Старики-мятежники

В Мосгорсуде начался процесс по существу по делу полковника Квачкова, обвиняемого в подготовке восстания

Мосгорсуд приступил к рассмотрению по существу дела полковника ГРУ Владимира Квачкова. Вместе с экс-милиционером из Петербурга Александром Киселевым его обвиняют в подготовке вооруженного мятежа в июле 2010 года. Процесс проходит в закрытом режиме, в суде принимаются дополнительные меры безопасности. Защита по-прежнему настаивает на абсурдности обвинения. Но, как и на предварительных слушаниях, судья отклонил все ходатайства адвокатов.

В Мосгорсуде начались слушания по существу дела в отношении отставного полковника ГРУ 64-летнего Владимира Квачкова и пенсионера, бывшего капитана МВД из Санкт-Петербурга 62-летнего Александра Киселева. Оба пенсионера-силовика обвиняются по ч. 1 ст. 205.1 УК РФ (вовлечение в террористическую деятельность) и по части 3 статьи 30 УК РФ, статье 279 УК РФ (покушение на вооруженный мятеж). За содействие терроризму каждому грозит до 10 лет лишения свободы, за мятеж — до 20 лет. Киселеву, кроме того, инкриминируют еще и ч. 2 ст. 222 УК (незаконное хранение оружия и боеприпасов).

Все желающие поддержать подсудимых и журналисты, освещающие процесс, расположились в коридоре суда. На предварительных слушаниях судья постановил провести весь процесс в закрытом режиме, поэтому пришедшие покорно ждали, когда из зала суда выйдут адвокаты и расскажут об итогах заседания. В этой толпе преобладали люди пенсионного возраста: больше десятка женщин с платками на головах и православной литературой в руках, несколько бородатых мужчин, а также товарищи Киселева, сторонника левых взглядов и члена Российской коммунистической рабочей партии. Подсудимых завели в зал по отдельному коридору, чтобы никто не мог их увидеть.

Тем не менее меры безопасности в Мосгорсуде были серьезно усилены: у калитки и на крыльце дежурили группы полицейских в форме. В самом зале помимо конвоя и приставов присутствовала команда спецназа Минюста. Двое вооруженных бойцов расположились в коридоре у дверей в зал. Периодически они отвечали на укоры пожилых женщин, сетовавших на неуважение государства к Квачкову, заслуженному офицеру.

«Мы никого не судим, выполняем свою задачу. Мы должны быть выше этого», — в итоге проронил молчаливый спецназовец.

Заседание длилось около двух часов, после чего адвокаты вышли к журналистам. Ранее защитники подсудимых дали подписку о неразглашении сведений, полученных в ходе слушаний. Суд мотивировал свое решение тем, что несколько томов из материалов дела содержат гриф «секретно», поэтому адвокаты могли говорить лишь о процессуальных вопросах.

В начале заседания защита заявила ряд ходатайств: о прекращении уголовного дела, о возврате материалов в прокуратуру для устранения нарушений, об исключении доказательств, полученных с процессуальными нарушениями, и о дополнительной экспертизе ряда документов на предмет наличия гостайны, чтобы получить возможность частично открыть процесс. Все они были отклонены тройкой судей.

Затем прокурор зачитал обвинительное заключение.

По версии ФСБ, Квачков создал в разных регионах страны целую сеть из недовольных властью бывших и действующих военных и сотрудников силовых ведомств, под названием НОМП — «Народное ополчение имени Минина и Пожарского».

Следствие считает, что по сигналу Квачкова из штаба «ополченцев» подготовленные группы должны были захватить и разоружить расположенные в регионах воинские части, а затем отправиться в поход на Москву, присоединяя к себе все новые отряды повстанцев. Однако этим планам помешали сотрудники ФСБ, задержав в июле 2010 года в городе Коврове Владимирской области группу лиц, возглавляемых тольяттинским «ополченцем» Петром Галкиным. После задержания он якобы показал, что вместе с соратниками готовился к мятежу с целью изменения государственного строя под руководством Квачкова.

Одновременно в Петербурге прошел обыск у экс-милиционера, члена РКРП (Российской коммунистической рабочей партии) Киселева. В доме у него были обнаружены муляж автомата АКМ, учебная граната и настоящие патроны. Ранее, по словам адвоката Леонида Морозова, его подзащитный Киселев частично признал свою вину в хранении оружия. Киселев также жаловался в прокуратуру на следователя ФСБ Константина Гладышко, который требовал от него показаний против Квачкова и угрожал пожизненным заключением. Тем не менее экс-сотрудник уголовного розыска Киселев показаний на Квачкова так и не дал, а свое участие в подготовке восстания не признал.

После оглашения обвинительного заключения, по словам защитников, «с красивой речью» выступил адвокат Киселева Андрей Антонов.

Выражая свое мнение по поводу предъявленных обвинений, он вспомнил комедию Эльдара Рязанова «Старики-разбойники» и назвал обвинительное заключение сюжетом для ремейка под названием «Старики-мятежники».

Защита по-прежнему настаивает, что обвинения голословны, а в материалах дела нет никаких фактов. По словам адвоката Оксаны Михалкиной, в качестве доказательств следствие использует в том числе планы боевых операций времен Великой Отечественной войны, которые Квачков собирал для своей диссертации. «Этот процесс ляжет черным пятном на историю российского правосудия. Рано или поздно все, что происходит на этом закрытом процессе, станет достоянием общественности, и я надеюсь, произойдет это очень скоро», — заявила Михалкина репортерам.

После суда супруга полковника Надежда Квачкова рассказала «Газете.Ru», что на прошлой неделе (впервые с момента ареста в декабре 2010-го) смогла увидеться с мужем.

Ранее она жаловалась на отсутствие свиданий с мужем из-за запрета со стороны следователя Гладышко. Квачков был арестован по подозрению в подготовке вооруженного мятежа на следующий день после того, как Верховный суд признал законным оправдательный приговор ему и другим фигурантам дела о покушении на Анатолия Чубайса. В конце сентября этого года следственное управление ФСБ России объявило о завершении расследования. После передачи дела в суд Надежда Квачкова, наконец, получила разрешение у судьи. Впрочем, как пояснила она «Газете.Ru», общение в СИЗО «Лефортово» «все равно что разговор со следователем», поэтому они с мужем поговорили исключительно о бытовых мелочах — например, какие вещи ему нужно передать в следственный изолятор.

На следующем заседании, 9 ноября, Квачков и Киселев выскажут свое отношение к предъявленному обвинению. Впрочем уже сейчас адвокаты говорят, что оба подсудимых не собираются признавать свою вину.