Советский омоновец сел за расстрел

Бывший советский омоновец Константин Михайлов приговорен в Литве к пожизненному заключению за убийство таможенников

Анастасия Берсенева 11.05.2011, 17:54
Delfi.lt

В Литве к пожизненному заключению приговорен бывший советский омоновец Константин Михайлов. Он признан виновным в расстреле таможенников на посту в Мядининкае в 1991 году. Остальных обвиняемых в этом преступлении, в том числе экс-главу рижского ОМОНа, привлечь к суду так и не удалось: Россия не выдает их Литве.

В среду Вильнюсский окружной суд признал бывшего советского омоновца Константина Михайлова (Никулина) виновным в участии в нападении на таможенный пост Мядининкай на границе Литвы и Белоруссии и убийстве литовских таможенников в 1991 году.

Михайлов был приговорен к пожизненному заключению, сообщает латвийское издание Kasjauns.

Он может обжаловать решение в апелляционном суде. Также суд удовлетворил гражданские иски государства и одного потерпевшего — выжившего таможенника. Бывший омоновец также должен будет возместить нанесенный ущерб в размере 2,3 млн литов (26,6 млн рублей).

44-летний Михайлов во времена СССР служил в рижском ОМОНе. По данным следствия, 30 июля 1991 года командир рижского ОМОНа Чеслов Млынник приказал группе «Дельта-1», в которую входили Михайлов, а также Андрей Лактионов и Александр Рыжков, убить литовских таможенников на посту недалеко от Вильнюса. Мотив этого преступления прокуроры официально установить так и не смогли.

В 1990 году Литва первой из союзных республик заявила об отделении от СССР и провозгласила независимость. Хотя решение Верховного Совета Литвы не признало ни руководство СССР, ни подавляющее большинство западных стран, литовские власти установили таможенные посты на своих границах, в том числе и с Белоруссией. Таможенники, дежурившие на этих постах, были без оружия. Вскоре появились сообщения о нападениях сотрудников вильнюсского и рижского ОМОНа МВД СССР на таможни, однако до трагедии в Мядининкае поступала информация лишь о запугивании и избиении таможенников.

Произошедшее на посту в Мядининкае следователям помог восстановить таможенник Томас Шярнас — в отличие от семерых коллег он выжил в бойне.

По словам Шярнаса, рано утром 31 июля к вагончику на территории поста подъехал уазик. Из него выскочили омоновцы, которые забежали на пост и расстреляли находящихся там людей из пистолетов и автоматов. Следователи уверены, что двух таможенников — Юозаса Янониса и Альгирдаса Казлаускаса — застрелил лично Михайлов. Гособвинение руководствовалось также показаниями тайного свидетеля № 11, чья личность не раскрывается, сообщает информационный портал Delfi.lt.

Сам Михайлов вины не признает — он утверждает, что все это время находился на базе ОМОНа.

После событий в Мядининкае Михайлов жил в Латвии, где помог местным правоохранительным органам в расследовании другого убийства.

В результате по программе защиты свидетелей он получил новый паспорт с измененной фамилией — раньше он был Никулиным. Тем не менее это не защитило его от судебного преследования в Риге. В 2007 году власти Латвии выдали бывшего омоновца своим соседям. Более трех лет Михайлов провел в следственном изоляторе Вильнюса, дожидаясь начала процесса.

Бывший омоновец не раз пытался оспорить свое содержание под стражей. В апелляционном суде он даже заявил, что сотрудники полиции угрожали ему. «Мне в полиции сказали: если суд меня освободит — сразу буду убит, и никакой судья этого не докажет», — сказал Михайлов. Также он, находясь в заключении, пытался стать депутатом Европарламента от партии «За Родину!».

В настоящий момент власти Литвы надеются, что Россия пойдет навстречу и выдаст остальных подозреваемых в убийстве.

Лактионов, Млынник и Рыжков находятся в настоящее время в России, но Литве их выдавать не спешат.

Бывший глава Литвы Витаутас Ландсбергис после оглашения приговора Михайлову заявил, что, на его взгляд, нужно было трактовать убийство таможенников как военное преступление. «Это дело было и останется многозначным, оно не украшает правопорядок Литвы», — сказал Ландсбергис изданию Baltic News Service. «Приговор может быть обманчивым. Увидим, не будет ли он использоваться как успокоение: вот, все же хотя бы одного осудили, и за 20 лет мы уже чего-то достигли. Это очень незначительный результат», — добавил Ландсбергис.