Новые правила: беременных уголовниц выпустят по УДО

Минюст начал работать над законопроектом об УДО для беременных женщин

Беременные женщины смогут выйти из тюрьмы по УДО, если у них есть ребенок младше трех лет и они уже отбыли четверть срока наказания. Соответствующий законопроект внесен Министерством юстиции — сейчас он проходит общественное обсуждение. Согласно документу, поправки в УК РФ также позволят заменить оставшуюся часть наказания на более мягкую. Отмечается, что реформа коснется лишь тех женщин, которые были осуждены за преступления небольшой тяжести.

Министерство юстиции России планирует внести поправки в Уголовный кодекс РФ, которые позволят освобождать по УДО осужденных беременных женщин. Для этого россиянки должны иметь ребенка до трех лет, который находится в доме ребенка при исправительном учреждении. Соответствующий законопроект опубликован на федеральном портале проектов нормативных правовых актов. В настоящее время он находится на этапе общественных обсуждений, которые завершатся 28 октября.

Поправки предлагается внести в статьи 79, 80 и 93 УК РФ. Законопроект также предусматривает «замену неотбытой части наказания более мягким видом наказания после фактического отбытия осужденной не менее одной четверти срока наказания, назначенного за преступление небольшой тяжести».

В Минюсте добавили, что сегодня применение условно-досрочного освобождения возможно только после того, как осужденный отбыл не менее одной трети срока наказания, которое было назначено за преступление небольшой тяжести.

Отметим, что в октябре 2016 года в Госдуму был внесен законопроект, предусматривающий внесение поправок в уголовно-исполнительный кодекс. Согласно ним, перемещать беременных осужденных россиянок можно только после заключения врача. При этом специалист, дав добро на этапирование женщины из СИЗО в исправительное учреждение, может запросить для нее медицинское сопровождение. К тому моменту такая возможность была лишь у тяжелобольных заключенных.

Депутаты приняли поправки 14 июля 2017 года, спустя пять дней их одобрили в Совете Федерации, а 26 июля документ стал федеральным законом №200. «Перемещение осужденных беременных женщин, женщин, имеющих при себе детей в возрасте до трех лет, допускается по заключению врача о возможности перемещения, а при необходимости согласно данному заключению — в сопровождении медицинских работников», — говорится в нем.

Между тем, в целом положение заключенных в тюрьме женщин оставляет желать лучшего. «Новая газета» в начале июля 2018 года сообщала, что через ЕСПЧ на тот момент прошло уже два дела, связанных со смертью в колонии онкобольных россиянок, которая не получили нужного лечения.

Третье дело суд продолжает рассматривать до сих пор. Оно касается Екатерины Нусаловой, у которой в исправительной колонии была обнаружена злокачественная опухоль 4-й стадии. Вместе с ней у женщины зафиксировали поражение костей позвоночника, гепатит и ВИЧ.

Жалоба в ЕСПЧ была подана в связи с тем, что в марте 2016 года Смольнинский районный суд Санкт-Петербурга отказал в просьбе условно-досрочно освободить женщину из тюрьмы.

В итоге Нусалову вновь вернули в ИК. Екатерину выпустили на свободу только после того, как ее адвокат Виталий Черкасов отправил апелляционную жалобу на решение Смольнинского районного суда — в Санкт-Петербургский городской суд и параллельно в ЕСПЧ.

Стены ИК Нусалова покидала в инвалидной коляске. Когда она приехала в родной Мурманск, ее встретила «скорая помощь» и сразу доставила в больницу. Россиянка умерла спустя два месяца — без матери остались двое детей.

Начальника тюремной больницы, где находилась Нусалова, уволили и сейчас судят за халатность.

Из-за отсутствия лечения умерла и Мария Бухтеева. В 2013 году ее приговорили к 8 годам лишения свободы за незаконное приобретение, хранение, перевозку, изготовление наркотиков (статья 228 УК РФ). Россиянку этапировали в ИК-2 Ленинградской области, где она почувствовала боль в груди. Ее долго не могли показать врачу — в тюремную больницу им. Гааза девушка попала лишь спустя 7 месяцев после первой жалобы на здоровье — в ноябре 2015 года. Там ей поставили диагноз: рак 4-й стадии.

17 марта 2016 года состоялся суд по вопросу освобождения Бухтеевой по УДО. На нем выступил онколог: «Кровотечение может открыться в любой момент. При таком кровотечении пациент теряет один литр крови за 10 минут. Если начнется кровотечение, я физически не успею перевезти ее в диспансер». Тем не менее, суд отказал в ходатайстве. Спустя 19 дней девушка умерла, не дожив до своего 29-летия.

В феврале 2018 года ЕСПЧ вынес решение в пользу Бухтеевой, приравняв неоказание должной медпомощи к пыткам. Такое же решение несколькими месяцами ранее суд вынес в отношении Оксаны Семеновой — соседки Бухтеевой, которая жила с ней в одной палате петербургской тюремной больницы и также умерла от рака. Страсбург обязал Россию выплатить семьям девушек по €35 тыс.

Согласно информации в карточке внесенного накануне законопроекта, он разрабатывается в рамках Национальной стратегии действий в интересах женщин на 2017-2022 годы. Данный документ был утвержден правительством в начале марта 2017 года. В нем создание условий для полного и равноправного участия женщин во всех сферах жизни общества было названо приоритетным направлением российской госполитики.

Стратегия также предусматривает предупреждение насилия в отношении россиянок, создание условий для сохранения их здоровья и преодоление стереотипов о социальных ролях женщины и мужчины.

Реализацию стратегии разделили на два этапа. В рамках первого, рассчитанного на 2017–2018 годы, планировалось «наладить информационно-аналитическое, правовое и кадровое обеспечения политики в интересах женщин». Во время второго этапа, который должен пройти за 2019–2022 годы, предполагается «реализовать меры по улучшениюположения россиянок в экономической, социальной, культурной и политической сферах».

27 февраля 2017 года вице-премьер Ольга Голодец заявила о существовании в России дискриминации женщин по уровню зарплат. Она отметила, что среди россиянок 37% имеют высшее образование, в то время как у мужчин эта цифра составляет 29%. «При этом уровень зарплат женщин составляет лишь 73% от уровня средней зарплаты у мужчин, то есть дискриминация всегда существует», — отмечала Голодец.

По ее словам, это приводит к тому, что женщинам часто «приходится совмещать свои профессиональные обязанности с обязанностями по дому и по воспитанию детей». Исправить эту ситуацию, подчеркивала вице-премьер, должна нацстратегия в отношении россиянок. «Мы ставим вопрос о материнском капитале, мы ставим вопрос о поддержке семьи, матери», — объясняла она.