Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
До 7 лет колонии: фигурантам «Нового величия» огласили приговор

Трое участников «Нового величия» получили реальные сроки

Прослушать новость
Остановить прослушивание
В Москве спустя полтора года с начала слушаний Люблинский суд огласил приговор семерым фигурантам дела «Нового величия». Их признали виновными в создании экстремистского сообщества. Троим из осужденных дали реальные сроки — до 7 лет колонии общего режима, остальные фигуранты получили до 6 лет условно. Судья почти не изменила наказание, которое запрашивало обвинение. Защитники в свою очередь намерены обжаловать приговор.

Люблинский суд Москвы вынес приговор семерым фигурантам дела «Нового величия» — их признали виновными в создании экстремистского сообщества.

Анну Павликову осудили на 4 года условно, Марию Дубовик — на 6 лет условно. Дмитрия Полетаева приговорили к 6 годам условно и освободили в зале суда, а Максиму Рощину назначили 6 лет и 6 месяцев условного срока. Вместе с тем Руслан Костыленков получил 7 лет, Вячеслав Крюков — 6 лет, а Петр Карамзин — 6 лет и 6 месяцев в колонии общего режима.

Во время оглашения приговора у здания собралось около 200 человек, которые поддерживали фигурантов дела аплодисментами и криками «Не забудем, не простим!» и «Невиновны!».

Адвокат Марии Дубовик Максим Пашков заявил, что защита собирается обжаловать решение суда. Он также сообщил, что суд в приговоре ссылался на данные досудебного соглашения Павла Ребровского. При этом сам Ребровский от этих показаний отказался и рассказал, что они были написаны следователем.

Все началось осенью 2017 года — тогда несколько молодых людей создали Telegram-чат, в котором обсуждали самые разные темы, в том числе политические. В определенный момент к беседе присоединился мужчина под никнеймом Руслан Д.

По словам некоторых фигурантов дела «Нового величия», он начал активно обсуждать с другими пользователями политические темы. Адвокаты обвиняемых уверяют, что этим присоединившимся к чату незнакомцем был не кто иной, как сотрудник ФСБ или МВД.

__is_photorep_included13181437: 1

С 10 ноября общение молодых людей перешло из виртуального в реальное — они несколько раз виделись в «Макдональдсах», расположенных в Москве. Позже Руслан Д. арендовал небольшое помещение, в котором члены сообщества начали проводить встречи — предполагаемый правоохранитель предложил компании разработать и «устав организации». Другие обвиняемые по делу в своих показаниях уверили, что идея создания организации принадлежит Руслану Костыленкову, которому на тот момент было 25 лет.

Согласно материалам следствия, за все время существования организации ее участники успели напечатать и расклеить несколько тиражей листовок о «путинском режиме», принять участие в маршах «За московский троллейбус», памяти Бориса Немцова и в митинге Алексея Навального.

В своих показаниях свидетель Руслан Д. (в материалах уголовного дела указан как Александр Константинов. — «Газета.Ru») отмечал, что некоторые члены сообщества также несколько раз ездили в Подмосковье для тренировки стрельбы из ружья «Сайга» и изготовления «коктейлей Молотова». В этих мероприятиях также участвовал оперативник уголовного розыска Максим Расторгуев, который внедрился в «Новое величие» в начале февраля.

15 мая 2018 года прошли задержания десяти участников организации: 25-летнего Руслана Костыленкова, 20-летнего Вячеслава Крюкова, 32-летнего Петра Карамзина, 29-летнего Дмитрия Полетаева, 25-летнего Сергея Гаврилова, 31-летнего Павла Ребровского, 39-летнего Максима Рощина, 30-летнего Рустама Рустамова, 19-летней Марии Дубовик и 17-летней Анны Павликовой.

Против них возбудили дела по части 1, 2 статьи 282.1 УК об организации экстремистского сообщества и участии в нем. Все внедренные оперативники, а также Руслан Д. стали свидетелями по делу.

Член ОНК Москвы Евгений Еникеев рассказывал, что задержание фигурантов проходило очень жестоко — в частности несовершеннолетней участнице организации Павликовой угрожали насилием. Кроме того, ее 22 часа содержали в Кунцевском межрайонном отделе СК без еды и воды.

«Она рассказала, что ее задерживали люди в форме без знаков отличий и в черных балаклавах, один из которых угрожал ее ударить, так как она отрицала то, в чем он ее обвинял. <...> Во время своего пребывания в подвале Кунцевского межрайоного следственного отдела СК Анна видела того самого Руслана Костыленкова, который давал признания на видео. По ее словам, на Костыленкове были следы избиения: «разбита губа, синяк на левом глазу, ссадины с левой стороны лица», — сообщал в своем блоге правозащитник.

Однако на этом мучения девушки не закончились: во время пребывания в следственном изоляторе у нее обнаружили воспаление, которое, по словам врачей, могло обернуться бесплодием. «Ей и гинеколог в «матроске» [Матросской тишине] сказала, что идет хроническое воспаление, и она не знает, будут ли у Анечки дети. А другой врач выразилась еще проще: «Тюрьма стерилизует», — рассказывала мать девушки Юлия Павликова «Новой газете».

У второй девушки Марии Дубовик в период содержания СИЗО диагностировали гинекологическую опухоль, сообщала «Дождю» мать участницы «Нового величия» Наталья Дубовик.

Несмотря на заболевания и просьбы об изменении меры пресечения от уполномоченной по правам человека РФ Татьяны Москальковой суд продлил девушкам срок заключения под стражей на месяц. Лишь 16 августа их отпустили под домашний арест.

Первыми по этому делу весной 2019 года осудили Рустама Рустамова и Павла Ребровского на полтора года лишения свободы условно и 2,5 года колонии общего режима соответственно. Оба молодых человека заключили досудебное соглашение со следствием. На суде Рустамов заявил, что члены сообщества планировали поджечь офис «Единой России» коктейлем Молотова, а Руслан Костыленков «что-то говорил про Останкинскую телебашню».

Между тем в июле 2019 года позиция Ребровского, который также говорил об экстремистской направленности организации, изменилась. Он заявил, что давал ложные показания под давлением правоохранителей. «Все эти показания были даны под давлением, под угрозой 205-й статьи. Было так: «Либо ты сейчас подписываешь, либо я тебе даю 205-ю статью»», — рассказал молодой человек в ходе одного из заседаний Люблинского районного суда Москвы.

После этого 8 октября Мосгорсуд изменил меру пресечения Ребровского на подписку о невыезде. В тот же день в Люблинском районном суде свои показания давал другой внедренный в организацию оперативник Юрий Испанцев. Он сказал, что на одном из собраний «Нового величия» раздавались агитационные материалы, в которых поощрялся «физический захват должностных лиц власти силовыми способами».

Между тем фигуранты дела Руслан Костыленков Петр Карамзин, Дмитрий Полетаев и Вячеслав Крюков, которые находились по стражей, несколько раз просили об изменении меры пресечения. 18 октября 2019 года, когда ходатайство в очередной раз отклонили, Костыленков и Крюков вскрыли себе вены прямо в здании суда.

«Я лично видел, что Костыленков себе вскрыл. Маша Дубовик [еще один фигурант дела] закричала, у нее истерика началась. Я — к ней. А потом сказали, что еще и Крюков вскрыл», — сообщил адвокат Дубовик Максим Пашков изданию РБК.

Он добавил, что кровь Костыленкова залила «клетку, дверь и пол». Тем не менее врачам удалось вовремя оказать помощь обвиняемым.

Сразу за этим происшествием, 21 октября 2019 года, 25-летний инженер-программист Сергей Гаврилов совершил побег из-под домашнего ареста и попросил политического убежища на Украине. «В понедельник было установлено, что нарушена целостность контура электронного браслета, которым он был снабжен. По сигналу выехала наша группа, дома его не оказалось», — рассказывал замглавы ФСИН Валерий Максименко «Интерфаксу».

Только 12 июня 2020 года Гаврилов официально получил статус беженца на Украине — об этом он сообщил на своей странице в Facebook: «Впервые с момента моего (а также всех остальных ребят, проходящих по делу «Нового Величия») ареста 15 марта 2018 года, я могу снова начать жить. Жить, не выживать, не держать, не существовать в ожидания приговора, не бежать, а жить. Жить полноценной человеческой жизнью».

Отметим, что ни один из фигурантов не признает своей вины в участии в экстремистской сообществе. Тем не менее гособвинитель требовал для подсудимых сроки лишения свободы от четырех лет условно до 7,5 лет реального заключения. На заседании, прошедшем 15 июля 2020 года, прокурор заявил, что никаких провокаций от спецслужб в отношении молодых людей не было.

«Доводы защиты о том, что все дело — это результат полицейской провокации Константинова (Руслана Д.), не нашли своего подтверждения. Провокация — это искусственное создание условий для преступления, а подсудимые сами имели умысел. Еще до знакомства с Константиновым они создали чат, где говорили о необходимости создания организации», — подчеркивал прокурор.