«ЮТР, 120-й, падаем!»

Обнародована запись переговоров пилотов разбившегося под Тюменью самолета ATR-72

Обнародована запись последнего разговора пилотов разбившегося под Тюменью ATR-72. В течение 42 секунд после начала взлета командир Сергей Анцин и второй пилот Никита Чехлов переговаривались о состоянии самолета, возникших трудностях и способах их решения. Специалисты предполагают, что причиной аварии могло быть обледенение, неправильное использование автопилота и недостаточная квалификация летчиков.

В четверг вечером программа «Вести» телеканала «Россия 1» обнародовала запись разговоров пилотов разбившегося под Тюменью самолета ATR-72. Согласно записи, на расчетной скорости летчики оторвали от взлетно-посадочной полосы носовую стойку шасси, затем две основных и начали набирать скорость и высоту.

Оказавшись на высоте 190 метров, Анцин включил автопилот и еще через пять секунд отдал команду на английском языке, как того требуют правила разговоров с иностранной автоматикой.

«White bug, flaps up» в переводе означает «белая метка, убрать закрылки». В программу автоматического пилотирования заложены две «метки» — белая и красная. Это два показателя скорости, при которой следует начинать убирать закрылки, в зависимости от наличия обледенения. Если обледенения нет, закрылки убирают при «белой метке», если есть – при красной, поскольку скорость должна быть больше.

Сразу после того, как были убраны закрылки, лайнер затрясло.

Судя по репликам экипажа, поведение судна стало для него неожиданностью. «Это что такое?..»; «Что за тряска?» — слышны голоса Анцина и Чехлова. Командир ATR принял решение выключить автопилот и перейти на ручное управление. Но после этого самолет резко накренился вправо и начал терять высоту. Пилоты безуспешно пытались выправить его. Электронный информатор доложил, что снижение недопустимо.

После этого, судя по репликам экипажа, в кабине началась паника, потому что ни командир, ни второй пилот не понимали, что делать. Запись обрывается на крике Сергея Анцина «ЮТР, 120-й, падаем!».

Первый заместитель руководителя МАК Александр Филатов не подтвердил достоверность воспроизведенных в телепередаче переговоров и отказался давать какие-либо комментарии, заявив корреспонденту «Газеты.Ru», что расследование продолжается. Ранее в МАКе сообщили, что после взлета самолет поднялся в воздух примерно на 210 метров, после этого его накренило на правый бок больше чем на 35°, затем возник левый крен — он был больше 50°. При этом двигатели работали вплоть до столкновения с землей.

В Следственном комитете России сообщили, что при наборе высоты борт уклонился влево от курса на 150° и, выполняя вынужденную посадку с наклоном влево, задел левым двигателем поверхность земли, после чего развалился на части. Очевидец ранее рассказал «Газете.Ru», что у самолета дымился правый двигатель.

Специалисты по-прежнему предполагают, что обледенение необработанного ПОЖ (противообледенительная жидкость) самолета стало основной причиной аварии.

«Как версия — как основная версия — на верхней кромке обледенение было. И было не просто на крыле, было еще и на стабилизаторе», — предположил заслуженный лётчик России Михаил Марков. Заслуженный летчик-испытатель, председатель Федерации любителей авиации России Виктор Заболоцкий рассказал «Газете.Ru», что причиной аварии могли стать несколько факторов. Во-первых, по словам Заболоцкого, роковую роль мог сыграть автопилот. «Все избалованы мыслью, что есть автопилот и он справится», — заявил Заболоцкий.

«Судя по расшифровкам, пилоты совершили абсолютно неграмотные действия. На всех переходных режимах, когда убираются шасси и закрылки, нужно идти «на руках» и автопилота здесь быть не может вообще, потому что в этот момент могут возникнуть различные виды отказа», — добавил он.

Заболоцкий объяснил, что при работе автопилота у летчика «отключены тактильные органы от управления самолетом» — он не может вовремя почувствовать неполадки. При отказе закрылков автопилот продолжает работу, не сообщая о проблеме, в то же время летчик буквально руками может почувствовать, что при уборке закрылков самолет начинает кренить, и отменить последнее действие. «Автопилот можно включать, если предстоит длительный процесс набора высоты до 10 тысяч метров, и то нежелательно», — утверждает Заболоцкий.

Кроме этого он предположил, что против Анцина и Чехлова сыграл дефицит времени.

«Если бы они распознали это раньше, они могли уйти на большую скорость и исключить крен. Они, конечно, пытались бороться и вывести самолет, но процесс уже пошел», — сказал Заболоцкий.

Также косвенной причиной могло стать и образование летчиков: по его словам, в летных школах сейчас осталось не так много опытных инструкторов, часто отсутствуют самолеты для тренировки учеников. «Анцин и Чехлов сначала летали в училище, а после этого сразу стали летать на французском самолете. Налет вроде большой, а жизненного опыта не так много», — считает он.

Самолет французской марки АТР-72 разбился в 45 километрах от Тюмени 2 апреля. По данным МЧС по Тюменской области, ЧП произошло в 7.44 по местному времени (5.44 мск). Самолет, принадлежащий авиакомпании «ЮТэйр», вылетел из тюменского аэропорта Рощино в Сургут рейсом ЮТ120 (по расписанию на сайте компании, борт отправлялся в 07.30, в Сургуте борт должен был приземлиться в 09.15). Самолет АТР-72 с бортовым номером VP-BYZ потерпел крушение примерно в трех-пяти километрах от взлетно-посадочной полосы, в районе деревни Горьковка. В катастрофе погибли 32 человека.