Чеченские отцы ответили за сыновей

Из Чечни выселяют семьи убитых в Шали боевиков



Х.А. Имагожев. Изгнание. 1994

Х.А. Имагожев. Изгнание. 1994

timag82.livejournal.com
В Чечне решили выселить из республики родственников боевиков, убитых в городе Шали в ходе спецоперации 29 января 2017 года. По мнению горожан, близкие не должны нести ответственность за своих родственников и подвергаться гонениям. В то же время эксперты считают, что из-за таких инцидентов напряжение в регионе будет расти, и это может спровоцировать негативные последствия.

В городе Шали Чеченской Республики состоялся сход жителей, на котором единогласно решили выдворить семьи убитых родственников из республики. На встрече были богословы, горожане и близкие экстремистов. По данным СМИ, мужчины из семей убитых уже покинули свои дома.

«Люди не хотят, чтобы семьи убийц и дальше жили в Шали», — заявил корреспонденту «Кавказского узла» работник городской администрации. Он напомнил, что

19 января 2017 года после перестрелки в Курчалоевском районе, в которой погибли два силовика и были убиты четверо боевиков, в Шали также состоялся сход граждан, на котором было объявлено, что впредь семьи боевиков будут выселяться из республики.

«Не прошло и двух недель, как ситуация повторилась. Опять бандиты напали на полицейских, убили двух сотрудников и ранили двух горожан. Это вызвало всеобщее негодование», — подчеркнул представитель горадминистрации.

Как выяснила «Газета.Ru», далеко не все жители города Шали выступают за выселение из республики семей преступников. По словам источника, знакомого с ситуацией,

горожане, присутствовавшие на сходе и заявлявшие, что семьи преступников нужно выселить, делают это из-за страха перед властями.

«В первую очередь именно духовенство говорит о том, что их нужно выдворить. Многие жители не хотят, чтобы их односельчан выгоняли. Говорят, что они хорошие, религиозные и добропорядочные люди. Но от нас ничего не зависит. Нам говорят, что семьи этих боевиков должны нести ответственность за своих детей. Но даже если все люди дружно не согласятся с выселением, это ничего не решит», — рассказала «Газете.Ru» жительница Шали.

Напомним, перестрелка с участниками незаконных вооруженных формирований произошла 29 января 2017 года в чеченском городе Шали. По данным местного МВД, при несении службы на посту

полицейские решили остановить трех подозрительных молодых людей. На предложение показать документы троица открыла огонь.

В результате мужчины были уничтожены на месте.

«Их личности уже установлены. Все они являются жителями города Шали, находившимися в розыске. Юнус Мукаев, Сидик Даргаев и Бешто Эмедиев, возраст от 19 до 21 года. От полученных в ходе спецоперации ранений скончались двое сотрудников МВД. Также огнестрельные ранения получили двое прохожих, которые были госпитализированы в ЦРБ Шалинского района», — передает пресс-служба МВД по Чеченской Республике.

Следственный комитет по Чеченской Республике возбудил уголовное дело по факту посягательства на жизнь сотрудников правоохранительных органов. Ведется следствие.

Как сообщил «Газете.Ru» источник, знакомый с ситуацией, один из погибших полицейских отдела МВД по Шалинскому району, Али Муслимханов, находился в отпуске и выехал на место происшествия по вызову.

«Его вызвали из-за розыска трех злоумышленников. В ту ночь он был на посту и скончался от осколочных ранений», — рассказал источник.

По словам собеседницы «Газеты.Ru», 29 января ночью ей позвонили и сказали не выходить из дома, якобы в центре города что-то происходит.

«После этого я слышала выстрелы и уже позже узнала, что местные ребята напали на сотрудников полиции. Оказывается, они долго были в розыске. В ночь нападения им якобы дали указание совершить диверсию.

У них не было никакого плана и даже оружия. Когда их остановили, один из террористов ударил ножом сотрудника и, отобрав у него автомат, начал стрелять»,

— рассказывает жительница города Шали.

По словам эксперта из Московской Хельсинкской группы Льва Пономарева,

из-за такого рода инцидентов с выселением формально невиновных людей напряжение в Чечне будет только расти.

«Очевидно, что это ненормально, и таких норм нигде в России нет, кроме Чечни. У нас давно уже Чечня не работает в правовом поле России, это уже устоявшийся факт. Местные власти могли бы помочь родственникам террористов в связи с гибелью их детей, а тут, наоборот, с ними идут на конфронтацию, их выселяют. А у этих выселяемых ведь тоже есть родственники. А как нам известно, у чеченцев высоко ценится тейповость, и если навредить кому-то, то за него заступится весь род и, возможно, объявит кровную месть. Такие вещи надолго запоминаются», — считает Лев Пономарев.

По мнению эксперта, оказывать силовое давление — главный метод властей Чеченской Республики. Однако подобные меры в свою очередь могут вызвать противодействие со стороны недовольных местными властями.

«Мы знаем, что весной 2016 года готовилось покушение на Рамзана Кадырова, и в нем участвовали десятки человек. А такие действия только увеличивают количество врагов действующей власти.

Я разговаривал с чеченцами, и они говорили, что ситуация там может взорваться в любой момент»,

— говорит Пономарев.

О возбуждении в Чечне уголовного дела по статье 227 УК РФ (посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля) накануне писали в СМИ. Речь идет о той самой попытке покушения на Рамзана Кадырова весной 2016 года.

Один из подозреваемых в подготовке покушения, по данным «Новой газеты», был двоюродным братом племянника главы Чечни Ислама Кадырова — Валид Яхиханов. Он, воспользовавшись близкими отношениями со своим братом Исламом Кадыровым, получил секретный номер телефона главы Чечни,

который был известен только ограниченному кругу приближенных Кадырову людей. Этот номер Валид Яхиханов передал Бадруди Ямадаеву, одному из двух оставшихся в живых братьев Ямадаевых.

Ямадаевы — не менее знаменитый, чем Кадыровы, чеченский клан. Выжившие братья считали Кадырова причастным к убийству депутата Госдумы от Чечни Руслана Ямадаева и командира батальона «Восток» Сулима Ямадаева. На протяжении многих лет именно Бадруди считался самым опасным врагом Кадырова, так называемым кровником.

В результате расследования удалось вычислить источник утечки — это Вахид Яхиханов. Он и сдал информацию о готовящемся в селе Беной покушении.

Примечательно, что достаточно большое количество жителей Чечни покидают республику в статусе беженца. Глава комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина отметила, что, несмотря на завершение в Чечне боевых действий, поток беженцев из республики остается очень серьезным.

«Пик особой активности пришелся на 2013 год. По моим данным, тогда

41 тыс. чеченцев попросила убежища в Европе, из них 15 тыс. — в Германии. Немалое количество людей тогда уехало также в Турцию и Египет»,

— сказала Ганнушкина. По ее словам, жители Чеченской Республики предпочитают уезжать из России, а не перебираться в иные регионы РФ, потому что опасаются преследования со стороны властей. В частности, уточняет Ганнушкина, таких людей якобы могут обвинить в связях с ИГ (организация запрещена в ряде стран мира, в том числе в РФ).

«Многим чеченцам не чужды так называемые западные ценности, поэтому они и едут в Европу, где с соблюдением прав дела обстоят гораздо лучше, чем у нас», — уверена глава «Гражданского содействия».

Чеченская правозащитница Хеда Саратова считает, что сегодня причин для того, чтобы бежать из Чечни в массовом порядке, у жителей республики значительно меньше, чем было в девяностые и нулевые.

«Есть люди, которые привыкают, что можно спокойно жить «на халяву», то есть, например, сидеть на пособии в Европе. Конечно, сейчас в Чечне далеко не все хорошо, и проблемы есть, и все не так, как хотелось бы многим. Кто-то, например, бежит от кровной мести. Но поверьте, нынешняя ситуация не идет ни в какое сравнение с тем, что было десять лет тому назад или еще раньше», — сказала она.

По словам Саратовой, она понимает реакцию местных силовиков, которая иногда бывает жесткой.

«В полиции и других силовых службах есть разные люди, есть и вполне нормальные. Я с ними много беседую, и они объясняют, что если немного расслабиться, то мы получим массу молодых людей, примкнувших к исламистским организациям. Меня за мою позицию нередко критикуют другие правозащитники. Я тоже теряла друзей, например Наташу Эстемирову, я понимаю, о чем говорю», — отметила она.

Однако глава Комитета против пыток Игорь Каляпин считает, что основания для отъезда из Чечни у жителей республики все-таки есть.

«Боевых действий там действительно нет, регион относительно спокойный.

В Чечне другая беда и, как сами чеченцы говорят, в чем-то даже более страшная, чем война. Нынешняя власть игнорирует конституционные права людей

и может подвергнуть весьма жестоким репрессиям людей, которые в чем-то критикуют Кадырова или кого-то из его администрации, — сказал правозащитник «Газете.Ru». — Многие просто боятся стать очередной жертвой подобной зачистки недовольных».