В первый класс на законных основаниях

Порядок приема в первые классы московских школ будет закреплен законодательно

ИТАР-ТАСС
Порядок приема в первые классы московских школ будет закреплен законодательно. Преимущество при зачислении получат дети из близлежащих домов и те, чьи старшие братья или сестры уже учатся в данной школе. По мнению экспертов, закон не поможет избавиться от связанных с приемом первоклассников ежегодных скандалов: для решения проблемы следует расширять успешные школы и закрывать непопулярные.

Скандалы, ежегодно возникающие при приеме первоклассников в московские школы, докатились до Мосгордумы. В среду столичный парламент принял в первом чтении поправки в закон «Об общем образовании в Москве», призванный сделать процесс зачисления в школу менее болезненным. Как рассказал редактор законопроекта, председатель комиссии по образованию и молодежной политике Виктор Кругликов, к нему идет вал жалоб от родителей будущих первоклассников, не попавших в выбранную школу. «Комплектация классов началась с 1 апреля и формально продлится до 31 августа, — рассказал он. — На самом деле процесс уже завершен. И людям отказывают на основании отсутствия мест. У нас много элитных школ — не по качеству оказываемых ими услуг, а по составу родителей, имеющих возможность привозить детей в любой конец города. Ради возможности попасть в эти школы родители идут на любые жертвы.

И все наши призывы принимать в эти школы по правилам приводят к тому, что ко 2 апреля вывешивается составленный еще в январе список».

Имеющаяся нормативно-правовая база в данном вопросе содержит противоречащие друг другу вещи, считает Кругляков. Согласно федеральному законодательству, директоры школ обязаны принимать в первые классы всех детей, проживающих на близлежащей территории. Но что это за территория — не разъясняется, и ею можно считать весь район, округ и даже город. По другой норме директор может отказать родителям в приеме в школу их ребенка, если первые классы уже полностью укомплектованы (норма — 25 человек в одном классе).

Не лучше обстоят дела и с московской нормативной базой. Так, в приказ департамента образования Москвы от 16 марта 2010 года по поводу приема детей в первый класс не вошла обязательность зачислять в одну школу братьев и сестер. Причем внести в приказ этот пункт помешала прокуратура, посчитавшая его неправомерным.

Согласно новым поправкам, преимущественное право приема в первый класс предоставляется детям, проживающим в непосредственной близости от школы, а также тем, чьи старшие братья или сестры уже учатся в этой школе.

Кроме того, в соответствии с федеральным законодательством закрепляется приоритет для детей военнослужащих и работников милиции.

Как объяснил Кругликов, при разработке поправок главным был вопрос безопасности. «Чем выше «миграция» детей по Москве, тем выше угроза их жизни и здоровью, — уверен депутат. — Очень часто дети сами, без сопровождения взрослых, идут в школы и возвращаются оттуда домой без сопровождения родителей. Если школа расположена рядом с домом, опасности меньше». По его словам, департамент образования и прежде давал поручение своим окружным управлениям закреплять за школами жилые дома. Но если сложившийся порядок будет прописан в законе, он станет более легитимным.

Что до преимущественного приема первоклассников, чьи старшие братья и сестры уже учатся в этой школе, то эта привилегия была отменена еще четыре года назад по требованию прокуратуры. Однако, по заверениям руководства департамента образования, на практике ничего не поменялось: директоры школ в вопросе приема братьев и сестер своих учеников как шли, так и идут навстречу родителям. Но изменившийся только в этом году приказ департамента вызвал большой шум, и депутаты решили обратиться в прокуратуру. «Конечно, если родитель дойдет до начальника окружного управления, вопрос решится, но до него еще надо дойти, — считает Кругляков. — Мы должны защитить права многодетных семей и матерей-одиночек. Представьте себе, что родителям утром нужно вести в разные школы двоих или троих детей. Сейчас взят курс на повышение рождаемости, а в такой ситуации женщина тысячу раз подумает, рожать ли второго ребенка».

Депутаты поддержали законопроект в первом чтении, в течение трех дней в документ будут вносить поправки, после чего он вновь поступит на рассмотрение Мосгордумы. Хотя в большинстве выступлений не чувствовалось уверенности в его эффективности. Так, по мнению депутатов, понятие «непосредственная близость от образовательного учреждения» не особенно отличается от «близлежащей территории». Непонятно, как быть в таких случаях, когда место проживания ребенка не совпадает с регистрацией.

А депутат Михаил Москвин-Тарханов считает, что предложенный путь приведет к снижению качества образования. «Мы пошли по пути, снижающему качество образовательной компоненты, — заявил он. — Это социальный закон, но мировой опыт показывает, что улучшение социальной составляющей ухудшает образовательную составляющую». Впрочем, возражать против того, что проблема устроить ребенка в школу, расположенную недалеко от дома, актуальна, никто не стал.

По оценкам экспертов, сейчас отказывают в приеме в первый класс в школу по месту жительства каждому третьему московскому ребенку.

Школы обязаны соблюдать установленный норматив, согласно которому, число учеников в классе не должно превышать 25 человек. Родители первоклассников организуют классические очереди — составляют упорядоченные списки, а в ночь на 1 апреля организуют ночное дежурство у школы, чтобы успеть первыми подать заявление о приеме. Кроме того, многие школы по-прежнему практикуют платную подготовку к школе, переименовав «подготовительные курсы» в «развивающие».

Между тем, по мнению президента Всероссийского фонда образования Сергея Комкова, чаще всего причиной отказа все-таки служит стремление получить от родителей деньги. Тем более что престижные школы действительно не могут принять всех желающих, а за наполняемостью классов следит прокуратура, штрафующая директоров. Так, по словам депутата Олега Бочарова, приняв по его обращению в первый класс 6 детей из соседнего дома, директор школы попросила его написать специальное заявление, снимающее с нее ответственность за переполненные классы — на случай прокурорской проверки.

По мнению уполномоченного по правам ребенка в Москве Евгения Бунимовича, проблема проста: люди хотят отдавать своих детей в хорошие школы и желательно недалеко от дома. Но путь ее решения должен быть иным. «Если многие родители хотят записать своих детей в какую-то одну школу, значит, надо открывать в ней дополнительные классы, а там, куда не идут, не открывать, — считает омбудсмен. — Школа — это не здание, а программы, традиции, коллектив. И, если какой-то коллектив умеет работать, надо отдавать ему помещения тех школ, куда люди идти не хотят».

По словам Бунимовича, такое вполне возможно: во многих местах в Москве располагаются рядом по несколько школ. И пользующаяся авторитетом школа должна иметь 2—3 здания, чтобы открыть необходимое количество первых классов. «Непопулярные школы надо закрывать, — считает Бунимович. — Это чисто экономический механизм, но его поддержат не только родители, но и учителя таких школ. Учителя тоже хотят работать в таких коллективах, где выше планка и где есть чему поучиться. Против выступают только администрации, которые пишут жалобы и тормозят этот процесс».