Кредит сроком на три года колонии

Прокуратура потребовала три года лишения свободы для Натальи Гулевич

Прокуратура попросила три года колонии общего режима для тяжело больной предпринимательницы Натальи Гулевич, обвиняемой в мошенничестве с кредитами. Ее адвокат считает, что хоть это и не максимальный срок, но заключение все равно крайне опасно для здоровья обвиняемой. Таганский суд успел рассмотреть дело в течение шести дней. Приговор подсудимой будет вынесен 26 декабря.

В четверг стало известно, что рассмотрение дела тяжело больной предпринимательницы Натальи Гулевич подошло к концу. Ее адвокат Андрей Штанько сообщил «Газете.Ru», что 19 декабря в Таганском суде прошли прения сторон.

Прокуратура попросила суд приговорить Гулевич к трем годам колонии общего режима.

«Это не максимальный срок, но для нее этого достаточно, чтобы она оставила здоровье навсегда, — сказал Штанько. — При таком состоянии здоровья отбывать еще два года (год она отсидела в СИЗО) будет крайне проблематично, тяжело, и последствия не прогнозируемы».

Адвокат отметил, что процесс прошел в кратчайшие сроки: он стартовал 13 декабря, а 19 декабря суд уже удалился на вынесение приговора.

«И это притом, что в плане у Таганского суда начало рассмотрения этого дела стояло на середину января», — сказал он. Защитник полагает, скорость процесса инициировали «вышестоящие структуры», хотя причины этого ему не понятны. «Мы не знаем какие, но у судьи забрали все дела, которые были у нее в производстве, оставив только наше дело», — отметил Штанько, добавив, что ни он, ни его подзащитная не ставили перед собой задачу затягивать процесс.

Его коллега Анна Ставицкая сообщила «Интерфаксу», что вновь обратилась в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) в связи с тем, что российские правоохранительные органы ненадлежащим образом исполнили предписание, которое вынес Европейский суд. Ранее ЕСПЧ постановил, что Гулевич необходимо немедленно оказать медицинскую помощь в связи с ее заболеваниями. Список болезней, которыми страдает предпринимательница, внушителен: гипертензия, остеохондроз, межпозвоночная грыжа, миома матки (была ампутирована), инфицирование почек и пр. Также она жаловалась, что у нее отказала почка, а катетер, который у нее стоит в мочевом пузыре уже восемь месяцев, не меняют и не промывают должным образом.

Представители пострадавшей от действий Гулевич стороны — Номос-банка — от комментариев отказались.

Гулевич было предъявлено обвинение по ч. 4 ст. 159 УК (мошенничество в особо крупном размере). Статья предусматривает до 10 лет лишения свободы. Как считает следствие, обвиняемая присвоила $23 млн.

Согласно обвинительному заключению, не позднее 15 сентября 2005 года Гулевич с неустановленными лицами решила злоупотребить доверием Номос-банка. Анатолий Липатов и некий Румянцев, которые возглавляли компанию ООО «Маркеттеплосервис», обратились в банк за кредитом. ГП «Статус» выступила поручителем в сделке.

Таким образом, банк выдал два кредита: $5 млн ЗАО ГП «Статус» и $21,5 млн ООО «Маркеттеплосервис», подконтрольной Гулевич.

В качестве залога выступило здание по адресу Садовническая набережная, 69, а также 100% акций ГП «Статус». Акции банк получил по сделке РЕПО — разновидности кредита, когда продажа ценных бумаг происходит с одновременным заключением сделки о последующем их выкупе через определенный срок по более высокой цене. По словам гособвинителя, банку были предоставлены фиктивные документы.

В качестве поручителей по сделке выступили ряд «фиктивных организаций», как выразилась прокурор, а также Александр Глуховской, который в данный момент разыскивается Интерполом по обвинению в рейдерских захватах. Кстати, почти половина дела Гулевич фактически «перекочевала» из уголовного дела против Глуховского.

Как отмечалось в материалах следствия, Гулевич дала указание перечислить со счетов ГП «Статус» и «Маркеттеплосервис» на счета «фиктивных организаций» деньги — 484 млн рублей и 56 млн рублей соответственно. В разгар финансового кризиса 2008 года банк согласился на реструктуризацию долгов. «Статус» взял на себя выплаты по кредиту «Маркеттеплосервис». В тот же период банк выдал должникам еще один кредит в размере $23,2 млн. При этом $17 млн было удержано в счет погашения предыдущих кредитов. В итоге обратно своих денег банк не получил. Более того, в 2007 году Гулевич ввела арбитражный суд в заблуждение, заключив договор купли-продажи одного из зданий на Садовнической улице с компанией «Журнал интервью», после чего акции компании упали в цене, зачитывала прокурор.

Начальник департамента экономической безопасности Номос-банка Илья Клемчак в суде добавил, что сделка с «Журнал интервью» (гендиректор Сергей Глембо) фактически лишила «Статус» возможности погашать кредит и сдавать площади в аренду. После этого служба безопасности банка установила, что эти объекты недвижимости выступали обеспечением кредитов в других банках. Таким образом, в 2009 году банк принял решение взять под контроль акции «Статуса». «К этому времени общая сумма погашения составила $14 млн, — отметил представитель банка. — Гулевич и Глембо заявили, что это их личные средства и они требуют вернуть их обратно. Вернуть хотели по договору займа». Клемчак пояснил, что кредит ГП «Статус» гасили сторонние организации, которые потом предъявили свои претензии к «Статусу».

В своих показаниях суду Наталья Гулевич рассказала, что с 2003 года занимала должность гендиректора ЗАО ГП «Статус». «Учредителями фирмы были физические лица, и я в том числе (10%)», — сказала она. Кем являлись остальные учредители, она не знает. По ее словам, кредит был взят под некий инвестиционный проект «Декампос», суть которого ей также неизвестна. «Волей акционеров было оставить здание на Садовнической набережной под залог», — сказала она.

О проекте и воле акционеров, по ее словам, ей рассказал некий Эмиль Молджанов.

Его роль она также не смогла четко обрисовать. По словам Гулевич, это «человек, который являлся совладельцем «Статуса», но не напрямую». Всего было пять акционеров, которые выражали интересы учредителей, и Молджанов имел решающий голос. «Пришел Молджанов и сказал, что у него есть возможность помочь с пополнением оборотных средств, — рассказал она. — Он говорил, что у него есть бизнес-проект. В конце проекта мы бы получили часть в виде процентов». Молджанов, по ее словам, предложил взять кредит на «Маркеттеплосервис» и обеспечить его одним зданием бизнес-центра. Липатов, по ее словам, был директором «Управляющей компании «Статус», которая сдавала имущество «Статуса» в аренду. «Липатов занимался техническим обслуживанием имущества, — пояснила она. — О том, что он занимал должность в «Маркеттеплосервисе», я не знала. С представителями Номос-банка переговоры вел Молджанов».

Гулевич рассказала, что когда в 2005 году она брала кредит, то под залоговым зданием закончилась аренда земли, и поэтому Номос-банк потребовал передать акции компании по сделке РЕПО и предложил разбить кредит на две части: одну часть возьмет «Статус», другую «Маркеттеплосервис». В договоре ей отвели три месяца, чтобы оформить землю под зданием. Как утверждала обвиняемая, она рассчитывала, что после того, как оформит землю, получит от «Маркеттеплосервиса» $5 млн, отдаст их банку и вернет свои акции. Все деньги, полученные по кредиту, были переданы «Маркеттеплосервису», поэтому выплатить основной кредит Гулевич не могла. Но землю она оформила только в 2007 году и все это время стабильно выплачивала проценты по кредиту, а договор постоянно продлевался то еще на три месяца, то на полгода

В 2008 году, когда грянул финансовый кризис, начались переговоры о реструктуризации кредита, потому что «Маркеттеплосервис» свой кредит так и не выплатил. По ее словам, все переговоры вела не она лично, а через своего куратора. Решение о реструктуризации, по ее словам, принял сам банк, поскольку ему принадлежали акции. В этот период ГП «Статус» взял на себя обязательства по выплатам «Маркеттеплосервиса». Согласно новым условиям договора, Гулевич должна была погасить $8 млн задолженности по основному кредиту до 15 декабря 2008 года, а после выплаты $10 млн ей должны были вернуть акции. Такое распоряжение, по ее словам, она получила 1 декабря 2008 года, а 2 декабря ее сняли с должности. Она стала занимать должность исполнительного директора, а должность генерального занял представитель банка, который, по выражению подсудимой, «ходил за ней по пятам». «31 декабря я выполнила условия, и на счет легли $8 млн», — сказала Гулевич.

13 марта 2009 года, по ее словам, банк подтвердил стоимость имущества, которое оценивалось в 590 млн рублей. 27 марта она погасила еще $1 млн. 13 апреля 2009 года банк лишил Гулевич полномочий, не продлевая доверенность. «Мне оставалось гасить кредит через поручителей, и УК «Алтайхимпром» погасила последний, десятый миллион, но списывали его не на основной долг, а на проценты», — сказал она.

«Банк настаивает на том, что «Статус» не уведомил о том, что имел обязательства перед другими банками. Но этот пункт договора носит рекомендательный характер», — настаивает Гулевич. По ее словам, вместо того чтобы лишать ее полномочий, банк мог обратить внимание на предмет залога и потребовать страховых возмещений, но не сделал этого.

Приговор по делу будет оглашен 26 декабря.