенная китайцами трасса, но для наших пикапов это слишком банально, и мы сворачиваем с асфальта и прокладываем по давно забытым грунтовкам собственный маршрут по безлюдным горам, пастбищам, через замершие реки и ручьи, где иногда под тяжестью машин лед трескался и приходилось вытаскивать неудачливых коллег лебедкой — путешествовать на одной машине в таких условиях крайне опасно — на много километров никаких населенных пунктов, изредка попадаются лишь кошары чабанов. Людей здесь можно не встретить неделями.

Ночевка в горах, на берегу живописного и довольно большого озера Чатыр-Куль, расположенного на высоте свыше 3,5 километра. Лагерь мы разбили рядом с хранилищем кизяка, которое устроили местные пастухи. Большинство предпочло ночевать в палатке, о чем вскоре многие пожалели — ветер и холод заставляли коллег утепляться прямо среди ночи.

На утро, едва отъехав, вдоль нашей грунтовки начинается колючая проволока — на той стороне Китай. Никаких постов, вышек или контрольно-следовой полосы. Впрочем, вышки скоро появятся — издалека я заметил, что на ней кто-то есть, немного удивившись, ведь место совсем глухое. Оказалось, киргизские пограничники привлекли к «службе» пугало, как на огородах. Такие же «охранники» окажутся и на других вышках, а живых пограничников мы увидим уже на самой границе.

Китай

Автомобильное путешествие по Китаю, как, впрочем, и передвижение по стране любым другим способом, это всегда экстрим, прежде всего с точки зрения языкового барьера.

Поэтому уже на границе нас ждал гид, которому приходилось постоянно решать все возникающие вопросы, а возникали они постоянно. Самый главный и сложный для автомобильных путешественников связан с документами.

Ездить в Китае на машине можно только при наличии китайских прав и госномеров. Их оформление даже с помощью переводчика заняло у группы целый день, благо организаторы предусмотрительно заложили его в программу.

Второй вопрос связан с безопасностью — Синьцзян-Уйгурский автономный район (СУАР), куда мы приехали, самый беспокойный в стране. Большинство населения здесь мусульмане, и в регионе сильное сепаратистское движение, что проявляется в регулярных терактах. Блокпосты с вооруженной охраной здесь на каждой АЗС и на всех крупных шоссе. Причем это не просто формальный пункт, где достаточно лишь притормозить, чтобы страж порядка мог тебя рассмотреть, — головную машину останавливали на каждом таком посту и без помощи переводчика объясниться и тронуться дальше было бы весьма проблематично. На английском в Китае никто не разговаривает даже в крупных мегаполисах, не говоря уже о далекой провинции, такой как СУАР.

Artuom Bogdanov

Въехав в Китай, мы направились в один из самых колоритных городов всей страны и один из важнейших пунктов Великого шелкового пути — древний Кашгар. Ведущая из Киргизии хорошая дорога очень быстро куда-то исчезла — позже один из местных жителей рассказал, что начальника строительства этой трассы якобы расстреляли за воровство выделенных на нее средств. Кстати, мой собеседник сам подошел ко мне на одной из улиц в центре Кашгара. Он рассказал, что работает в местной больнице и, увидев иностранца, захотел попрактиковать свой английский. В России в искренности намерений такого «полиглота» наверняка возникли бы сомнения, но интеллигентный молодой человек в очках показался безобидным. В ходе прогулки он показал несколько интересных мест в центре Кашгара, где активно сносят старые кварталы рядом с историческим центром. Впрочем, сам старый город произвел неизгладимое впечатление — традиции древнего торгового и, что важно, мультикультурного города здесь бережно хранят и денег на них не жалеют. Правда, возведенная по периметру городская стена-новодел показалась не слишком уместной.

Что до моего спутника, то он много рассказал о местной жизни. Китайцы и уйгуры в основном стараются держаться в своих компаниях, хотя в целом отношения между двумя национальностями более-менее нормальные, и у простых людей никакого антагонизма нет. Врач в Кашгаре получает около тысячи долларов, при этом государство старается поддерживать молодых специалистов, предоставляя дешевые кредиты. А вот желания уехать за длинным юанем куда-нибудь в Пекин или Шанхай по крайней мере в Синьцзяне нет, тем более что уйгуры все же предпочитают держаться поближе друг к другу, и в остальной части страны отношение к ним неоднозначное.

После Кашгара мы отправились дальше в сторону Урумчи, по дороге заезжая в древние города Шелкового пути — про каждый можно рассказывать отдельной статьей, регион оказался буквально напичкан различными древностями, включенными в том числе в список всемирного наследия ЮНЕСКО.

От Кашгара и до самого финиша с дорогами уже никаких проблем не было — новые платные хайвеи удобно связали основные города СУАР. При этом особое впечатление на приезжего производит огромное количество новеньких многоэтажек со всей инфраструктурой, периодически возникающих прямо посреди безжизненного и унылого степного ландшафта за окном, вдали от крупных городов.

Или как вдруг в этой же унылой степи, в десятках километров от ближайшего города, внезапно появляются сотни и тысячи местных жителей, которые на протяжении многих километров возятся в земле, готовя ее для каких-то сельхознужд.

Китайцы стараются осваивать все и везде, и даже здесь, вдали от пекинских пробок, с экологией уже все не очень хорошо — смог есть и в городах, и за их пределами.

Анатолий Караваев/«Газета.Ru»

Финиш нашего этапа пришелся на столицу СУАР — Урумчи. Город оказался настоящим мегаполисом с большим количеством небоскребов и убийственными пробками — последние полтора километра до отеля мы преодолевали больше часа, да и то один из пикапов постоянно перекрывал движение остальным, чтобы вся колонна могла спокойно совершить нужный маневр.

В местном этнографическом музее собрана богатая коллекция различных экспонатов, включая знаменитые мумии, которые были найдены в ходе раскопок древних кладбищ в пустынных районах СУАР. Некоторым из найденных мумий -около трех тысяч лет, но выглядят они, конечно, не как живые, но удивительно «свежо» — благодаря сухому климату хорошо сохранилась даже их одежда и кожа.

Есть в этом музее целый зал, посвященный… русским.

Оказалось, что в СУАР проживают около 10 тысяч русских и они, наравне с двумя десятками других национальностей, представлены в местном музее. Здесь и традиционная гитара, и гармошка, и национальная одежда явно дореволюционного покроя. На стенах фотографии местных русских старушек, отмечающих традиционные праздники, с подробными пояснениями на трех языках — английском, китайском и уйгурском. Последний, кстати, на слух весьма напоминает турецкий и относится к тюркской группе языков, а вот письменность создана на основе арабского алфавита, что лишний раз подчеркивает, что и в древности, и сейчас этот регион — настоящий перекресток культур.

Несмотря на без малого неделю, проведенную вдали от дома, уезжать, конечно же, не хотелось. За несколько дней дух приключений полностью перенастроил мозги, и хотелось ехать все дальше и дальше навстречу новому и необычному. Но пришлось уступить место в кабине полюбившегося Amarok следующей группе, которой предстояло преодолеть не менее экзотический маршрут Урумчи – Улан-Батор.