Слишком скорый суд

В Новосибирске начался суд по делу экс-судьи Глебовой, которая вернула родительские права отцу-наркоману

В Новосибирске начался судебный процесс над бывшей судьей Ириной Глебовой, которая обвиняется в вынесении заведомо ложного решения. По версии следствия, экс-судья незаконно вернула отцу-наркоману родительские права в отношении его двухлетней дочери. Спустя полтора месяца отец убил свою дочь за то, что она отказывалась есть кашу. На первом слушании выступил сам детоубийца, который ранее дал показания против Глебовой, а в среду неожиданно встал на ее защиту.

Новосибирский областной суд в среду приступил к рассмотрению по существу уголовного дела в отношении бывшей судьи Кировского районного суда Новосибирска Ирины Глебовой. Ее обвиняют в вынесении заведомо неправосудного решения (ч. 2 ст. 305 УК): по версии следствия, судья вернула отцу-наркоману родительские права в отношении его двухлетней дочери, которую тот впоследствии убил. Сам детоубийца на первом слушании встал на защиту Глебовой, заявив, что оговорил ее.

В начале слушания Ирина Глебова заявила суду, что не признает свою вину, и попросила удалить из зала операторов и фотографов. Так как никто из них не подал ходатайства на съемку, судья возражать не стал. После того как прокурор огласил обвинительное заключение, суд в первый же день слушаний допросил двоих свидетелей. Сначала выступила сотрудница отдела опеки и попечительства мэрии Новосибирска, после чего суд вызвал для дачи показаний осужденного за убийство дочери Евгения Глотова.

Чиновница ничего интересного не рассказала, лишь подтвердила, что двухлетняя девочка действительно состояла у них на учете, находилась в доме ребенка, а после решения суда была возвращена отцу Глотову.

Сам Глотов неожиданно выступил в защиту бывшей судьи. Ранее он давал показания против нее и, в частности, утверждал, что Глебова при рассмотрении дела о возврате его родительских прав вела слушания с нарушениями, а именно, не удалялась в совещательную комнату и не оглашала некоторые документы.

Заседание по его делу шло всего 10 минут, утверждал Глотов ранее, а судья была без мантии. Выступая в качестве свидетеля, Глотов отказался от данных ранее показаний и заявил, что заключил соглашение со следствием и оговорил судью из-за обещания следователей поместить его в одиночную камеру. Все время пребывания в СИЗО, по его словам, у него были проблемы с сокамерниками и он боялся за свою жизнь, объяснил Глотов.
«Меня замучила совесть», — сказал он в суде Глотов, объясняя причину изменения данных в ходе следствия показаний, добавив, что заседание длилось не десять минут, а час, а Глебова в основном выполнила все необходимые процедуры.

Глебова на заседании вела себя сдержанно, а ее адвокаты на просьбу журналистов прокомментировать процесс ответили отказом. «Посмотрим на ваше (журналистов) поведение и потом примем процессуальное решение», — ответил один из защитников.

Следующее заседание по делу назначено на 28 января. Ожидается, что суд продолжит допрос свидетелей.

Уголовное дело в отношении судьи Ирины Глебовой возбудил лично председатель Следственного комитета (СК) Аександр Бастрыкин в апреле 2012 года.

По данным следствия, в 2011 году Ирина Глебова рассматривала исковое заявление 32-летнего Евгения Глотова о восстановлении его в родительских правах в отношении малолетней дочери Евы. Ребенок после смерти матери в 2009 году, страдавшей от наркотической зависимости, находился на воспитании в доме ребенка. Судья провела два судебных заседания, 18 февраля и 5 марта 2011 года, якобы с многочисленными нарушениями порядка судопроизводства.

В частности, настаивают следователи, Глебова не уточнила фактические обстоятельства, имеющие значение для разрешения дела, а именно, личностные характеристики Глотова, изменение его образа жизни в течение последних лет, отношения к воспитанию ребенка. При этом Глотов страдал от наркотической зависимости и ранее был судим за кражу, хранение наркотиков и содержание наркопритона. За свои преступления Глотов получал условные сроки.

Судья приняла решение о восстановлении Глотова в родительских правах, не привлекая к участию в процессе прокурора, участие которого при рассмотрении таких дел является обязательным, а также без исследования заключения органа опеки и попечительства.

Следователи считают, что судья вынесла заведомо неправосудное решение в целях недопущения ухудшения показателей своей работы и для сокращения времени рассмотрения гражданского дела, при этом для придания видимости законности решения изложила в нем заведомо ложные сведения об оглашении в судебном заседании заключения прокурора о возможности удовлетворения иска Глотова.

На основании судебного решения 16 марта 2011 года администрация дома ребенка была вынуждена передать девочку отцу-наркоману. А уже через полтора месяца отец жестоко избил Еву Глотову, отчего она скончалась.

28 апреля 2011 года в своей квартире глава семейства кормил Еву завтраком, а когда девочка отказалась есть кашу, стал избивать ее. Через некоторое время ребенок потерял сознание. Желая скрыть преступление, отец положил ей в рот большое количество каши, чтобы казалось, будто девочка подавилась сама.

Задержали Глотова только после того, как была проведена экспертиза, которая показала, что умер ребенок от многочисленных побоев.

В ходе следствия также было установлено, что накануне девочку уже доставляли в больницу с травмой, возникшей, по словам отца, в результате падения.

По результатам проведенной проверки была уволена специалист отдела опеки и попечительства Кировского района, в обязанности которой входило отстаивание прав ребенка в суде. А начальнику отдела был объявлен выговор за ненадлежащее исполнение своих обязанностей.

Позднее суд приговорил Евгения Глотова за убийство дочери к 19 годам колонии строгого режима.

Ирина Глебова в ходе предварительного судебного заседания отказалась от суда присяжных, ее дело рассматривается судьей единолично.

Коллеги бывшей судьи на условиях анонимности сообщили «Газете.Ru», что судья и ранее была замечена в нарушениях при рассмотрении дел: чтобы сохранить показатель высокой производительности, она якобы неоднократно «опускала» некоторые обязательные пункты судебного процесса.