Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
«Била кровь»: Куракова о любви, COVID-19 и созвоне с Медведевой

«Тарасова просит закрыть фигуристов на катке? Соглашусь»: интервью Кураковой

Эксклюзив
Прослушать новость
Остановить прослушивание
Фигуристка Екатерина Куракова в 15 лет исполняла главную роль в шоу Ильи Авербуха и прыгала четверной, затем перешла из России в сборную Польши, уехала в Канаду, подружилась с Евгенией Медведевой и внезапно нашла любовь. В интервью «Газете.Ru» Куракова рассказала, как тренирует четверной тулуп на карантине и веселится онлайн с Медведевой и другими одногруппниками, как возлюбленный помог ей успокоиться на чемпионате мира, когда у нее от усталости «стрельнула кровь» накануне проката, а также оценила идею Татьяны Тарасовой закрыть фигуристов на катке во время пандемии коронавируса.

«Тарасова предложила закрыть на катке? Я бы согласилась»

— Карантин внезапно оборвал этот сезон. Что для тебя стало его итогом?

— Я расстроена тем, что из-за коронавируса отменили чемпионат мира, потому что он должен был стать для меня дебютным. До конца верила, что его все-таки проведут осенью 2020-го. Я всегда за то, чтобы соревноваться, — даже если плохое самочувствие, все равно буду пересиливать себя. Например, после юниорского чемпионата мира в Эстонии я тут же прилетела в Канаду, и через день мы уже накатывали программы. Без отдыха.

Тем не менее я считаю, что решение об отмене ЧМ было правильным, потому что ситуация являлась критической.

О позитивных итогах: я очень рада, что на ЮЧМ — моем последнем старте в сезоне — смогла себя хорошо показать. На всех прыжках были докруты, то есть мы исправили предыдущие ошибки. Я хотела показать, что в период спортивного карантина, который у меня был из-за перехода в сборную Польши, я не отсиживалась, а проделала большой объем работы.

— Ты говорила, что под конец организм настолько устал, что у тебя кровь шла из носа.

— Это был самый тяжелый и нагруженный сезон в моей жизни. Я старалась прийти в свою лучшую форму, очень мало ела, очень мало пила — организм устал.

На тренировке перед короткой программой на ЮЧМ у меня из носа пошла кровь — причем она так стрельнула, что мне попало в глаз. Это был прямо поток. Я пыталась как-то прикрыть лицо, вокруг много камер, все начали снимать, но никто не подходил, чтобы как-то помочь.

Мой тренер Брайан Орсер сказал: «Давай уйдем с тренировки», но я отказалась. В итоге в нос мне засунули тампон, который там нашли, и в таком виде я закончила исполнять прыжки для короткой программы.

— В этом сезоне ты еще активно активно разучивала четверные и тройной аксель...

— Вот это как раз то, из-за чего мне так обидно! Когда отменили чемпионат мира, мы все пришли на каток, Брайан пытался поднять настроение, мы выполняли какие-то забавные упражнения… не было такого, чтобы тренер сказал: «Раз отменили ЧМ, то все, отдыхаем».

И я тогда для себя поставила цель окончательно выучить тройной аксель, раз уж у меня появилось больше времени. Мы в первый же день начали его отрабатывать, и были такие хорошие попытки, что я уже решила: «Все, вставляю триксель в короткую, произвольную и просто накатываю».

Но судьба распорядилась иначе. Я никак не могла представить себе, что мы не будем так долго кататься и нам останется лишь мечтать о том, чтобы просто выйти на лед.

— Татьяна Тарасова призывает пустить российских фигуристов на закрытую спортивную базу, чтобы они не теряли форму. Ты бы согласилась, чтобы тебя на неопределенный срок закрыли на каком-то катке, но ты могла бы кататься?

— Согласилась бы. Потому что для меня главная цель — это хорошо откатать на Олимпиаде-2022. В этом сезоне, например, я могла прилететь днем, а вечером сразу после аэропорта поехать на каток. И я решила, что так будет до Олимпиады. Каждую тренировку буду выкладываться на 120 процентов, чтобы потом ни о чем не жалеть. Так что, если бы меня предложили запереть на катке и никуда не выпускать, я бы ответила «Да».

«Сначала шутили с ребятами, что коронавирус нам не грозит»

— Как тебе сообщили о закрытии катка в Канаде?

— Прислали письмо по электронной почте. Помню, это был выходной день. Изначально писали, что каток закрывается на две недели. Мы подумали: «Ужас какой! Целых две недели!»

Однако сроки открытия катка все время переносились, а потом нам позвонили из посольства и настоятельно рекомендовали вернуться в Россию, потому что Канада закрывается. Летели с пересадкой через Лондон. На каждом ряду сидел только один человек, потом шел полностью свободный ряд, а затем опять один пассажир.

Канадская авиакомпания в этом плане круто сработала — соблюли дистанцию. Потом в Лондоне мы прождали десять часов, чтобы там собрали пять рейсов и всех вместе отправили в Россию. Это такая катастрофа, если честно.

— Пока ты еще была в Канаде, то занималась пробежками, гуляла в лесу. Не боялась, что полицейские остановят и назначат штраф?

— Тогда еще не было таких строгих ограничений. У нас вообще между ребятами в «Крикет клабе» сначала ходили такие разговоры: «Мы молодые, нам точно ничего не грозит». Были даже какие-то приколы о том, что все это ерунда. Сейчас мне, конечно, стыдно за эти шутки. Никто не представлял, что все будет настолько серьезно. Я гуляла по Торонто, кофе пила, встречалась с друзьями… Тогда я морально отдохнула, потому что накопилась дикая усталость после сезона.

Онлайн-тренировка с Медведевой, Брауном и Чжун Хваном

— В твоем Instagram есть классный ролик, где ты, американец Джейсон Браун, Чха Чжун Хван из Южной Кореи и двукратный олимпийский чемпион Юдзуру Ханю благодарите фанатов за сезон.

— Идея этого видео принадлежала Брайану с Трейси Уилсон (второй тренер группы. — «Газета.Ru»). Они подозвали нас четверых в конце тренировки и сказали: «Ребят, раз такая ситуация, давайте поблагодарим болельщиков, скажем, что не будем расслабляться, потому что одна из самых важных вещей для фигуриста — это чувствовать поддержку на пути, даже когда встречаешься с неудачами». Каждый из нас выразил благодарность на своем языке. Я — на польском, это тоже уже мой язык. Видео получилось очень милое и душевное.

— Получается, на катке тогда были только вы четверо?

— Нет, другие тоже были, но ушли, а Брайан и Трейси попросили остаться для видео тех, кто должен был поехать на чемпионат мира.

— Как ты сейчас поддерживаешь связь с ребятами?

— Мне Джейсон Браун недавно так мило написал на английском — «Katyusha» — и сказал: «Давайте по четвергам будем все созваниваться, заниматься; кто-нибудь будет показывать упражнение, а остальные — делать». В итоге собрались я, Джейсон, Женя, Чжун Хван, Кори Сирселли, Конрад Орзел.

— Женя подключилась из Японии?

— Да, Женя прилетела в Японию, когда страна еще была открыта, должна была отсидеть две недели карантина и кататься там. Но сейчас, по-моему, и в Японии все катки тоже закрылись (действительно — в Стране восходящего солнца ввели режим чрезвычайной ситуации до 6 мая, и все катки сейчас не работают. — «Газета.Ru»).

— И как прошла самостоятельная онлайн-тренировка «Крикет клаба»?

— Мы очень весело провели время! Джейсон был за главного, и мы закачивались, делали разные упражнения. Все проходило мило и позитивно.

Было очень здорово всех увидеть — прямо чувствуешь родственные души, потому что обычно мы проводили каждый божий день вместе, катались рядом не одну тренировку, и я очень скучаю по ребятам. В конце тренировки к нам еще подключилась Трейси Уилсон и просто поспрашивала, как наши дела, кто где сейчас находится, как наше самочувствие… Была очень милая атмосфера.

— Ты говорила, что у тебя получается легко утешить человека, — например, однажды ты успокаивала Ханю после неудачной тренировки. Скольких людей тебе уже пришлось утешать на карантине?

— Не могу сказать, что ко мне кто-то приходил и ныл. Но был такой случай: я заметила, что канадский фигурист Кори Сирселли постоянно выкладывал фотографии в одиночестве. Я спросила, в чем дело, он сказал: «Ну как-то так получилось». Тогда я постаралась побольше проводить с ним времени, потому что знаю по себе, как тяжело преодолеть трудный период, если ты остаешься один.

В семье же я успокаиваю больше бабушку и маму. Мама очень переживает, что я столько времени без льда, а я уверяю ее, что все будет хорошо. Сейчас главное — соблюдать все меры безопасности, и просто поверьте: все будет хорошо.

«Прыгаю на полу четверной»

— Ты на карантине уже полтора месяца. Чувствуешь, что отдохнула?

— Не знаю… наоборот, у меня теперь возникла внутренняя тревога по поводу того, что я могу потерять форму. Хочется сохранять хорошие кондиции, как бы ни было тяжело. Из-за этого стараюсь много тренироваться — минимум два раза в день. Но мне больше по душе кататься, чем заниматься off-ice'ом — прыжками на полу, закачкой, бегом… Хотя, конечно, мне и это в целом нравится, но когда оно продолжается длительное время, то превращается в рутину. Но теперь я думаю, что в этом есть некоторый позитив: после такого периода мы все будем больше ценить то время, когда могли кататься.

Обычно в конце сезона я приходила на каток с такими мыслями: «Ох, ладно, еще немного надо продержаться…» А теперь понимаю: «Катя, какая ты была неблагодарная, надо было ценить, что имела!»

— Из-за этого ты мало появляешься в соцсетях, не записываешь смешные видео, как многие фигуристы?

— По моему мнению, в большинстве случаев TikTok — это какая-то глупость. Я так жестко сейчас сказала (смеется).

Нет, в этой соцсети бывают действительно веселые ролики, но когда многие люди там просто пытаются привлечь внимание и уронить себе что-то на голову… это немного странно. В общем пока что я не прониклась к TikTok. Может быть, еще пара недель карантина — и я сама этим займусь, но пока что нет.

— Брайан Орсер звонит, спрашивает, занимаешься ты или нет?

— Да, три раза в неделю у нас онлайн-тренировки с Брайаном, но созванивается не вся группа, а только желающие. У нас это по желанию.

— Какие цели ставишь себе на то время, что проведешь без льда?

— Дочитать три мотивационные книги. Как следует подготовиться к ЕГЭ. Не растерять форму: на полу напрыгивать много тройных акселей и четверных, чтобы крутка была хорошая…

— Вау, ты можешь делать четверные на полу? Даже Александра Трусова признавалась, что не может.

— Да, я прыгаю четверной тулуп. При этом у меня не получаются вне льда тройные лутц и флип, но четверной тулуп я могу — левая нога у меня очень хорошо прыгает на полу. В общем надо не растерять форму и, конечно, проводить время с семьей. Это очень важно, так как я мало бываю в России.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Екатерина Куракова (@ekaterina_kurakova)

«Зашел Авербух. Думаю: «Что-то серьезное намечается»

— Ты попала на главную роль в ледовом спектакле Ильи Авербуха в 15 лет — играла Алису в Стране чудес. Как тебе удалось этого добиться, ведь в то время ты еще не была так известна?

— Шла вечерняя тренировка, я была ужасно уставшая, исполняла прыжок с неудобного захода и думала: «Господи, когда это закончится, я так хочу спать, хочу домой…»

Вдруг в двери заходит Илья Авербух. Я думаю: «Так, погнали, что-то серьезное намечается». Он попросил откатать короткую программу, и я выложилась по полной — улыбка, манеры!..

Илья сказал, что ему очень понравилось, какая я оптимистичная, и он хотел бы пригласить меня на главную роль, если мой тренер — Инна Германовна Гончаренко — не будет против. Я заладила: «Да-да-да-да!» Илья сказал: «Хорошо-хорошо, только перестань улыбаться», а я в ответ: «Я не могу уже перестать» (смеется).

В этом году Илья тоже предлагал мне выступить в роли Алисы, но чемпионат Европы был в это же время, и мне надо было готовиться, так как самое главное сейчас — это соревнования. Но после завершения карьеры я однозначно хотела бы кататься в шоу, потому что таких эмоций, как там, нигде больше не испытывала.

— Даже на крупных стартах?

— Там другие эмоции — тоже невероятные, но совсем другие, ведь на турнирах ты спортсмен. А на шоу я чувствую себя, словно актриса, и получаю эмоции, как от съемок в кино.

— Для роли Алисы тебе пришлось выучить парные элементы, среди которых были весьма рискованные поддержки. Многие одиночницы говорят, что ни за что не доверят свое тело другому человеку и очень боятся исполнять поддержки…

— Это та-а-а-ак здорово! Мне очень понравилось, когда меня поднимают, крутят.

— В таком случае ты и в парное сможешь перейти, если захочешь?

— На самом деле мне много раз предлагали пойти в парное — писали из разных стран. Очень много обращались из России — даже когда я уже стала выступать за Польшу, — но я ответила: «Нет, пока что я чувствую себя больше как одиночница». Не готова сейчас переходить в пары, но посмотрим, что будет.

«Он в Польше, я в России, мы не виделись уже месяц и 24 дня»

— Складывается впечатление, что 95% одиночников действительно одиноки — совершенно ничего неизвестно об их личной жизни. Скажи, фигуристы действительно обычно не находят времени на что-то, кроме льда?

— Мне кажется, в этом больше скрытности. У кого-то, я знаю, по договору нельзя афишировать отношения, так как фанаты очень ревнуют. По-моему, в Азии такое практикуется. Но так как я не такая популярная, то я не очень скрываю (Екатерина встречается с польским фигуристом Филипом Бояновски. — «Газета.Ru»). Хотя я не выставляю свои отношения прямо напоказ, но опубликовать какие-то милые фотографии — почему бы и нет?

У меня особо не было отношений до нынешних, которые начались в 17. Но не потому, что не хватало времени или желания, — просто мешали обстоятельства. Я и в этих отношениях сомневалась, потому что мы сейчас на расстоянии. Но настоящая любовь расстояние преодолевает (смеется).

Я никогда никого не целовала до него, за руку ни с кем не ходила… Решила для себя так: если что-то почувствую, то в этом случае могу упасть в любовь, а если не чувствую, то заводить отношения, чтобы выставить фотки и сказать, что у меня есть парень... такого не надо. И в тот момент я такое почувствовала и побоялась, если это действительно мой человек, потерять его.

Кому-то отношения, возможно, мешают и забирают энергию. А у меня наоборот — я чувствую себя более отдохнувшей. Также важно ощущать поддержку и любовь от человека не из семьи.

— Вы теперь опять надолго в разлуке?

— Он в Польше, я в России, мы не виделись уже месяц и 24 дня. Но у меня есть польское гражданство, и я надеюсь, что, когда откроют аэропорты, я смогу сразу же туда прилететь.

В Польше вроде бы начинает налаживаться ситуация, и катки там могут даже скорее открыться, потому что эта страна была раньше охвачена, чем Россия. Там еще с марта нельзя выходить на улицу, и все закрыто.

А пока мы много разговариваем по видеосвязи — три-четыре раза в день. Созваниваемся утром — спросить, какие строим планы, днем — узнать, что мы уже сделали, и вечером — пожелать друг другу спокойной ночи.

— Вы вместе ездили на соревнования в этом сезоне?

— Да, он тоже выступал на юниорском чемпионате мира — только в танцах на льду. Сначала я переживала, потому что это такие важные соревнования, и я, с одной стороны, хочу ему внимание уделить — например, погулять вместе по Эстонии, — а с другой, мне было очень важно оставаться сфокусированной на турнире.

Он откатал короткую раньше, чем я, на два дня, и получилось, что у него уже все прошло, он ходит веселый, а у меня ничего даже не начиналось. Но, к счастью, он отнесся к этой ситуации с пониманием и вообще мне не мешал. Приходил, только если я сама писала: «Можешь зайти ко мне в номер, поддержать немного, отвлечь».

Я ведь очень волновалась перед короткой программой, еще и эта история с кровью из носа... И он пришел — просто меня за руки подержал, обнял, и я выдохнула. Потом он меня оставил одну, и я уже начала краситься, причесываться. Так что мне это помогло.

Мы представляем один и тот же польский клуб из Торуни. Раньше он катался в другом городе — Гданьске, а потом перешел и благодаря этому мы познакомились. Мне кажется, он очень талантливый. И очень красиво ножки поднимает, когда ездит (смеется). Прямо такие натянутые носочки.

— А как родители относятся к твоей польской любви?

— Сначала они немножечко встревожились, потому что это был мой дебютный сезон, надо было показать себя в самой красе, а я прихожу и говорю: «Мама, папа, у меня появился парень». И они так сначала: «Ла-а-адно». А потом поняли, что это мне не мешает, а только помогает, и теперь тоже хорошо на это смотрят. Им главное, чтобы я была счастлива. Мама уже знакома с Филипом и любит его. К тому же мои родители сами начали отношения, когда папе было 16, а маме — 17. И они до сих пор вместе, все хорошо.

«Не могу рисковать жизнью моей шиншиллы, поэтому не беру ее в Канаду»

— На твоем профиле Instagram стоит фотография с домашним животным. Ты перевозила его в Канаду и обратно?

— Это шиншилла, и в Канаду я ее не возила — очень переживаю. Согласно статистике, из 40 шиншилл долетает 35. Я не могу так рисковать жизнью моей девочки, поэтому, пока я в Торонто, она живет у брата. Но когда я приезжаю в Россию, то сразу еду к своей шиншилле. Она такая плюшевая, такая хорошенькая… Шиншилла — это счастье.

Сейчас я подумываю над тем, чтобы купить себе в Канаде хорька. Его можно брать с собой в салон самолета — это удобно. А вот шиншилл отправляют в багажное отделение, и ты не знаешь, вдруг там холодно или мисочка опрокинется. Если бы шиншиллу можно было брать в салон, то я могла бы ей помочь или поласкать. Но так нельзя, поэтому сейчас я хочу хорька.

— У тебя есть еще интересное хобби — собирать фигурки.

— Мне кажется, это от папы. Он коллекционирует машинки, и мы шутим, что он такой большой мальчик, который продолжает собирать игрушки.

Мне же нравится, когда у меня есть коллекции фарфоровых фигурок и я их красиво расставляю, а потом любуюсь. У фигурок такие милые, позитивные личики — я люблю лежать и рассматривать их.

Также на даче в Подмосковье у меня собраны все мягкие игрушки с соревнований, которые мне кидали. Мама помогает их привезти — может какие-то свои вещи из чемодана выложить, но игрушки отвезет, потому что люди старались, покупали их и думали обо мне.

Я помню каждую — на каком старте мне ее подарили. Большой медведь с юниорского чемпионата мира рядом со мной, жираф с Warsaw Cup… Это все связано с моментами моей соревновательной жизни, и это здорово вспоминать.

«Надеюсь, в этом году закончу школу»

— Этим летом тебя еще ждет ЕГЭ...

— Да, плюс карантина в том, что у меня появилось время на учебу, так что сейчас готовлюсь к русскому, математике и биологии. Правда, даты экзаменов все время переносятся — становятся позднее и позднее из-за этого вируса. Сейчас они назначены на июнь. Надеюсь, что в этом году я все-таки окончу школу.

— А если бы не коронавирус, ты бы сейчас тренировалась в Канаде, а потом специально приезжала в Россию, чтобы сдать экзамены?

— Да. И еще: если не было вируса, я откатала бы чемпионат мира в Монреале, а потом поехала бы в Париж! Мне папа организовал путешествие, купил билеты для меня и для него. Он знал, что это был очень тяжелый сезон со множеством соревнований, и я очень старалась, поэтому решил исполнить мою давнюю мечту — побывать в Диснейленде во Франции. Были такие планы!.. и все накрылось.

Также мы должны были в межсезонье ставить новые программы, думать над новыми платьями… Надеюсь, что все-таки наступит белая полоса, и мы сможем поставить программы и подготовиться к сезону.

Правда, я еще не знаю, когда будет этот новый сезон. Мне кажется, расписание будет сильно сдвигаться, потому что сейчас весь мир не катается.