Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Достучаться до премьера: последний шанс тольяттинского ТОМЕТа

Ситуация вокруг ТОМЕТа обостряется

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Ситуация вокруг одного из крупнейших отечественных производителей метанола, компании ТОМЕТ продолжает обостряться: предложения по его спасению были торпедированы «Уралхимом» на совещании в Минпромторге. По итогу предприятие ждет плачевная судьба после того, как «Уралхим» предъявил исполнительные листы в службу судебных приставов и разместил объявление о намерении банкротства с последующей подачей заявления о банкротстве ТОМЕТ в арбитражный суд.

Несбывшиеся надежды

ТОМЕТ, будучи экономически успешным предприятием, в один момент оказался на грани разорения. 24 сентября приставы арестовали счета предприятия в рамках исполнительного производства, инициированного «Уралхимом». В прошлом году «Уралхим» добился выгодного для себя решения суда против бывших топ-менеджеров «Тольяттиазота» и их партнеров. «Уралхим», которому принадлежит небольшой (около 10%) пакет акций в ТоАЗе, обвинил экс-руководителей предприятия в нанесении ущерба на 87 млрд рублей. Среди соответчиков по делу оказалось порядка двух десятков физических и юридических лиц. В том числе и ТОМЕТ.

При этом основанием взыскания с ТОМЕТА (отвечающего солидарно с другими 19 ответчиками) такой гигантской суммы три строки из приговора следующего содержания: «Таким образом, иностранные юридические лица и ООО «ТОМЕТ» подконтрольны подсудимым и фактически являются частью их имущества, которое подлежит взысканию в счет возмещения причиненного ущерба».

«Уралхим» тут же поспешил с исполнением приговора, экстренно предъявив исполнительные листы в Службу судебных приставов.

Приговор в настоящее время оспаривается в кассационном порядке, но сроки рассмотрения кассационной жалобы не прогнозинуемы, а действия «Уралхима» не оставляют ТОМЕТу шансов.

После заморозки счетов успешное и эффективное предприятие оказалось без ресурсов для поддержания своей деятельности. Надежды на урегулирование конфликта и последующую разморозку счетов тольяттинцы возлагали на переговоры с участием Минпромторга. После обращений ТОМЕТа министерство выражало готовность выступить медиатором в переговорах и заинтересованность в том, чтобы ТОМЕТ, а значит и его сотрудники, продолжали работу.

Однако, несмотря на вовлеченность чиновников высокого уровня, переговоры не принесли результата. Точку в них поставила видеоконференция между представителями Минпромторга, ТОАЗа, «Уралхима» и ТОМЕТа, которая состоялась 30 октября. «Уралхим», выражая на словах искреннюю заинтересованность в продолжении работы ТОМЕТА, постави, как считает другая сторона, заведомо неприемлемые для остальных участников.

«Уралхим» представляли директор по правовым вопросам Дмитрий Татьянин и его зам Андрей Ермизин. При этом с большой вероятностью они отвечали лишь за юридическое оформление позиции владельца «Уралхима» Дмитрия Мазепина, который, как известно, давно ведет корпоративную войну в отношении ТоАЗа.

Предложение, с которым невозможно согласиться

«Тольяттиазот», признанный не по своей воле потерпевшим по делу, предложил «Уралхиму», как считают в ТоАзе, конструктивный и законный вариант урегулирования ситуации на основе соглашения, подразумевающий совместный отзыв заявлений о банкротстве, а также отзыв «Уралхимом» исполнительных листов до рассмотрения кассационных жалоб на приговор.

Такой подход не устроил «Уралхим», который предложил свой альтернативный вариант.

«Конструктивное» предложение «Уралхима» заключалось в том, что ТОМЕТ должен заложить все свое имущество в обеспечение исполнения ТОМЕТом решения суда на 87 млрд рублей, после чего ТОАЗ, по мнению «Уралхима», должен отзовать свое заявление о банкротстве предприятия, а «Уралхим» - исполнительные листы из службы судебных приставов.

Однако дьявол, как всегда, скрылся в деталях.

Например, соглашения о залоге имущества химкомпания предложила заключить напрямую с ней, без учета интересов ТоАЗа. И при этом отзывать собственное заявление о банкротстве ТОМЕТа «Уралхим» вовсе не планирует.

Иными словами, «Уралхим» предложил ТоАЗу отказаться от своих претензий к ТОМЕТу.

Предприятие в этом случае погибло бы, а первым «получит все сливки» сам «Уралхим», ведь имущество ТОМЕТа было бы в залоге именно у «Уралхима».

ТоАЗ такое предложение категорически отверг, назвав позицию «Уралхима» «деструктивной по своей сути и содержанию», предложив, однако, вернуться к заключению межкредиторского соглашения и приостановке действий до рассмотрения кассационной жалобы на приговор суда.

По итогам переговоров ТоАЗ однозначно оценил предложения «Уралхима» как неконструктивные и злоупотребляющие правом.

Когда слова расходятся с делом

По мнению ТоАЗа, его миноритарий лишь создает видимость заинтересованности в урегулировании кризиса. А на самом деле хочет добиться контролируемого банкротства ТОМЕТа. Иначе чем можно объяснить заявления «Уралхима» о заинтересованности в стабильной работе ТОМЕТа, его «вынужденном» участии в банкротстве и при этом категорическом нежелании отозвать собственное заявление о банкротстве?

При этом «Уралхим» продолжает делать заявления о своей «озабоченности» сложившимся положением дел. Одновременнов суде «Уралхим» настаивает на своем приоритете в процедуре банкротства, в частности, на том, что это он первым имел желание и право банкротить ТОМЕТ.

Пока «Уралхим» играл в свою игру и заводил в тупик переговоры с участием Минпромторга, на ТОМЕТе закономерно закончились деньги и сырье. К 21 октября предприятие было вынуждено полностью остановить свое производство. По оценкам трейдеров, в результате российский рынок недосчитается 40 тыс. тонн метанола в месяц, мировой - 70 тыс. тонн.

Другие российские производители метилового спирта приняли решение о повышении цен. Так, «Щекиноазот» повысил стоимость метанола на 3,6-7,2 тыс. рублей за тонну. При этом весь свободный объем продукта был распродан уже к концу октября, сообщал информационно-аналитический центр Rupec со ссылкой на данные Argus.

Не стоит думать, что от остановки ТОМЕТа пострадает лишь химическая отрасль и спекулянты на бирже.

Метанол, к примеру – один из важнейших компонентов такого массового продукта, как незамерзающая жидкость для омывания стекол. Его дефицит уже привел к росту цен – а это значит, что аккурат перед зимним сезоном «незамерзайка» подорожает. Что ощутит на себе каждый автомобилист страны.

Письмо Мишустину

За две недели до остановки производства коллектив ТОМЕТа обратился с открытым письмом на имя председателя правительства РФ Михаила Мишустина с просьбой не допустить банкротства.

«Арест счетов означает гибель нашей Компании в ближайшие дни из-за невозможности исполнять свои обязательства, в том числе и перед зарубежными партнерами», - говорилось в письме от 7 октября.

Там также указывалось, что ТОМЕТ считает несправедливыми требования химического концерна. «ООО «ТОМЕТ» и АО ОХК «УРАЛХИМ» никогда не имели никаких связей и договорных отношений», - подчеркивали работники тольяттинского предприятия.

Тольяттинцы напомнили премьеру, который долгое время возглавлял Федеральную налоговую службу (ФНС), что ТОМЕТ является одним из крупнейших налогоплательщиков Самарского региона. И за последние 5 лет компания выплатила в бюджеты всех уровней более 9,5 млрд рублей налогов.

«Недавно все счета предприятия были арестованы в связи с возбуждением данного исполнительного производства, что ставит под угрозу выплату заработной платы и продолжение существования Компании. Наше будущее, будущее членов наших семей связано с благополучием и нормальным функционированием Компании», - заявили они.

Шанс на вмешательство в ситуацию премьер-министра России невелик, но он все-таки есть.

Во-первых, ТОМЕТ входит в четверку крупнейших производителей метанола в стране – его производственная мощность составляет 950 тысяч тонн в год. Во-вторых, банкротство предприятия оставит без работы более чем две сотни его сотрудников. Это множество семей, оставшихся без дохода в разгар пандемии коронавируса.

Наконец, ТОМЕТ является крупным налогоплательщиком. А бюджет и Самарской области, и страны в целом испытывает давление из-за коронавируса и последствий весеннего локдауна.

Удастся ли достучаться до премьера – решится уже в ближайшие дни. Если нет – банкротство и ликвидация предприятия, со всеми вытекающими негативными для страны последствиями, чего так упорно добивается «УралХим», будут уже неизбежны.