Кредит возместился условным сроком

Предпринимательница Наталья Гулевич признана виновной в мошенничестве и освобождена в зале суда

ИТАР-ТАСС
Тяжелобольная предпринимательница Наталья Гулевич освобождена в зале суда. Таганский суд признал ее виновной в мошенничестве в особо крупном размере, но принял во внимание состояние здоровья подсудимой и приговорил ее к трем годам условного срока с испытательным в пять лет. Также Гулевич должна выплатить 1 млн рублей штрафа государству и еще 590 млн рублей — потерпевшей стороне, то есть Номос-банку.

В понедельник Таганский суд вынес приговор тяжелобольной предпринимательнице Наталье Гулевич. Огласить решение судья Елена Иванова должна было в 15.00, однако незадолго до назначенного времени секретарь сообщила собравшимся, что чтение приговора перенесено на 18.00. Причину задержки она не пояснила. Вечером Гулевич с заплаканными глазами наконец ввели в зал судебного заседания. Она жаловалась журналистам на состояние своего здоровья. Видео- и фотожурналистов попросили удалиться, в зал вошла судья. Она обратилась к Гулевич, разрешив ей присесть. Начав чтение, судья заметила, что на месте отсутствует прокурор, и попросила секретаря позвать ее. Однако прокурор пришла к концу вынесения приговора.

В ходе прений гособвинитель требовала назначить обвиняемой три года лишения свободы. Потерпевшая сторона — Номос-банк — как отметила судья во время приговора, в прениях на реальном сроке лишения свободы не настаивала.

Гулевич была признана виновной в преступлении, совершенном в рамках ч. 4 ст. 159 УК (мошенничество в особо крупном размере).

Статья предусматривает наказание до 10 лет лишения свободы. Судом установлено, что обвиняемая присвоила $23 млн, принадлежащих Номос-банку. Не позднее 15 сентября 2005 года Гулевич с неустановленными лицами решила злоупотребить доверием банка. Анатолий Липатов и некий Румянцев, которые возглавляли компанию ООО «Маркеттеплосервис», обратились в банк за кредитом. ГП «Статус» выступило поручителем в сделке.

Таким образом, банк выдал два кредита: $5 млн ЗАО ГП «Статус» и $21,5 млн ООО «Маркеттеплосервис», подконтрольной Гулевич.

В качестве залога выступило здание по адресу Садовническая набережная, 69, а также 100% акций ГП «Статус». Акции банк получил по сделке РЕПО — разновидности кредита, когда продажа ценных бумаг происходит с одновременным заключением сделки о последующем их выкупе через определенный срок по более высокой цене. Банку были предоставлены фиктивные документы.

В качестве поручителей по сделке выступили ряд «фиктивных организаций», а также Александр Глуховской, который в данный момент разыскивается Интерполом по обвинению в рейдерских захватах. Кстати, почти половина дела Гулевич фактически перекочевала из уголовного дела против Глуховского.

Судья огласила показания свидетелей, которые были даны в ходе следствия и в суде. Все они так или иначе имели отношение к ЗАО ГП «Статус», работая то уборщицами, то водителями, то сантехниками. Одновременно они являлись гендиректорами различных организаций, которые выступали поручителями по данному кредиту и кредитам в других банках. Такой же фиктивной организацией считается и «Маркеттеплосервис». В своих показаниях подставные «гендиректоры» указывали то на Гулевич, то на Сергея Глембо, то на других учредителей компании, которые предложили им оформить на них компании за повышение заработной платы.

Некоторые свидетели называли Глуховского фактическим собственником зданий ГП «Статус».

В частности, об этом говорил личный водитель Глуховского, на которого также была оформлена «фиктивная» компания. Уборщица Елена Кравцова рассказывала, что квартира Глуховского находилась на территории бизнес-центра и что она там тоже убиралась. После его исчезновения на этой квартире частенько проживала Гулевич. Впоследствии Кравцова стала гендиректором компании «Гринком», которая погашала проценты по кредиту ГП «Статус» перед Номос-банком.

Как отмечалось в материалах следствия, Гулевич дала указание перечислить со счетов ГП «Статус» и «Маркеттеплосервис» на счета «фиктивных организаций» деньги — 484 млн рублей и 56 млн рублей соответственно. В разгар финансового кризиса 2008 года банк согласился на реструктуризацию долгов. «Статус» взял на себя выплаты по кредиту «Маркеттеплосервис». В тот же период банк выдал должникам еще один кредит в размере $23,2 млн. При этом $17 млн было удержано в счет погашения предыдущих кредитов. В итоге обратно своих денег банк не получил. Более того, в 2007 году Гулевич ввела арбитражный суд в заблуждение, заключив договор купли-продажи одного из зданий на Садовнической улице с компанией «Журнал интервью».

Начальник департамента экономической безопасности Номос-банка Илья Клемчак в суде добавил, что сделка с «Журнал интервью» (гендиректор Сергей Глембо) фактически лишила «Статус» возможности погашать кредит и сдавать площади в аренду. После этого служба безопасности банка установила, что эти объекты недвижимости выступали обеспечением кредитов в других банках. Таким образом, в 2009 году банк принял решение взять под контроль акции «Статуса». «К этому времени общая сумма погашения составила $14 млн, — отметил представитель банка. — Гулевич и Глембо заявили, что это их личные средства и они требуют вернуть их обратно. Вернуть хотели по договору займа». Клемчак пояснил, что кредит ГП «Статус» гасили сторонние организации, которые потом предъявили свои претензии к «Статусу».

Кроме того, в суде было установлено, что здания на Садовнической улице выступали в качестве обеспечения кредитов в других банках. Причем для совершения этой сделки была подделана подпись руководителя компании ООО «Трен» (аффилированная с Номос-банком организация, которой были переданы 100% акций ГП «Статус») и печать предприятия.

В своих показаниях суду Наталья Гулевич рассказала, что с 2003 года занимала должность гендиректора ЗАО ГП «Статус». «Учредителями фирмы были физические лица, и я в том числе (10%)», — сказала она. Кем являлись остальные учредители, она не знает. По ее словам, кредит был взят под некий инвестиционный проект «Декампос», суть которого ей также неизвестна. «Волей акционеров было оставить здание на Садовнической набережной под залог», — сказала она.

О проекте и воле акционеров, по ее словам, ей рассказал некий Эмиль Молджанов.

Его роль она также не смогла четко обрисовать. По словам Гулевич, это «человек, который являлся совладельцем «Статуса», но не напрямую». Всего было пять акционеров, которые выражали интересы учредителей, и Молджанов имел решающий голос. «Пришел Молджанов и сказал, что у него есть возможность помочь с пополнением оборотных средств, — рассказал она. — Он говорил, что у него есть бизнес-проект. В конце проекта мы бы получили часть в виде процентов». Молджанов, по ее словам, предложил взять кредит на «Маркеттеплосервис» и обеспечить его одним зданием бизнес-центра. Липатов, по ее словам, был директором «Управляющей компании «Статус», которая сдавала имущество «Статуса» в аренду. «Липатов занимался техническим обслуживанием имущества, — пояснила она. — О том, что он занимал должность в «Маркеттеплосервисе», я не знала. С представителями Номос-банка переговоры вел Молджанов».

Сам Молджанов рассказывал следователям, что идея кредита принадлежала Глуховскому, Гулевич и Глембо. В частности, Глуховской попросил его договориться о кредите с Номос-банком. После того как кредит был выплачен, он не вникал в дальнейшие вопросы.

Гулевич рассказала, что когда в 2005 году она брала кредит, то под залоговым зданием закончилась аренда земли, и поэтому Номос-банк потребовал передать акции компании по сделке РЕПО и предложил разбить кредит на две части: одну часть возьмет «Статус», другую «Маркеттеплосервис». В договоре ей отвели три месяца, чтобы оформить землю под зданием. Как утверждала обвиняемая, она рассчитывала, что после того, как оформит землю, получит от «Маркеттеплосервиса» $5 млн, отдаст их банку и вернет свои акции. Все деньги, полученные по кредиту, были переданы «Маркеттеплосервису», поэтому выплатить основной кредит Гулевич не могла. Но землю она оформила только в 2007 году и все это время стабильно выплачивала проценты по кредиту, а договор постоянно продлевался то еще на три месяца, то на полгода.

В 2008 году, когда грянул финансовый кризис, начались переговоры о реструктуризации кредита, потому что «Маркеттеплосервис» свой кредит так и не выплатил. По ее словам, все переговоры вела не она лично, а через своего куратора. Решение о реструктуризации, по ее словам, принял сам банк, поскольку ему принадлежали акции. В этот период ГП «Статус» взял на себя обязательства по выплатам «Маркеттеплосервиса». Согласно новым условиям договора, Гулевич должна была погасить $8 млн задолженности по основному кредиту до 15 декабря 2008 года, а после выплаты $10 млн ей должны были вернуть акции. Такое распоряжение, по ее словам, она получила 1 декабря 2008 года, а 2 декабря ее сняли с должности. Она стала занимать должность исполнительного директора, а должность генерального занял представитель банка, который, по выражению подсудимой, «ходил за ней по пятам». «31 декабря я выполнила условия, и на счет легли $8 млн», — сказала Гулевич.

13 марта 2009 года, по ее словам, банк подтвердил стоимость имущества, которое оценивалось в 590 млн рублей. 27 марта она погасила еще $1 млн. 13 апреля 2009 года банк лишил Гулевич полномочий, не продлевая доверенность. «Мне оставалось гасить кредит через поручителей, и УК «Алтайхимпром» погасила последний, десятый миллион, но списывали его не на основной долг, а на проценты», — сказал она.

«Банк настаивает, что «Статус» не уведомил о том, что имел обязательства перед другими банками. Но этот пункт договора носит рекомендательный характер», — настаивает Гулевич. По ее словам, вместо того чтобы лишать ее полномочий, банк мог обратить внимание на предмет залога и потребовать страховых возмещений, но не сделал этого.

В итоге суд принял во внимание смягчающие обстоятельства — состояние здоровья Гулевич — и назначил ей три года условного срока с испытательным в пять лет и штраф в 1 млн рублей.

В течение пяти лет Гулевич не должна совершать какие-либо правонарушения и покидать территорию России.

Также суд удовлетворил иск Номос-банка, обязав предпринимательницу выплатить более 590 млн рублей ($23 млн).

В счет погашения этих денег суд распорядился отдать банку строения на Садовнической улице. Теперь банк является владельцем всего бизнес-центра.

Гулевич была освобождена в зале суда. Улыбаясь, она говорила, что «бой еще не окончен». Предпринимательница заявила о своем намерении обжаловать решение суда. «Я обещаю, что за этой решеткой будет Номос-банк», — заявила она.

Представители гособвинения также собираются обжаловать приговор суда.