Командир растерялся и устранился

Причиной катастрофы Ту-154М «Авиалиний Дагестана» стал человеческий фактор

Причиной катастрофы Ту-154М «Авиалиний Дагестана» стал «человеческий фактор». Эксперты пришли к выводу: сначала ошибся бортинженер, затем растерялись пилоты. Экипаж мог посадить самолет, оборудование было фактически исправно, но командир воздушного судна не справился со стрессовой ситуацией.

Во вторник Межгосударственный авиационный комитет (МАК) обнародовал итоги расследования катастрофы самолета Ту-154М RA-85744 компании «Авиалинии Дагестана». Из-за отказа двух двигателей лайнер, вылетевший из Внуково в Махачкалу 4 декабря прошлого года, совершил вынужденную посадку в Домодедово, выехал за пределы взлетно-посадочной полосы более чем на 400 метров, остановился буквально в 15—20 метрах от северной границы аэропорта и развалился на части. Погибли два человека — брат президента Дагестана и сестра члена Конституционного суда. 86 человек пострадали.

Как выяснили специалисты МАК, катастрофа произошла из-за «ошибочных действий экипажа при выполнении полета и посадки с одним работающим двигателем».

Согласно докладу комиссии, проблемы у Ту-154 начались еще в полете из Махачкалы в Москву. Экипаж отмечал, что на эшелоне на панели приборов пилотов загорался сигнализатор «неисправность 3-го двигателя», а на щитке у бортинженера табло «Р масла» третьего двигателя. Сигнал длился около 10,5 секунды, параметры работы двигателя не менялись. В какой-то момент на эшелоне загорелось табло «Давление масла», но, по показаниям бортинженера, стрелочный индикатор показывал давление масла в норме. Он доложил об этом командиру, и экипаж воспринял эти события за ложное срабатывание, не сделав соответствующей записи в бортовом журнале (позднее эксперты выяснят, что в сигнализаторе барахлила проводка).

Борт благополучно приземлился во Внуково, экипаж прошел необходимую предполетную подготовку и принял, как говорится в отчете МАК, «обоснованное решение» на вылет из Москвы в Махачкалу. Взлет и полет на наборе высоты проходил без особенностей, но на высоте 5 тыс. м экипаж временно выключил ручную перекачку топлива, в дальнейшем произошло срабатывание табло «Р топлива» и сигнализатора «Неиспр. двиг» сначала 3-го, а затем и 1-го двигателей.

Это привело экипаж в замешательство, обстановка в кабине пилотов быстро накалялась; летчики не понимали, что происходит с давлением топлива, почему мигают табло и сигнализатор.

Командир воздушного судна (КВС) решил снизиться, уменьшить обороты двигателей, но ситуация не улучшалась. Исчерпав все попытки возобновить работу двигателей в необходимом объеме, командир наконец запросил экстренную посадку во Внуково.

Как выяснили специалисты, КВС настолько растерялся, что практически устранился от руководства экипажем. Испытывая «определенные трудности в условиях пилотирования в облаках по резервному авиагоризонту», он вывел самолет к взлетно-посадочной полосе «в непосадочном положении», посадил его со значительным перелетом правее полосы. Лайнер выкатился за ВПП и, столкнувшись с препятствием, разрушился.

Изначально рассматривалось несколько версий отказа двигателей, в том числе некачественное топливо. Но все образцы топлива не обнаружили серьезных отклонений от нормы. Особых претензий нет и к двигателям, хотя во время расследования специалисты МАК обнаружили интересную деталь: на самолете стояла контрафактная вспомогательная силовая установка (установить дату ее изготовления не удалось, многие сведения в паспорте изделия либо отсутствуют, либо фальсифицированы). Правда, работала она исправно. Во всяком случае, как говорится в отчете МАК, «несмотря на контрафактность, неисправностей в ВСУ в данном полете не выявлено».

В итоге расследования специалисты пришли к выводу, что происшествие стало возможно из-за сочетания нескольких причин. Сначала бортинженер при выполнении процедуры ручной перекачки топлива в наборе высоты непреднамеренно выключил подкачивающие насосы расходного бака. Это привело к пульсациям мгновенного расхода топлива к двигателям, падению их оборотов, выключению крайних двигателей и проблемам в электропитании самолета в течение 2 минут 23 секунд из-за отказа трех генераторов. Экипаж же не использовал все возможности для того, чтобы восстановить работу бортового оборудования и не выполнил необходимые инструкции по полету и заходу на посадку с двумя неработающими двигателями.

Командир воздушного судна в этой ситуации не проявил достаточного профессионализма, как, впрочем, не обладал достаточным профессионализмом и весь экипаж в целом.

Наконец, в довершении ко всему сыграла свою роль «сложная ветровая обстановка по высотам». При «фактически исправном бортовом оборудовании и сложностях, которые испытывал экипаж при пилотировании по дублирующим приборам», ветер дополнительно способствовал уклонению самолета от посадочного курса.

По итогам расследования МАК выдал необходимые предписания для предотвращения аналогичных происшествий в будущем. Теперь судьбу экипажа предстоит решить Следственному комитету. В рамках уголовного дела, возбужденного по статье 351 УК (нарушение правил полетов или подготовки к ним, повлекшее по неосторожности смерть человека либо иные тяжкие последствия), летчикам грозит до семи лет лишения свободы.