С мигалкой по жизни

«Газета.Ru» увидела будни московских гаишников

Алина Распопова 09.09.2015, 11:33
__is_photorep_included7744655: 1

Сотрудники ДПС в Москве работают по 12 часов в день за зарплату 50 тыс. руб. Как относятся к своей работе сами сотрудники ГИБДД, что думают о московских водителях и с чем им приходится сталкиваться каждый день — корреспондент «Газеты.Ru» провела несколько часов в патрульной машине и прочувствовала все плюсы и минусы работы дэпээсником.

Дневное дежурство рядового экипажа ДПС в Москве начинается в восемь утра и заканчивается в восемь часов вечера. За это время инспекторы должны патрулировать отведенную им территорию, проверять подозрительные автомобили, выявлять нарушителей и оперативно реагировать на поступающие задания из дежурной части. В список обязанностей также входят выезды на оформление ДТП. В процессе работы полицейским приходится много общаться с местными жителями, которые охотно жалуются и на наркоманов в аптеках, и на шумных соседей.

Как приходили в ГАИ

Утром в будний день я прибываю в отдельный батальон ДПС по Северному округу столицы, который располагается на Смольной улице. Здесь уже ждет патрульная машина — с мигалкой и всем необходимым оборудованием, включая обязательный видеорегистратор. В экипаж обычно входят два инспектора: мне компанию составляют Сергей Загорулько и Роман Насиров, оба москвичи, проработали в ГИБДД по 24 года. Однако охотно рассказывает о своей работе и отвечает на вопросы только Насиров. Сергей же предпочитает отшучиваться и говорить односложные фразы. Видно, что этот день он бы с большей радостью провел без компании журналиста и рассказывать о своей службе ему совсем не хочется. Помимо нас троих в машине также устроилась и улыбчивая сотрудница полицейской пресс-службы. Автомобиль — старенький боевой Chevrolet Lanos, заваленный вещами из нехитрого быта дэпээсников: бланки, документы и, конечно же, сумка с ноутбуком. О том, что все происходящее в машине фиксируется, напоминает наклейка с надписью «работает видеорегистратор». С трудом рассевшись в небольшой машинке, отправляемся на дежурство и разговариваем.

Инспектор Сергей Загорулько за работой Алина Распопова/«Газета.Ru»
Инспектор Сергей Загорулько за работой

«В 1991 году я оканчивал техникум автомобильного транспорта в Москве, — рассказывает Роман, лихо управляясь с простенькой иномаркой на механике. — К нам пришел настоящий капитан, в красивом форменном обмундировании, и сказал, что идет набор в ГАИ. Тогда аббревиатура ГАИ звучала так гордо, так красиво. В то время для того, чтобы попасть на службу, хватало технического образования, и я пошел туда. Работа мне нравится. Работа с людьми, оформление аварий. График — два через два. Не сказать что успеваю переделать все дела, пока не на службе, но набраться сил удается. Много всего видел и пережил за эти 24 года. Водители с тех пор очень изменились, конечно, нормальных автомобилистов большинство.

Но есть такая категория людей, молодые водители, которые родились в конце восьмидесятых. Около 30% из них ведут себя неадекватно, агрессивно при общении.

Ну и при вождении тоже — дают повод, чтобы их останавливали, чаще нарушают, чем более опытные. В советские времена, конечно, такого не было, когда пьяные водители расстреливали задержавших их инспекторов ДПС, как это недавно было в Ногинске».

Еще одна проблема, которая свойственна российским водителям, — это пьянство за рулем. Инспектор уверен, что после недавнего введения уголовной ответственности за пьяную езду таких нарушителей стало меньше.

«Недавно был случай — задержали водителя, продули, оказалось, что разводится с женой. По этому поводу он и выпил, а потом сел за руль, — рассказывает полицейский. — Но сейчас за такое введена уголовная статья.

И если раньше водители позволяли себе это нарушение, то сейчас стали меньше употреблять алкогольное напитки за рулем. Поэтому ужесточение законодательства пришлось кстати».

«На ваш взгляд, почему некоторые водители до сих пор считают возможным «отмазаться» и договориться с инспекторами, если попадаются за нарушения?» — интересуюсь я. «Надеются, что получится, — отвечает Роман. — На счет реальности не могу сказать, но для них это попытка. Но у нас своя работа. Мы обязаны предупредить таких водителей, что их будет ждать ответственность за попытку дать взятку и тогда такие вопросы сразу отпадают».

Сколько зарабатывают

Средняя зарплата московского инспектора ДПС — 48–50 тыс. руб. На такие выплаты могут рассчитывать только опытные сотрудники — новички получают меньше. Кроме того, инспекторы могут рассчитывать на дополнительные вознаграждения в виде премий или отгулов. При этом большинство социальных льгот для них уже отменено.

«Работа делится на всех сотрудников одинаково, — продолжает инспектор. — Так, если авария случилась на моем посту, то сотрудники дежурной части отправляют меня ее оформить. Но если аварий много, то на помощь ко мне приедут инспекторы с соседнего поста. Конечно, время от времени проводятся спецоперации, организацией которых занимается уже ГУ МВД. За участие в них положены премии, если мы дополнительно выходим на работу. При этом меры поощрения могут быть разные, например отгулы. Также оценивается эффективность работы каждого подразделения — сколько проверено, досмотрено, обнаружено, выявлено, зафиксировано.

Но нулевых результатов у отдельного сотрудника быть не может. Все делают одно дело, все задержанные преступники идут в зачет одного подразделения. Пофамильно, конечно, отдельного списка отличившихся в таком случае не ведется.

Раньше нам были положены различные социальные льготы, например компенсировали стоимость билетов при поездке в отпуск. Сейчас же остался только льготный проезд в городском транспорте. Зато зарплату подняли, и это позволило компенсировать потери».

«Хватает ли зарплаты, довольны или хотелось бы побольше при таком графике? — спрашиваю я, стараясь разговорить инспектора, несмотря на присутствие «контролера» из пресс-службы. — Ведь одни билеты в отпуск — это минимум 15–20 тыс. руб.». Но получаю весьма однозначный ответ: «Конечно, доволен!» Позже инспектор признается, что все-таки привык к льготам и их не хватает.

Кто привлекает внимание инспектора?

За беседой мы проехали около 5–7 км. На улицах спокойно, инспектор поглядывает по сторонам, старательно пропускает пешеходов. Рация молчит — заданий из дежурной части пока нет. И вот стражи правопорядка замечают подозрительный автомобиль с нечитаемыми номерными знаками. Сигналим ему и прижимаем к обочине. Остановленный водитель оказывается владельцем старенького Mercedes-Benz A150. У машины расплавлены стоп-сигналы и выгорел госномер. За езду без читаемых госзнаков полицейские оформляют штраф в размере 500 руб. Оказалось, что Mercedes был припаркован во дворе, а рядом сгорела соседняя машина. «Поэтому так и вышло, — объясняет владелец «погорельца». — И от страховой возмещения не удалось получить, да еще и штраф».

На скользкой от разлитого мазута дороге легковушку занесло прямо в припаркованный автомобиль Алина Распопова/«Газета.Ru»
На скользкой от разлитого мазута дороге легковушку занесло прямо в припаркованный автомобиль

Оформление владельца Mercedes подходит к концу, но инспекторы тут же замечают, как водитель желтой Opel Astra нарушила ПДД и не пропустила пешехода, проехав перекресток на красный сигнал светофора. «Но на переходе даже не было человека, — возмущается солидная дама, разглядывая протокол. — А за это штраф 1,5 руб., как это возможно!»

Спрашиваю, что запомнилось из последних случаев на работе. «Были ли погони, интересные задержания?» — пытаюсь оживить разговор с инспектором . Однако тот не может припомнить ярких событий. На помощь приходит сотрудница пресс-службы. «Дело в том, что для них это трудовые будни, такие ситуации, как погони из боевиков, случаются редко. А остальное за такое долгое время службы становится обыденностью».

Но нам уже пора спешить — поступил вызов на оформление аварии во дворе дома на Дмитровском шоссе. На месте ДТП выясняется, что пострадал припаркованный у дома Dodge черного цвета. Водитель «Газели» задел его, проезжая мимо, и оставил крупную дыру в заднем крыле — типичная история для переполненных автомобилями столичных дворов. Вдобавок виновник скрылся, но очевидцы записали номер автомобиля и передали пострадавшему. Сам владелец уже с утра навеселе — сильный запах алкоголя пробивается даже через одеколон, которым тот щедро залил себя перед встречей с полицейскими. Оказалось, что оформить аварию он пытался еще накануне вечером. Однако, когда прибыли инспекторы, даже не смог выйти из дома. Узнав, почему так получилось, инспекторы посмеиваются и отправляются заполнять документы.

В правое крыло Dodge врезалась «Газель». Ее водитель решил скрыться, но номер нарушителя записали... Алина Распопова/«Газета.Ru»
В правое крыло Dodge врезалась «Газель». Ее водитель решил скрыться, но номер нарушителя записали очевидцы

Оформление происходит в считаные минуты — объяснение от владельца Dodge и несколько фотографий. На руки автомобилист получает справку, которая позволит ему обратиться в страховую компанию для возмещения ущерба — расстроенный владелец «американца» уверен, что это не менее 60 тыс. руб. А водителю «Газели» грозит лишение прав или арест до 15 суток за оставление места ДТП. Пока шло оформление, к полицейским несколько раз подходили местные жители — пожаловаться на шумных соседей-наркоманов и сообщить, что видели во дворе оторванные госномера.

«По количеству оформленных аварий день на день не приходится, — объясняет Роман. — Бывает, по шесть-восемь в день, бывает, по девять-десять, а зимой на каком-нибудь обледеневшем мосту машины бьются постоянно.

Фиксированной нормы по оформлению у нас нет — сколько скажут, столько и оформим. Конечно, часть ДТП можно оформить по Европротоколу. Бывают ситуации, когда нас вызывают на ДТП, мы приезжаем, а водители уже разобрались на месте. Но иногда водитель не может сам оценить ущерб и понять, сколько будет стоить покраска, новый бампер или крыло. И на месте остаются именно те, кто в этом не уверен.

Что касается времени прибытия, то есть градация — в приоритете для нас те ДТП, в которых есть погибшие или пострадавшие. На все остальные выезжаем в порядке поступления заявок. Конечно, время прибытия может вырасти, если в городе пробки».

На вопрос о том, сказывается ли сокращение штатов в рядах ГИБДД на количество работы, инициативу вновь берет на себя сотрудница пресс-службы. По ее словам, несмотря на оптимизацию кадров, необходимую работу удается выполнять благодаря внедрению новых электронных систем, например системы видеофиксации нарушений ПДД. «Камеры ГИБДД, парконы и так далее — все это помогает облегчить службу. При этом аварии оформлять, конечно, роботы не будут. Эти функции по-прежнему выполняют инспекторы».

Но тут беседу прерывает новое сообщение по рации. ДТП с участим Skoda Octavia и Kia Picanto на Клязьминской улице. Прибыв на вызов через несколько минут, видим странную картину: в припаркованную Skoda малолитражка Kia с калужским госномером врезалась прямо в бок. Как такое получилось, на первый взгляд непонятно, но если посмотреть на асфальт, все становится ясно.

Оформление нарушения ПДД. Задние номерные знаки у автомобиля сгорели и не читаются Алина Распопова/«Газета.Ru»
Оформление нарушения ПДД. Задние номерные знаки у автомобиля сгорели и не читаются

Оказалось, что на проезжей части разлит мазут. На скользком покрытии при повороте машину занесло, и водитель не смог избежать удара. «Я за рулем уже пять лет, похожая ситуация случалась, но тогда я ехал по льду», — рассказал парень лет тридцати, тщательно составляя объяснение произошедшего. Теперь ему также предстоит поход в страховую компанию.

На часть вопросов собеседник «Газеты.Ru» дал кроткие ответы, стараясь не распространяться на определенные темы. Возможно, без контроля пресс-службы они могли бы быть куда более откровенны.

«На пенсию практически все инспекторы выходят после 55 лет, поскольку служба очень нервная и мало кому удается сохранить к тому времени здоровье. Взятки нам не предлагают, а видеорегистраторы установлены в машинах ДПС исключительно для того, чтобы фиксировать произошедшие ДТП», — резюмирует инспектор.

После первой части дежурства отпускаю инспекторов на обед в ближайшее кафе, после чего их ждет продолжение трудовых будней.