«У Поветкина есть доказательства для присяжных»

Поветкин ждет решения WBC, а его юрист сразится с Уайлдером

Александр Поветкин и Андрей Рябинский ТАСС
Александр Поветкин и Андрей Рябинский

Адвокат, который будет представлять интересы российского боксера Александра Поветкина в суде Нью-Йорка, старший партнер компании Forward Legal Алексей Карпенко в интервью «Газете.Ru» рассказал о предстоящем процессе и сроках вынесения решения Всемирным боксерским советом (WBC) по допинг-случаю, а также призвал не смешивать мельдоний с остарином.

Последняя фраза в нашей вводке к интервью с юристом звучит как рецепт нового кошмарного для антидопинговых служб «коктейля Родченкова», поэтому вкратце поясним, о каких двух – действительно, совершенно разных – историях идет речь.

Бой между Поветкиным и чемпионом мира в супертяжелом весе по версии WBC американцем Дионтеем Уайлдером, запланированный на май прошлого года в Москве, не состоялся после того, как в организме российского боксера были найдены следы запрещенного с 1 января 2016 года мельдония.

Позднее Всемирное антидопинговое агентство (WADA) выступило с разъяснением ситуации с мельдонием, следы которого обнаружились у многих россиян в различных видах спорта, уточнив сроки выведения и концентрации этого препарата в организме.

WBC оправдал Поветкина, обязав войти в программу «Чистый бокс» и проходить усиленное тестирование на протяжении года.

Правда, до этого решения сторона Уайлдера подала иск в суд Нью-Йорка из-за отмены боя на компанию-организатора мероприятия «Мир бокса», главой которой является российский бизнесмен Андрей Рябинский. При этом и сам американский спортсмен, и его представители успели наговорить о Поветкине столько, что получили от Рябинского встречный иск о защите чести и достоинства, в котором значилась сумма в разы больше их — 34,5 миллиона долларов.

В июле Уайлдер провел очередную добровольную защиту, победив своего соотечественника Криса Арреолу. Однако в этом поединке чемпион получил травму, из-за которой до конца года не смог появиться на ринге. WBC назначил поединок Поветкина с канадцем Бермейном Стиверном за титул временного чемпиона, обязав победителя встретиться с Уайлдером. Но и этот бой в России не состоялся…

В день поединка 17 декабря в Екатеринбурге президент WBC Хосе Сулейман сообщил, что допинг-проба россиянина, взятая 6 декабря, дала положительный результат на остарин.

Стиверн, будто бы ждавший этого известия, собрал вещи и уехал, а Поветкин провел бой с французом Йоанном Дюопа, победив нокаутом.

Вот такие две, перетекающие одна в другую, но весьма разные по своему статусу истории. WBC в начале февраля вскрыл пробу «Б», подтвердившую микродозы остарина, и должен вынести решение. Судебные слушания по существу по искам стороны Уайлдера и Рябинского начнутся в Нью-Йорке в понедельник.

Адвокат Алексей Карпенко находится там уже неделю…

— Когда и какого решения от WBC вы ожидаете после того, как была вскрыта допинг-проба «Б» Поветкина, подтвердившая наличие микродозы запрещенного препарата остарин?
— Будет расследование WBC, связанное с тем, каким образом этот препарат попал в организм Александра. Он не принимал никаких запрещенных препаратов, и мы рассчитываем на то, что WBC, разобравшись в этой ситуации, Александра оправдает.

Мы рассчитываем на то, что расследование займет, как и в случае с мельдонием, три-четыре месяца.

— Информация о том, что допинг-пробы, которые проверялись лабораторией в Лозанне, оказались «чистыми», предоставлена WBC? Она будет учтена организацией при вынесении решения, окажет на него влияние?
— Я считаю, на их решение окажут влияние все те аргументы, которые мы собираемся предоставить. Подробности о том, что мы предоставили, мне бы не хотелось сейчас раскрывать – это закрытая информация.

Безусловно, «чистые» пробы той же самой лаборатории Лос-Анджелеса (сданные Поветкиным в рамках программы «Чистый бокс» Ассоциации по добровольному тестированию на допинг VADA – «Газета.Ru»), в которой была и единственная «грязная» проба, так же как и данные из лаборатории Лозанны и других лабораторий – мы проводили контрольные проверки не только через Лозанну, но и через другие лаборатории – все эти материалы WBC частично уже были и еще будут предоставлены.

— Из-за того, что ситуация с вынесением решения может затянуться на несколько месяцев, Александр не будет иметь права все это время выходить на ринг или его поединки все-таки могут быть организованы?
— По поводу организации поединков вам нужно задавать вопрос Андрею Рябинскому, его промоутеру.

Он не может выходить под эгидой WBC. По другим версиям – совершенно спокойно.

— В ситуации, если все же будет вынесено решение WBC о дисквалификации, будет ли оно распространяться на другие боксерские организации?
— Не будет. WBC имеет юрисдикции только в отношении боев, которые проводятся под эгидой WBC.

— Территориальных ограничений на проведение поединков тоже не будет?
— Речь идет только о том, что (Поветкин) под угрозой дисквалификации под эгидой WBC. На другие версии это не распространятся, это не имеет территориального принципа.

— Получается, что до начала судебных слушаний в Нью-Йорке 6 октября по несостоявшемуся поединку в Москве с Дионтеем Уалдером, статус Поветкина в WBC останется «подвешенным». Это может как-то повлиять на судебный процесс?
— Никак не может. Потому что это не связанные между собой вещи.

Тот суд, который начнется послезавтра в Нью-Йорке, будет посвящен единственному вопросу, который будет поставлен перед присяжными: принимал ли Поветкин мельдоний после 1 января 2016 года.

Мы защищаем позицию и совершенно однозначно заявляем, что Поветкин не принимал мельдоний после 1 января 2016 года – то есть с того момента, как он был запрещен (внесен в Всемирным антидопинговым агентством WADA – «Газета.Ru»).

И у нас есть очень весомые доказательства – как фактические, так и экспертные – чтобы доказать суду присяжных нашу позицию.

Но вся история, связанная с остарином, лежит вне того разбирательства, которое будет в Нью-Йорке. Оно уже началось: в пятницу были процедурные слушания, в которых принимали участие только адвокаты с обеих сторон, а сам суд присяжных начнется в понедельник.

— То, что суд присяжных будет идти в контексте незавершенного допингового дела с остарином, может быть использовано противоположной стороной и оказать влияние на присяжных. Есть такие опасения?
— Таких опасений нет, потому что есть определенные правила о допуске той или иной информации до сведения присяжных.

И мы полагаем с высокой степенью вероятностью, что данная информация до присяжных доведена не будет, и суд запретит стороне Уайлдера оглашать эту информацию.

Потому что с точки зрения юридических норм, доведение подобного рода информации до присяжных нарушает принципы справедливости – слушается вопрос, который не имеет никакого отношения к остарину, случившемуся спустя полгода после тех событий, которые мы будем обсуждать.

Соответственно, это может сформировать у присяжных предубеждения, основанные на непроверенном, неисследованном факте, случившемся много месяцев спустя.

Мы соответствующее ходатайство заявили и полагаем, что у нас высокие шансы на то, чтобы оно было удовлетворено и остарин никак не фигурировал в слушаниях на следующей неделе.

— Сторона Поветкина говорит о том, что микродозы остарина могли попасть в организм боксера со спортивным питанием, будучи незадекларированными в нем. А может быть вариант с обычным питанием? Например, исследования, проведенные Роскачеством, показали, что в мясе кур, продающихся в России, обнаружены препараты, в том числе те, что не регламентируются российским законодательством.
— Вы абсолютно правы. При подготовке к спортивным соревнованиям, и это очень часто происходит в боксе, специалисты по антидопингу рекомендуют не есть мясо в некоторых странах.

Например, очень известна этим мексиканская говядина, когда коровам колют бог весть что и потом это в микродозах – таких, как появилась сейчас у Саши – это проявляется в организме спортсмена.

Было зарегистрировано несколько случаев, когда оправдывали боксеров у которых на микроуровнях, на грани срабатывания чувствительности тестирующего оборудования находилась микродоза запрещенного вещества.

И выяснялась, что она попала в организм не потому, что спортсмен принял запрещенный препарат, а потому что он съел продукт, изготовленный из мяса птицы или говядины, которой кололи или вводили каким-то иным образом анаболические стероиды, гормоны роста или другие подобные вещи.

Соответственно, мы проверяем спортивное питание, проверяем рацион Саши, чтобы найти причину. Потому что у нас есть авторитетные мнения экспертов из США, Голландии и Германии – они в один голос говорят, что клиническая картина анализов Александра и то количество (остарина), которое у него было обнаружено, однозначно свидетельствуют о том, что он не употреблял никаких запрещенных препаратов – речь идет о случайном попадании.

Обращаю ваше внимание, что мы к российским экспертам даже не прибегаем — с учетом всех тех скандалов, которые сейчас идут вокруг российского спорта, есть большое предубеждение против российского экспертного сообщества. Необоснованное, на мой взгляд, но, тем не менее, мы имеем дело с людьми, а они читают газеты.

Есть две основные причины (случайного попадания остарина в организм Поветкина): или продукт или некачественное спортивное питание.

Известно, что смеси готовятся не в идеальных условиях, бывают некачественные партии – туда мог в микродозе попасть запрещенный препарат, который никак не мог улучшить качества бойца. Это просто невозможно с точки зрения химико-биологических процессов. Но, тем не менее, он случайным образом попал, и это является основанием для того, чтобы Александра оправдать.

Мы надеемся, что мы найдем причину и сможем доказать его невиновность.

Ознакомиться с другими материалами, новостями и статистикой вы можете на странице бокса и ММА, а также в группах отдела спорта в социальных сетях Facebook и «ВКонтакте».