«У нее был целый букет болезней»

В столичном СИЗО скончалась 57-летняя осужденная

ИТАР-ТАСС
В московском СИЗО «Матросская Тишина» скончалась подсудимая Наталья Хохлова. Ранее врачи диагностировали у женщины множество болезней, а представители УФСИН даже писали письма в Кунцевский суд, сообщая о состоянии заключенной. Однако мер по ее освобождению из-под стражи не было принято.

В ночь на понедельник в СИЗО № 1 Москвы («Матросская Тишина») скончалась осужденная 57-летняя Наталья Хохлова. «Она находилась в палате интенсивной терапии СИЗО», — сообщил «Газете.Ru» официальный представитель УФСИН по Москве Сергей Цыганков. Он пояснил, что пожилая женщина была доставлена в женский изолятор — СИЗО № 6 — 23 июля 2010 года. В этот день Кунцевский районный суд Москвы признал ее виновной в умышленном причинении вреда человеку, повлекшем его смерть: женщина заколола сына ножом во время ссоры.

«При поступлении она была осмотрена медицинскими работниками, состояние оценивалось как удовлетворительное, после этого Хохлова прошла лабораторные и флюорографические обследования, — рассказал Цыганков. — В результате были выявлены изменения в легких. Врачебная комиссия поставила ей диагноз — диссеминированный туберкулез легких».

Такой вид болезни характеризуется наличием множества очагов туберкулеза.

На основании решения врачей 8 августа 2010 года Хохлова была госпитализирована в туберкулезное отделение специальной больницы СИЗО «Матросская Тишина», где она проходила комплексное обследование и лечение. «10 октября Хохлова в экстренном порядке была госпитализирована в городскую больницу № 20, — продолжил Цыганков. — У нее был выявлен целый букет заболеваний — острое нарушение мозгового кровообращения, мозговая кома, отек головного мозга, туберкулез легких, опухоль правой почки, варикоз ног». Однако спустя три дня женщина была возвращена в СИЗО № 1.

Цыганков пояснил, что врачи в городской клинической больнице добавили новые диагнозы — рак правой почки, интоксикация, ишемическая болезнь сердца, артериальная гипертония.

«Она вернулась обратно с теми же болезнями, — сказал представитель УФСИН. — Общее состояние больной с 13 по 17 октября оставалось стабильно тяжелым. В связи с этим в адрес Кунцевского суда Москвы были направлены информационные письма — от руководства СИЗО № 6 и СИЗО № 1. В них сообщалось о состоянии здоровья заключенной, поясняли, что человек больной». Он предположил, что в СИЗО предлагали рассмотреть целесообразность содержания в изоляторе больной и надеялись на изменение меры пресечения для нее. «Но окончательное решение всегда остается на усмотрение суда», — добавил Цыганков.

Пресс-секретарь Кунцевского суда Татьяна Даньшова подтвердила факт получения писем из СИЗО. «Их приняли к сведению», — добавила она. Вместе с тем Даньшова затруднилась пояснить, почему суд решил не менять меру пресечения для осужденной.

«Во время судебного процесса ни Хохлова, ни ее адвокат не говорили о том, что у нее есть болезни, — добавила представитель суда. — Кроме того, на время судебного следствия Хохлова находилась под подпиской о невыезде».

«Вместе с тем суд установил, что у Хохловой была алкогольная зависимость. — сказала Даньшова. — Учитывая то состояние здоровья, которое было известно, суд смягчил наказание и назначил ей 3 года лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении». Она заметила, что по статье, которая инкриминировалась подсудимой, — ч. 4 ст. 111 УК (умышленное причинение тяжелого вреда здоровью, повлекшее гибель человека) — предусмотрено наказание от 5 до 15 лет заключения. «Приговор еще не вступил в законную силу, так как адвокаты его обжаловали в кассационной инстанции», — добавила Даньшова.

Согласно приговору, 25 мая этого года Хохлова поссорилась со своим сыном, который пришел дом в состоянии сильного алкогольного опьянения. Сын требовал денег на выпивку, однако мать отказала ему. Как пояснила суду Хохлова, она резала на кухне сало. Когда ее сын навалился на нее, она оттолкнула его, забыв про нож в руке. Однако судмедэксперты установили, что характер раны говорит о сильном ударе, который трудно причинить неумышленно. На суде она частично признала свою вину и раскаялась.