Каратель революции: как жил убийца Троцкого

18 октября умер Рамон Меркадер — убийца Троцкого

Этот человек вошел в историю как агент НКВД, убивший ледорубом Льва Троцкого. Он провел в тюрьме 20 лет, подвергался пыткам, под конец жизни каждую ночь просыпался от кошмаров, но никогда не жалел о содеянном. В день 40-летия со смерти Рамона Меркадера «Газета.Ru» рассказывает о том, как ему удалось втереться в доверие к Троцкому и почему он считал, что помог Советскому Союзу в войне против Гитлера.

18 октября 1978 года на Кубе в возрасте 65 лет умер испанский коммунист Рамон Меркадер.

Хайме Рамон Меркадер дель Рио родился в 1913 году в семье одного из самых богатых промышленников Барселоны — Пабло Меркадера. Его мать Каридад, родившаяся на Кубе, происходила из обеспеченной аристократической семьи испанского происхождения. Невероятно красивая, образованная, с сильным характером, мать пятерых детей, Каридад в какой-то момент увлеклась политикой и сблизилась с анархистами, а затем примкнула к Третьему интернационалу. Она забрала пятерых детей и навсегда уехала от мужа — детство Рамона прошло во Франции.

В 1935 году 22-летний Меркадер провел несколько месяцев в валенсийской тюрьме за коммунистическую деятельность. А в следующем году в Испании началась гражданская война, и юноша без всяких сомнений отправился на фронт. Однако самое большое сражение Меркадера было еще впереди.

В 1937 году он был завербован НКВД. Без сомнения, свою роль в этом сыграла его мать, именно она настояла на том, чтобы Рамон отправился в СССР, где он прошел специальную подготовку.

Известно, что он носил оперативный псевдоним «Гном». Иронично, учитывая, что рост Меркадера составлял 185 см.

Сама Каридад начала работать на советскую разведку еще раньше. Автор книги «Небеса обетованные. Женщина, работавшая на Сталина» Грегорио Лури утверждает, что у Каридад были тесные отношения с самим Лаврентием Берией, главой НКВД.

Гном с ледорубом

В то время, когда Рамон Меркадер начинал свою карьеру в качестве советского агента, Иосиф Сталин дал личное поручение Берии ликвидировать своего политического врага Льва Троцкого, который к тому моменту получил убежище в Мексике. Времени на составление плана и его воплощение было мало: в сентябре 1938 года соратники Троцкого утвердили в Париже Четвертый Интернационал, целью которого являлась мировая революция.

Было принято решение убрать Троцкого с помощью ветеранов партизанской борьбы в Испании. Руководили операцией замначальника советской разведки Павел Судоплатов и разведчик Наум Эйтингон.

Каридад и Рамон Меркадеры также были привлечены к этой группе. Однако поначалу им не отводилась роль непосредственных убийц Троцкого. Исполнителем приказа Сталина должен был стать мексиканский художник Хосе Давид Сикейрос. 24 мая 1940 года он вместе с товарищами приехал к Троцкому, который жил в тщательно охраняемом доме с бойницами за железным забором.

Злоумышленники переоделись в форму мексиканских полицейских и с легкостью проникли на территорию виллы. После этого нападавшие с улицы стали расстреливать спальню революционера. Они выпустили порядка 200 пуль, легко ранили внука Троцкого Эстебана Волкова, однако сам «предатель революции» остался жив и здоров.

Волков так вспоминает о той ночи: «Я спокойно спал в комнате рядом со спальней деда. Было, наверное, около четырех часов утра, и вдруг кто-то открывает дверь, ведущую из сада. Сначала я подумал, что это кто-то из домашних, один из товарищей, но они открыли огонь из винтовки».

По его словам, первое, что он услышал, как только злоумышленники скрылись с территории виллы, — бодрый и даже веселый голос своего деда. «Представьте, остаться в живых после покушения по приказу Сталина?» — пояснял Волков.

После провала первой операции ее разработчик Наум Эйтингтон, близкий друг Каридад и Рамона, должен был доложить о провале Сталину. Увидев отчаяние товарища, Рамон сказал: «Не переживай. Я сделаю это сам». По этой версии, которую поддерживает биограф Лури, молодой человек сам решил стать убийцей Троцкого.

При этом некоторые историки утверждают, что именно Каридад склонила собственного сына вызваться убить Троцкого.

Как бы то ни было, Рамон начал осуществлять свой план. После неудавшейся попытки покушения Троцкий усилил охрану, и самым сложным для Меркадера стало втереться в доверие к революционеру.

Для этого он приехал в Париж и стал ухаживать за Сильвией Агелофф, сестрой личного секретаря Троцкого. Ей он представился канадским бизнесменом Фрэнком Джексоном. Кстати, этот человек реально существовал, но погиб во время гражданской войны в Испании. Роман развивался стремительно, и молодые люди уже стали планировать свадьбу. Вместе с «возлюбленной» Меркадер отправился в Мексику и там стал постепенно вхож в дом к самому Троцкому.

Меркадер не спешил. Зная мнительность Троцкого, он поначалу вовсе не проявлял интереса к самому хозяину дома. Его якобы совершенно не волновала политика, и все, что было интересно молодому дельцу Джексону — коммерция и Сильвия, которая проживала на вилле революционера.

Как вспоминает один из охранников Троцкого американец Марк Шэрон, «Меркадер был настоящим джентльменом. Он заботился о Сильвии, и она, разумеется, в него влюбилась».

Постепенно Меркадер-Джексон добился расположения и самих охранников, которые уже привыкли к нему: он встречал и провожал Сильвию. Молодой человек угощал охрану дорогими сигарами и оказывал им небольшие дружеские услуги.

Однажды «Джексона» пригласили войти в дом и познакомили с лидером Октябрьской революции. 27-летний молодой человек не высказал большого удивления от встречи с известной личностью, но все же постепенно им заинтересовался. «Предприниматель» был неглуп, и Троцкий дал ему почитать кое-что из своей публицистики. Постепенно Джексон стал и сам писать. Проявив желание показать Троцкому свою новую статью о капитуляции Франции, агент НКВД и проник на его виллу 20 августа 1940 года, всего через три месяца после первого покушения.

Под плащом у Меркадера находилось оружие убийства — альпинистский ледоруб. Один из организаторов покушения Павел Судоплатов писал об этом в мемуарах: «Пришли к выводу, что лучше всего использовать нож или малый ледоруб альпиниста: во-первых, их легче скрыть от охранника, а во-вторых, эти орудия убийства бесшумны».

Когда Троцкий склонился над столом, чтобы прочитать статью, Меркадер ударил его ледорубом в затылок и нанес рану глубиной 7 см. По плану, Троцкий должен был умереть моментально — тогда у убийцы было бы время, чтобы спокойно выйти с виллы. Рядом с домом в машине его ожидали товарищи и мать. Однако 61-летний революционер сразу не умер, возможно, потому что Меркадер нанес неверный удар.

Троцкий закричал, схватил Меркадера и душил его до тех пор, пока в кабинет не прибежали охранники. Те скрутили убийцу и стали его избивать.

Враг Сталина скончался от полученной раны на следующий день. В выпуске советской «Правды» от 24 августа появилась заметка о случившемся. В тексте говорилось о смерти человека, который на протяжении многих лет боролся против рабочего класса и большевистской партии. Последний абзац материала Сталин написал сам: «Троцкий стал жертвой своих же собственных интриг, предательств, измен. Так бесславно кончил свою жизнь этот презренный человек, сойдя в могилу с печатью международного шпиона на челе».

Меркадер молчал в тюрьме и говорил в СССР

Рамон Меркадер был схвачен полицией. Во время следствия его пытали и даже не скрывали этого: на фотографиях тех лет он постоянно появлялся с повязкой на голове и синяками. На суде советский агент отвергал всякую связь с СССР: он настаивал на том, что Троцкий препятствовал его намерению жениться на Сильвии Агелофф и пытался вовлечь в тайную террористическую организацию, члены которой ставили своей конечной целью убийство Сталина. Убийца утверждал, что смерть Троцкого являлась единственным способом это предотвратить.

Власти Мексики долгое время не могли установить его личность и даже национальность. Доподлинно было известно, что он не является ни бельгийцем, ни французом, ни канадцем. Лишь к 1946 году удалось узнать, кем на самом деле был убийца Троцкого. Его узнал коммунист-перебежчик, который был лично знаком с Меркадером. Однако и тогда убийца Троцкого не сознался в истинных мотивах своего поступка.

Суд приговорил его к высшей мере наказания — 20 годам заключения. Ветеран Службы внешней разведки Олег Нечипоренко впоследствии рассказывал журналистам, что Советский Союз неофициально пытался вытащить своего агента из тюрьмы.

«Наши» работали по нему. Через высокопоставленную агентуру влияния в Мексике предпринимались попытки добиться сокращения срока заключения, старались облегчить его режим в тюрьме. Даже хотели организовать ему побег. Но он отказался», — приводит его слова «kp.ru».

Первые шесть лет Меркадер провел в камере без окон и регулярно подвергался побоям. Впоследствии условия его содержания изменились. Меркадер стал жить в некоем подобии VIP-камеры, ни в чем себе не отказывая и даже женившись на мексиканке по имени Рокелия. У него была и профессия — руководитель тюремной радиомастерской.

6 мая 1960 года убийца вышел на свободу: при нем был чехословацкий паспорт и билет на Кубу, откуда он должен был отправиться в СССР. По прибытии в Москву он получил паспорт на имя Рамона Ивановича Лопеса. А уже 31 мая вышел приказ: звезду Героя Советского Союза Рамон Меркадер получал из рук тогдашнего главы КГБ Александра Шелепина и председателя президиума Верховного Совета СССР Леонида Брежнева.

Впоследствии Меркадер был зачислен на должность старшего научного сотрудника в Институт марксизма-ленинизма, где он занимался историей гражданской войны в Испании. Им с супругой и приемными детьми дали хорошую трехкомнатную квартиру рядом с метро Сокол.

Меркадеру также выделили сотрудника СВР, который должен был помочь ему адаптироваться к жизни в Стране Советов. Им стал Олег Нечипоренко.

«Мы беседовали с ним на общие темы, не вдавались в идеологию. У меня была установка — не лезть в душу, не бередить. К тому же он был замкнутый, держался в себе, типичный интроверт. Только теперь, спустя годы оперативной работы, понимаю, что Гном очень нуждался в психической разгрузке, психотерапевтической помощи. Возможно, нужно было ему создать среду, где он почувствовал бы свою нужность, перестал думать о роли Мавра. Но такие меры, в свою очередь, могли расширить круг лиц, осведомленных по делу, увеличить угрозу утечки», — рассказал он.

Впрочем, иногда убийца Троцкого все же делился своей тайной с посторонними людьми. Хосе Сандоваль, член ЦК Коммунистической партии Испании, эмигрировавший в СССР, работал вместе с Меркадером в Институте марксизма-ленинизма: он оставил воспоминания о том, как Рамон Меркадер переживал свой поступок спустя многие годы.

«Однажды, в один из выходных дней, когда мы собрались у меня дома, он (Меркадер) сам мне все это рассказал, начав приблизительно так:

— Ты, наверное, уже в курсе, что я тот самый убийца Троцкого?

Конечно, я спросил:

— Как же ты мог пойти на такое?

И он начал рассказывать, как сильно колебался, терзался сомнениями, прежде чем согласиться, но потом все-таки решился.

Разговор завязался вокруг того, что Рамон посетовал на бессонницу, на то, что каждую ночь он в ужасе просыпается от воспоминаний пыток, перенесенных им в мексиканской тюрьме.

Как я понял, каждое утро, день за днем, его поднимали в определенный час и подвергали пыткам, заставляя назвать свое настоящее имя. Я думаю, что это было его незаживающей раной. Также он говорил, что чувствует приближение нового инфаркта.

Подводя черту под нашим разговором, он произнес:

— Ладно, в конце концов, что было, то было, собаке — собачья смерть».

В Москве Меркадер жил до середины 1970-х годов. Он переехал на Кубу, где по приглашению ее руководителя Фиделя Кастро работал в министерстве иностранных дел.

В год своей смерти Меркадер рассказал о том, почему убил Троцкого, другому своему знакомому — сотруднику СВР Игорю Ш., который также должен был охранять убийцу Троцкого.

«В 1940 году было уже очевидно, что Германия развяжет войну против Советского Союза. Находясь на Западе, я видел, что Троцкий является лидером довольно многочисленного антисоветского движения и что в случае войны оно может представить дополнительную угрозу для СССР за рубежом и внутри страны. Я был полностью убежден, что если движение лишится своего лидера, то оно в значительной степени потеряет свою силу. Потому у меня не было колебаний», — признался Меркадер советскому разведчику.

Человек с ледорубом умер от саркомы легкого в 1978 году в возрасте 65 лет. По его завещанию прах был перевезен в Москву и захоронен на Кунцевском кладбище. Сейчас там установлен памятник Рамону Ивановичу Лопесу. Жена Меркадера после его смерти переехала в Мексику вместе с детьми Лаурой, Артуро и Хорхе. Они получали пенсию как родственники Героя Советского Союза.