Клевета в утвердительной форме

Правозащитник Михаил Аншаков стал обвиняемым по уголовному делу о клевете на фонд храма Христа Спасителя



Михаил Аншаков стал обвиняемым по делу о клевете на фонд Храма Христа Спасителя

Михаил Аншаков стал обвиняемым по делу о клевете на фонд Храма Христа Спасителя

Анна Артемьева/«Новая газета»
Глава Общества защиты прав потребителей Михаил Аншаков стал обвиняемым по уголовному делу о клевете в отношении руководства фонда храма Христа Спасителя. Правозащитник ознакомился с материалами дела. Среди них них есть два десятка договоров об аренде помещений храма, а также акт осмотра этих помещений, во время которого эксперты-криминалисты не обнаружили ни автомойки, ни автосервиса, ни прачечной.

Во вторник председатель Общества защиты прав потребителей (ОЗПП) Михаил Аншаков был вызван в Главное управление МВД по Москве, где ему был вручен обвинительный акт по делу о клевете на фонд Храма Христа Спасителя (ХХС). Потерпевшим является Василий Поддевалин, исполнительный директор фонда ХХС. Клевета, по мнению Поддевалина, была распространена в интервью «Новой газете» под названием «Изделие освящено. Обмену и возврату не подлежит», опубликованном 21 сентября 2012 года. В нем Аншаков рассказал о торговле в храме и получении прибыли.

«Сижу здесь, в МВД, знакомлюсь с материалами дела, есть много интересного», — сообщил «Газете.Ru» Аншаков.

Освободившись, он рассказал, что следствие фактически приравняло негативный отзыв к клевете. «В деле есть лингвистическая экспертиза, которая была сделана в экспертно-криминалистическом центре МВД. В ней говорится, что в интервью есть негативное высказывание в форме утверждения. То есть дознание ставит знак равенства между негативной оценкой и клеветой», — говорит Аншаков. Он пояснил, что теперь любой негатив можно назвать клеветой. «Напишут в статье, что улицы плохо чистят от снега. А это будет клевета на коммунальные службы!» — возмущается глава ОЗПП.

Кроме того, в материалах дела есть «много документов» от фонда ХХС. «Я говорю, что храм стал бизнес-центром, что там офисы, автомойка, автосервис, шиномонтаж, автостоянка на 305 машиномест, прачечная, столовая и многочисленные павильоны. Именно эти слова о бизнес-центре, расценены Поддевалиным как клевета. А также мои слова о том, что 10 миллионов человек жертвовали на строительство храма, а не бизнес-центра. И многое другое.

А в деле есть акт осмотра помещений храма с участием экспертов-криминалистов, которые не увидели ни автомойки, ни автосервиса, ни прачечной, ничего, все чисто.

Поддевальный утверждает тоже самое», — добавляет Аншаков. Вместе с этим, по его словам, в материалах дела есть договора примерно с 20 арендаторами, которые снимают помещения в храме под офисы. «Самый крупный арендатор — это АНО «Институт политики и деловых коммуникаций», учредителем и гендиректором которого является Хусаин Джабраилов. Они арендуют в храме помещения под офис порядка 380 квадратных метров, — добавляет Аншаков.— Есть четыре или пять договоров с ООО «Мытный двор», которое, по моим данным, оформлено на детей Поддевалина, и сумма арендной платы смешная. В одном договоре они за помещение в 37 квадратных метров платят 6 тысяч рублей в месяц». Институт, по словам Аншакова, платит аренду в 1 тысячу рублей за квадратный метр в месяц. «Это тоже мало, такие офисы в центре Москвы сдаются по тысяче долларов за квадратный метр», — поясняет глава ОЗПП. — Есть еще 5-10 фирм, которые указывают в интернете адрес Волхонка,15 — Храм Христа Спасителя, но договоров с ними в материалах дела нет».

Противостояние правозащитника и представителей фонда Храма Христа Спасителя длится с мая 2012 года.

Тогда представители ОЗПП посетили храм, после чего заявили, что на продукции в церковной лавке отсутствовали ценники, не было кассовых аппаратов, а покупателям не выдавали чеки — таким образом, покупатели не могли бы вернуть приобретенный товар, если бы захотели. На суде представитель патриархии сказал, что в храме идет не торговля, а обмен пожертвований на предметы культа. В итоге суд отклонил иск правозащитников, а в церковных лавках при храмах появились объявления, что цифры на товарах представляют собой примерную сумму пожертвований.

Аншаков не стал отказываться от своей позиции. На сайте ОЗПП были размещены его слова про фонд ХХС, которые в последствии он повторил в интервью «Новой газеты». После этого представители фонда ХХС подали заявление о клевете. В сентябре 2012 года первый заместитель прокурора Москвы Александр Козлов возбудил административное дело по ст. 5.60 КоАП (клевета). Но мировой судья участка № 350 приостановил дело в связи с отсутствием состава административного преступления.

«Фактически это оправдание меня и ОЗПП», — заявил «Газете.Ru» Аншаков.

Тогда статья «клевета» еще входила в Кодекс об административных правонарушениях. Затем эта статья перекочевала в Уголовный кодекс. Представители фонда ХХС вновь обратились в правоохранительные органы, заявив, что правозащитник оклеветал не только в интернете, но и в интервью «Новой газете». Было возбуждено уголовное дело по ст. 128.1 Уголовного кодекса (клевета). «Александр Козлов является надзирающим прокурором за отделом дознания ГУ МВД, и дело возбудили, хотя никаких оснований не было», — заявил Аншаков.

О возбуждении уголовного дела стало известно 1 декабря. Главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов сообщил, что журналистка издания Елена Масюк была вызвана на допрос. В повестке было указано, что следователи хотят побеседовать с ней именно в рамках уголовного дела. В настоящее время Масюк все еще является свидетелем по делу, сообщила «Газете.Ru» пресс-секретарь издания Надежда Прусенкова.

22 января 2013 года Аншаков стал подозреваемым по делу. «С меня взяли подписку о невыезде, что странно, потому что статья не предусматривает ни ограничение свободы, ни лишение свободы. Обычно берется только обязательство о явке», — сообщил тогда Аншаков. Его адвокат Роза Баршина тогда напомнила, что подписка о невыезде действует всего 10 дней. Следователи успели предъявить обвинение в этот срок.