«Капитан — второй после бога»

Руководителям «Кольской» предъявлены обвинения по делу об аварии, в которой погибли 53 человека

Руководителям «Кольской» предъявлены обвинения по делу о затоплении буровой платформы и гибели 53 человек. Следователи считают, что Леонид Бордзиловский и Борис Лихван проигнорировали критическую ситуацию при буксировке в шторм и слишком поздно начали спасательную операцию. Однако морские эксперты полагают, что ситуация сложнее, чем кажется на первый взгляд: никто не может приказывать капитану судна, а значит, ответственность за действие или бездействие должна полностью лечь на его плечи.

В деле о затоплении плавучей буровой установки «Кольская» в Охотском море появились обвиняемые, сообщили сегодня в Дальневосточном следственном управлении на транспорте СКР. В пресс-службе ведомства утверждают, что следователи установили все обстоятельства дела и сделали вывод, что в трагедии виноваты исполняющий обязанности главного инженера «Арктикморнефтегазразведка» Леонид Бордзиловский и исполняющий обязанности заместителя гендиректора компании Борис Лихван.

«Сегодня Бордзиловскому предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 263 УК РФ (нарушение правил движения и эксплуатации морского транспорта, повлекшее по неосторожности гибель двух и более лиц). Ранее обвинение в совершении указанного преступления было предъявлено Лихвану», — заявили в следствии.

В компании «Арктикморнефтегазразведка» комментировать решение СКР отказались.

Следствие установило, что в начале декабря 2011 года, когда платформу «Кольскую» перегоняли от западного шельфа Камчатки к Сахалину, в Охотском море разыгрался шторм. Несмотря на неблагоприятные условия погоды, скорость буксировки увеличили до пяти узлов, превысив максимально допустимую. Кроме того, в носовую опорную колонну буровой установки били сильные волны, из-за этого треснула наружная обшивка корпуса, вода хлынула в балластные танки, и «Кольская» накренилась.

«Бордзиловский и Лихван, самонадеянно игнорируя эту тревожную информацию, не приняли организационных мер к исправлению критичной ситуации, своевременно не пресекли нарушение правил морской буксировки и не дали указания о незамедлительном спуске опорных колонн платформы для улучшения ее остойчивости (способности судна противостоять внешним силам) и переходе «Кольской» в режим дрейфования», — говорится в пресс-релизе СКР.

Помимо этого, следователи обвиняют теперь уже бывшее руководство «Арктикморнефтегазразведки» в том, что они не начали вовремя спасательную операцию и запретили команде платформы подавать сигнал SOS. «Вертолет в район бедствия вылетел уже после затопления буровой. При этом с того момента, как Бордзиловскому и Лихвану стало известно о развитии критичной ситуации на платформе, до ее полного погружения под воду прошло не так уж мало времени — более 5 часов. Несомненно, прояви обвиняемые должную ответственность и заботу о судьбе людей, этого времени было бы достаточно для спасения всех находящихся на борту «Кольской»», — подчеркнули следователи.

Кроме того, они полагают, что платформа «Кольская» в момент катастрофы была перегружена.

Несмотря на заявления СУ СКР на транспорте о большой проделанной работе, специалисты сомневаются в реальной виновности Леонид Бордзиловского и Бориса Лихвана. Морской эксперт, главный редактор сетевого издания «Морской бюллетень – Совфрахт» Михаил Войтенко назвал заявление следствия «чудовищно непрофессиональным». «В гибели «Кольской» главный фактор — человеческий. А погода, шторм и обледенение — это спусковой крючок», — считает Войтенко.

Причем, по его мнению, экипаж буровой погубили не бывшие руководители компании, а погибший капитан.

«СКР заявил, что руководство «Арктикморнефтегазразведки» слишком поздно отдало приказ, чтобы приспустили колонны. Даже с точки зрения юриста это чушь, — заявил Войтенко «Газете.Ru». — С тех пор, как человек сделал первый плот и отправился на нем в море, и до сих пор остается один железный закон, который признается всеми юрисдикциями всего мира на протяжении всей истории человечества: капитан — второй после бога. Ему могут советовать, но приказать ему не может никто».

Эксперт уверен, что погибший Михаил Терсин должен был не ждать распоряжений руководства, а действовать самостоятельно. «Это скользкая ситуация. На буровой были люди, которые видели, к чему идет дело. Но для того, чтобы пытаться исправить ситуацию, надо было бы вязать капитана, а это само по себе уголовное дело», — предположил Михаил Войтенко.

Дочь погибшего Терсина, руководившего буксировкой платформы, Наталья Дмитриева еще год назад говорила, что среди документов в архиве отца нашла инструкцию завода-изготовителя по устойчивости буровой. «В ней говорится, что буксировка платформы в зимних условиях запрещена. А сейчас все хотят списать на капитанов, руководивших буксировкой, хотя они предупреждали руководство компании о том, что этого делать нельзя», — говорила Дмитриева, утверждая, что ее отец пытался отказаться от опасного задания, но не смог.

Буровая платформа «Кольская» затонула 18 декабря прошлого года в Охотском море. При крушении выжили только 14 человек из 67, находившихся на борту. На начальном этапе следствия было установлено, что буксировка установки в зимнее время в сезонных зонах была противозаконна.