Сын топ-менеджера не скрылся от колонии

В Калининграде сын топ-менеджера «Автотора» получил реальный срок за смертельное ДТП



Сергей Кривченко

Сергей Кривченко

Александр Подгорчук/klops.ru
В Калининграде в среду завершился громкий судебный процесс над водителем Сергеем Кривченко, который полгода назад насмерть сбил двух девушек, шедших по тротуару. Несмотря на наличие влиятельных родственников, виновник ДТП приговорен к реальному сроку заключения – 3 годам и 11 месяцам в колонии общего режима.

Авария с участием Кривченко была обречена на широкий общественный резонанс. Мужчина управлял люксовым внедорожником Lexus LX 570, находился в состоянии алкогольного опьянения, попытался сбежать с места ДТП, а ко всему прочему оказался сыном топ-менеджера крупного российского автохолдинга.

Трагедия на улице Куйбышева произошла вечером 21 ноября 2014 года. Вначале водитель люксового джипа въехал в зад джипа Mercedes Gelandewagen. Затем пьяный Кривченко, вероятно, опасаясь, что приезд гаишников приведет к лишению прав, решил скрыться с места ДТП. Водитель «немца» рванул за ним. Началась погоня. Уходя от преследования, Кривченко на городской улице разогнался свыше 100 км/ч и практически сразу вылетел на тротуар, по которому шли три девушки.

25-летняя Юлия Шарапа и ее 16-летняя подруга Кристина Фомченко погибли на месте, 24-летняя Евгения Кляйн получила тяжелые травмы и несколько месяцев провела в больнице. Сам Кривченко после наезда на пешеходов вновь попытался скрыться, однако был выловлен во дворе близлежащих домов очевидцем преступления – по стечению обстоятельств оказавшимся сотрудником ФСБ (он уложил силовым приемом водителя, который отчаянно отбивался).

Уже в суде в ходе избрания меры пресечения сотрудники Госавтоинспекции уточнили, что с начала 2015 года в отношении Кривченко было составлено 12 протоколов об административном правонарушении за превышение скоростного режима.

Тогда же выяснилось, что около десяти лет назад автомобиль Kia Magentis под управлением Сергея Кривченко стал участником ДТП, в котором погибли два человека. Причем Кривченко тогда также сбежал с места аварии.

Первоначально в дежурной справке ДПС значилось, что именно «водитель Kia неправильно выбрал скоростной режим на гололеде, не справился с управлением и выехал на полосу встречного движения». Однако на суде по факту аварии в 2005 году фамилия Кривченко по каким-то причинам уже не фигурировала.

Первое же судебное заседание месяц назад началось со скандала. Адвокат подсудимого предоставил суду расписки от родителей девушек, в которых они заявили, что не имеют претензий к убийце своих детей. «Считаю, сумма материального и морального вреда полностью компенсирует наши страдания», — было написано в расписке.

Затем последовало ошеломившее общественность ходатайство защиты – прекратить в суде уголовное дело за примирением сторон и выпустить подсудимого из зала суда.

Прокурор выступил против подобного исхода, суд в итоге продолжил судебное следствие.

Источник в прокуратуре сообщил «Газете.Ru», что семья Кривченко (подсудимый является сыном старшего вице-президента «Автотор Холдинга» Владимира Кривченко), помимо расходов на похороны и денежной компенсации, приобрела родителям погибших девушек по квартире и автомобилю.

Выжившая Евгения Кляйн проговорилась журналистам, что подписала документ о неразглашении конфиденциальных сведений, а за общение с прессой адвокат пригрозил наказать ее «штрафом».

На предпоследнем заседании у суда появились сомнения в том, что матери погибших действительно получили компенсацию. Дело в том, что одна из них, Олеся Акимова, рассказала по телефону журналистам, что не соглашалась на мировую и, более того, не получала никакой компенсации (ее на самом деле получил бывший супруг Акимовой, который является отчимом погибшей девушки). Правда, потом женщина, узнав, что была записана на диктофон, запретила использовать сказанное. Однако запись была обнародована и передана в прокуратуру.

В среду в суд пришли обе матери, а также Евгения Кляйн. От общения с прессой они отказались и практически не поднимали головы.

Все они повторили судье несколько предложений о том, что не имеют претензий к подсудимому и что он выплатил компенсацию «в полном объеме».

Последней, очень тихо, говорила Акимова. И сразу заплакала. Матерей отпустили еще до окончания заседания.

Прокурор Ольга Рудненко требовала приговорить Кривченко к четырем годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима. «Поступок (та самая пресловутая компенсация «в полном объеме») был благой, но, на мой взгляд, это связано лишь с уменьшением степени его вины», — сказала прокурор.

Адвокат Алексей Созвариев (являющийся президентом Адвокатской палаты Калининградской области) настаивал на трех годах в колонии-поселении.

«Кривченко ранее не судим, положительно характеризуется, вел нормальный образ жизни», — заявил адвокат. Созвариев охарактеризовал ДТП «несчастным случаем», а своего подзащитного «не тем неисправимым человеком, которого надо исправлять вот таким наказанием» (реальным сроком).

«Повинную голову даже меч не сечет, — процитировал он русскую пословицу. — Ваша честь, я прошу три года колонии-поселения, с учетом его образа жизни и действий после трагедии».

Кроме того, адвокат попросил суд приобщить к материалам дела медсправку о том, что его подзащитный страдает гипертонией 1-й степени, лечение которой осложнено в режимных условиях.

Сам Кривченко, одетый в спортивный костюм престижной марки EA7 (Emporio Armani), сказал в своем последнем слове: «Понимаю, что ничем не искуплю свою вину, но я прошу у вас прощения».

В итоге суд приговорил Кривченко к 3 годам и 11 месяцам колонии общего режима. Мужчину вывели из зала при гробовом молчании журналистов (родственников ни подсудимого, ни потерпевших в зале не было). Прокурор Рудненко сказала журналистам, что приговором «довольна». Адвокат же заявил, что намерен подать апелляцию.