Расследование: кто смеялся над жертвами в Шереметьево

В Шереметьево расследовали «глумление сотрудников» при пожаре SSJ-100

Сотрудники «Шереметьево» не смеялись и не отпускали грубые комментариев по поводу крушения самолета Sukhoi Superjet 100, заявили в пресс-службе аэропорта. Ранее в сети было распространено видео, на котором некие «должностные лица» крайне неэтично говорят о смертельной катастрофе. В «Шереметьево» заявили, что эти люди никакого отношения к аэропорту или авиакомпании не имеют.

Служебное расследование провел аэропорт «Шереметьево» в отношении своих сотрудников. Как сообщает пресс-служба воздушной гавани, эта мера была предпринята после публикации в сети видео, на котором некие должностные лица смеялись и грубо шутили по поводу крушения лайнера Sukhoi Superjet 100, передает НСН.

В «Шереметьево» заявили, что сотрудников аэропорта или авиакомпании «Аэрофлот» среди фигурантов расследования не было.

На кадрах записи видно, как некие сотрудники в служебной зоне аэропорта снимали жесткую посадку горящего самолета на телефон, смеялись и «допускали оскорбительные комментарии». Руководство «Шереметьево» также потребовало наказать людей, «допустивших высказывания, противоречащие всем нормам общечеловеческой морали и профессиональной этики».

Накануне, 6 мая, были опубликованы первые предварительные данные по расследованию авиакатастрофы SSJ-100 в «Шереметьево», унесшей жизни 41 человека. В воздушное судно действительно ударила молния, разряд электричества повредил бортовые электронные системы.

В результате лайнер совершил жесткую посадку, резко меняя высоту и скорость, что не могло не привести к повреждениям самолета. Отмечается, что капитан воздушного судна мог летать до полной выработки топлива на ручном управлении, и одна из версий трагедии – ошибка пилота.

В качестве основной версии ошибку пилота называет газета «Коммерсантъ». Одновременно с этим в гибели 41 человека могут быть виновны наземные службы, не отреагировавшие на ЧП с должной оперативностью.

Подозрения в адрес летчиков связаны с их действиями при посадке после удара молнии. Заход в ручном режиме, по мнению источников, оказался сложным: пилоты могли положиться только на собственные навыки и показания приборов. Кроме того, SSJ-100 садился с превышением путевой скорости на 30 км/ч и с почти полными баками горючего.

Однако посадка была вполне безопасной даже при таких условиях, утверждают опрошенные эксперты.

К катастрофе могла привести еще одна ошибка летчиков, отмечает издание: самолет из-за нее жестко коснулся шасси взлетно-посадочной полосы и несколько раз подпрыгнул. Стойки шасси продавили топливные баки, керосин попал в двигатели извне и загорелся.

Из-за прыжков SSJ-100 по полосе многие пассажиры, сидевшие в задней части самолета, получили травмы, а керосиновый пожар не оставил им «ни единого шанса выжить».

Окончательные выводы о причинах трагедии сделают специалисты Международного авиационного комитета (МАК) и Следственного комитета России (СКР).

Пожарные машины не встречали горящий самолет из-за того, что спасателям могли не сообщить вовремя информацию о крушении и пожаре, предположил руководитель рабочей группы общероссийского движения «За реальные дела» по вопросам пожарной безопасности Александр Подгрушный, сообщает ФАН.

При аварийной посадке пожарные расчеты обязаны стоять вдоль полосы. При проблемах с раскрытием шасси, они должны залить взлетно-посадочную полосу пеной, чтобы избежать высекания искры, отметил он. При этом эксперт уточнил, что в случае с Sukhoi Superjet 100 аварийная посадка «была чисто техническая, полосу пеной не покрывали, но пожарные уже должны были быть готовы».

«Возможно, не прошла команда пожарным, что самолет аварийно садится, что его нужно сопровождать. Удивило, что пожарные машины не стояли вдоль полосы в ожидании посадки Sukhoi Superjet 100», — подчеркнул Подгрушный.

Специалист добавил, что обычно при поступлении информации о ЧП с борта самолета в действие вступают сразу 8-9 экстренных служб воздушной гавани.

Вечером в воскресенье, 5 мая, Sukhoi Superjet 100 авиакомпании «Аэрофлот», следовавший из Москвы в Мурманск, после 28 минут полета подал сигнал бедствия и запросил экстренную посадку в столичном «Шереметьево». Сесть самолету удалось со второго раза — он ударился о взлетную полосу сначала шасси, а затем хвостом. В результате лайнер загорелся, огонь распространился на всю хвостовую часть.

На борту находились 78 человек, включая четырех членов экипажа. Погиб 41 человек.

Минздрав рассказал о состоянии пострадавших при крушении SSJ-100 в московском аэропорту Шереметьево. Как сообщили «Газете.Ru» в ведомстве, в НИИ Склифосовского находятся 5 человек, из которых один в тяжелом состоянии, и четверо — в состоянии средней тяжести в ожоговом отделении.

В НИИ Вишневского находятся двое тяжелых раненых, и двое в состоянии средней тяжести. С пациентами провели консультации психиатры из института им. Сербского.