3 декабря 2016

 $63.87€68.11

18+

Онлайн-трансляции
Свернуть











«При Зайцевой с климатом в команде все будет в порядке»

Чепиков поделился впечатлениями от биатлонного сезона

Фотография: РИА Новости

Знаменитый российский биатлонист Сергей Чепиков в эксклюзивном интервью «Газете.Ru» поделился мнением о прошедшем сезоне, рассказал, что может дать сборной Ольга Зайцева, посоветовал спортсменам больше читать, а тренерам — идти в ногу со временем.

С двукратным Олимпийским чемпионом, двукратным чемпионом мира и двукратным обладателем Кубка мира по биатлону Сергеем Чепиковым корреспондент «Газеты.ru» встретилась на приеме, на котором провожали Ольгу Зайцеву. Сергей Чепиков — бывший партнер по команде виновницы торжества.

— Вас еще узнают на улице?
— Здесь, в Ханты-Мансийске, болельщики еще узнают — просят автографы, фотографируются. Вот в Екатеринбурге — уже нет. Но я не переживаю, я не тщеславен.

— Сколько лет вы в общей сложности провели в биатлоне?
— В основной состав сборной СССР я попал в 1985 году. У меня до сих пор сохранились фотографии, где мы в 88-м выиграли эстафету на Олимпийских играх. Моя заключительная Олимпиада пришлась на 2006 год. Значит, всего около 20 лет.

— Как вы начали заниматься биатлоном?
— Как и многие мальчишки в то время, я перепробовал множество секций. Должен сказать большое спасибо своему первому тренеру — Ивану Александровичу Чумичеву. Я одновременно ходил в секцию хоккея и биатлона, и он все время приходил и к родителям, и на хоккейную площадку и говорил мне: «Сережа, ты должен заниматься биатлоном». Это удивительно, когда тренер так верит в воспитанника, ведь мне было всего десять лет.

— За те годы, которые вы сами провели в гонках, биатлон очень сильно изменился: появились новые дисциплины, были поставлены новые рекорды, прогремели десятки имен. Отличается ли сейчас подготовка сборной России от той, которая практиковалась в СССР?

— Конечно, кардинально отличается. У нас было всего три гонки: индивидуальная, спринт и эстафета. Сейчас появились контактные, зрелищные дисциплины: смешанная эстафета, гонка преследования, масс-старт. Я это тоже застал: в смешанной эстафете мы с Ольгой Зайцевой, которую проводили из спорта в Ханты-Мансийске, становились призерами чемпионатов мира. Конечно, сейчас стало интереснее, и подготовка изменилась — в любом виде спорта есть определенный технический прогресс, меняются новые методики, спорт становится более скоростным.

Когда я смотрю видеозаписи Олимпиады 90-х годов, видно, что люди по-другому двигаются, и все кажется более затянутым. Опять же современный спортивный инвентарь позволяет достигать более высоких скоростей.

— Каким достижением в вашей карьере вы гордитесь больше всего?
— Конечно, для меня это была победа на Олимпийских играх в личной гонке в 1994 году. Я чувствовал, что такое время «Ч» наступает: или у меня будет возможность завоевать эту медаль, или этого не случится никогда. Поэтому я максимально концентрировался, практически никуда не выходил, чтобы не заболеть, не потерять энергию. Я чувствовал: сейчас — или никогда. И у меня получилось. Вот для вас какое достижение было самым главным? Когда вы сделали важный жизненный шаг?

— Наверное, махнуть за человеком через полстраны. Я хотела доказать себе, готова ли я, не задумываясь, пойти за кем-то на край света. Взять себя на слабо, можно сказать.
— И это прекрасно, когда люди делают такие поступки, которые многим могут показаться необдуманными. Когда я завоевал свою золотую олимпийскую медаль в биатлоне, то перешел в лыжные гонки. Меня всю жизнь спрашивают: для чего ты это сделал? Это необдуманно, это нерационально, ты бы мог еще бегать, деньги зарабатывать... Я выступал на Олимпийских играх в лыжных гонках, но был там только девятым и четвертым, но это был для меня интересный жизненный эксперимент.

Здорово, когда человек способен действовать не рационально — по велению сердца или просто ради какого-то жизненного интереса. Жизнь же, она совсем не длинная, и проживать ее по шаблону — очень скучно.

— А был в вашей жизни момент, когда хотелось все бросить?
— У меня был сложный период в юниорском возрасте, когда я выиграл гонку, а меня дисквалифицировали из-за того, что я использовал другую обойму — у меня была осечка. Лечу потом обратно в самолете — и такая тоска накрыла... Но думаю: нельзя раскисать. Отчаяние ведь, по Библии, это один из грехов вроде считается... Поэтому нужно стараться быть оптимистичным. Помню этот момент, я себе сказал: «Нет, ты должен стиснуть зубы и еще больше упереться, чтобы что-то получилось».

— Вы философией увлекаетесь?
— Я всегда на тренировочные сборы брал очень много книг — японскую поэзию, например, многое из нее я знаю наизусть. В Японии вообще считается, что каждый японец должен знать не менее ста хокку... И философию я брал: Бердяева, Ильина, художественную литературу... Я и за это благодарен большому спорту, что в то время я читал гораздо больше, чем сейчас.

— Я как-то спрашивала спортсменов из нынешней сборной, чем они занимаются в свободное время. Кто-то слушает музыку, кто-то сидит в социальной сети, кто-то английский учит — но никто как-то не сказал, что любит читать. Как вы думаете, это влияет на моральное состояние нашей сборной? Может быть, косвенно — на мотивацию, результаты?
— Возможно, влияет, возможно, нет. В любом случае, спортивные результаты зависят от какого-то интеллектуального развития. Нужно уметь принимать молниеносные решения, не впадать в панику, должен быть определенный уровень психологической устойчивости. Нужно уметь быть над ситуацией, и мне книги в этом помогали. Саморазвитие должно быть не только физическим, но и — громко сказано — духовным.

Мой тренер Владимир Николаевич Рекунов часто приводил пример: представьте себе конструктор, скажем Lego, какую-нибудь двухколесную модель. Одно колесо — это физическое состояние, а второе — это уровень духовного и интеллектуального развития. Если второе колесо будет меньше, то машину так и будет вести по кругу.

— А как вы думаете, чего Антону Шипулину не хватило в этом году, чтобы все-таки обойти Мартена Фуркада?
— Думаю, ему всего было достаточно, просто Фуркад был чуть-чуть сильнее. Антон провел блестящий сезон. Хотя на чемпионате мира, конечно, все ждали ярких побед от нашей сборной, и от Антона в том числе. Спорт тем и интересен, что тут не спрогнозируешь: хватит — не хватит... Нам, как болельщикам, стоит просто наслаждаться этой борьбой, а не препарировать отдельные выстрелы. Всем когда-то чего-то не хватает и в жизни, и в спорте. Нужно жить настоящими событиями и моментами, сопереживать спортсменам и получать от этого удовольствие.

— Антон много говорит о том, как ему помог новый личный тренер, как они эффективно взаимодействуют. Как вы думаете, если бы остальные ребята перешли на отдельную подготовку, это бы им помогло прогрессировать?
— Думаю, главное — чтобы между тренером и спортсменами было взаимопонимание, чтобы это было сотворчество. Чтобы они обсуждали подготовку и планировали ее вместе. Сколько человек будет в такой команде — пусть пять единомышленников, пусть десять, неважно, главное, чтобы было доверие. Ты должен доверять своему тренеру, а тренер должен не только располагать знанием, но и развиваться — все же в основном едут на каком-то старом багаже, как они тренировались 25 лет назад.

В этом плане тренер Антона — даже больше научный работник, чем просто тренер.

У нас были очень классные специалисты — профессор Сергеев, например, который разработал концептуальную методику. Самое главное — чтобы спортсмены и тренер доверяли друг другу и были единомышленниками. Команды должны формироваться именно по такому принципу.

— Как вы думаете, с кем могло бы сложиться подобное взаимопонимание у женской сборной, раз уж у нее меняется тренер?
— Вот Ольга Зайцева будет с ними взаимодействовать, например... Конечно, спортивный опыт — это хорошо. Но нужен кто-то еще, кто сможет предложить новые идеи. Чтобы это было и интересно, и одновременно это был бы системный, научный подход. Нужен человек, который мог бы собирать опыт Норвегии, Германии, других стран, словом, творческая личность. Если Ольге будет кто-то помогать в этом, команда будет развиваться.

Но мне кажется, что основное здесь — психологический климат. Думаю, если будет Ольга, с этим все будет в порядке.

— Потенциальных кандидатур на пост Королькевича вы пока не видите?
— Сам я пока ничего не знаю. Но вот, например, Валерий Николаевич Польховский был тренером долгое время, в том числе и на Олимпийских играх. Думаю, он бы справился. Может быть, есть перспективные молодые тренеры. Я убедился в этом в нашей федерации биатлона Свердловской области — есть тренеры с современным подходом, знанием физиологии, фармакологии, новых методик. Из этой плеяды тоже мог бы выйти хороший специалист.

— Какой жизненный совет вы могли бы дать нынешним спортсменам с высоты своего жизненного опыта?

— Спорт — это проекция твоего образа жизни: какой ты в жизни — такой же ты будешь на стадионе.

Нужно быть уравновешенным, чтобы не дергаться на рубеже, нужно по-доброму относиться к окружающим. Видно же, какой человек излучает положительную энергию, а какой — замкнутый и себе на уме. Как в спорте, так и в жизни нужно быть открытым миру, и тогда мир откроется вам.

Другие новости, материалы и статистику можно посмотреть на странице биатлона.

Читайте также:
  • Livejournal
Новости СМИ2
Новости СМИ2
Новости net.finam.ru