Обвинение закрыло чеченский след

Начались прения по делу об убийстве журналистки «Новой газеты» Анны Политковской

Елена Шмараева 16.02.2009, 21:14
ИТАР-ТАСС

Прокуратура просит присяжных признать виновными всех подсудимых по делу об убийстве Анны Политковской и не исключает, что в деле после окончания судебного процесса появятся новые фигуранты — например, избежавший обвинения в убийстве Павел Рягузов. Потерпевшие считают, что подсудимых-чеченцев «использовали», и требуют найти заказчика.

В Московском окружном военном суде начались прения по делу об убийстве обозревателя «Новой газеты» Анны Политковской. В открытом процессе участники заседания выслушали только выступления потерпевших, а защитники Рягузова и бывшего убоповца Сергея Хаджикурбанова выступали за закрытыми дверями — часть материалов дела скрыта от публики грифом «секретно». В закрытом режиме прошло и выступление гособвинителей. Таким образом, зрители и журналисты, не слышавшие обвинительного заключения (первые заседания, на которых его оглашали, были закрытыми для прессы), не услышали и окончательной позиции обвинения.

Выйдя к журналистам после своего двухчасового выступления, прокуроры Юлия Сафина и Вера Пашковская объявили: «Мы уверены, что подсудимые виновны в совершении убийства Анны Политковской».

Попросив присяжных вынести обвинительный вердикт, представители гособвинения напомнили, что вина подсудимых подтверждается исследованными в суде доказательствами, в том числе детализацией телефонных переговоров обвиняемых, а также заключением экспертов в отношении автомобиля, на котором, по версии следствия, Махмудовы подвозили убийцу к дому Политковской, и в отношении пистолета, который якобы приобретал Хаджикурбанов.

Рассказывая о том, как преступники планировали убийство журналистки, прокуроры перечислили не только тех, кто сидит на скамье подсудимых, но также назвали Рягузова и бывшего главу Ачхой-Мартановского района Чечни Шамиля Бураева.

Рягузова в убийстве Политковской не обвиняют, его судят за превышение должностных полномочий и вымогательство. В деле Политковской номинально он фигурирует только потому, что вместе с Хаджикурбановым, который, по версии следствия, является одним из организаторов убийства журналистки, в 2002 году якобы избивал предпринимателя Эдуарда Поникарова, вымогая деньги. Однако, выступая в прениях, представители Генпрокуратуры напомнили присяжным показания Рягузова о том, что он по просьбе бывшего главы Ачхой-Мартановского района Чечни устанавливал адрес прописки Политковской. В суде офицер ФСБ от этих показаний отказался, пояснив, что солгав на допросах, «пытался помочь следствию». «Гособвинители в прениях говорили, что им хотелось бы, чтобы расследование в отношении этих лиц, в частности Рягузова, продолжалось», — рассказала адвокат потерпевших Анна Ставицкая.

«Прокуроры огласили в суде не выводы следствия, а версию журналистского расследования шеф-редактора «Новой газеты» Сергея Соколова, который выступал в качестве свидетеля», — отметил адвокат подсудимого Ибрагима Махмудова Сайдахмед Арсамерзаев. «Сегодня нам говорили, что к этому преступлению имеют отношение те люди, которых следствие задолго до суда проверило и отпустило на все четыре стороны», — заявил адвокат Джабраила Махмудова Мурад Мусаев. Он добавил, что предполагаемого исполнителя убийства — Рустама Махмудова, который сейчас находится в международном розыске, — прокуроры в своей речи упомянули лишь однажды, причем не как убийцу, а как водителя Лом-Али Гайтукаева. (Гайтукаев — дядя братьев Махмудовых, следствие проверяло его на причастность к убийству Политковской, но затем отмело эту версию. Сейчас он осужден по другому делу и находится в колонии.)

О причастности Гайтукаева к убийству журналистки прокуроры в заключительной речи заговорили вновь.

«Гособвинение заявило, что заказ на убийство получил Гайтукаев. Было это в июне или в июле 2006 года. Но он оказался в СИЗО и в августе передал заказ Хаджикурбанову, — пересказывал журналистам версию прокуратуры адвокат Рягузова Андрей Трепыхалин. — Хаджикурбанов тогда был в местах лишения свободы, но он и Гайтукаев сидели даже в разных городах». Освободился Хаджикурбанов 22 сентября 2006 года, а Анна Политковская была убита через две недели — 7 октября.

Журналистам об обвинениях в адрес Рягузова, Гайтукаева и Бураева прокуроры говорили неохотно, настаивая, что убедительно доказали виновность братьев Махмудовых и Хаджикурбанова. «Мы не выходили за рамки обвинения», — подчеркнула Сафина. От ответа на вопрос, будет ли прокуратура инициировать новое расследование в отношении Рягузова и других, гособвинитель уклонилась: «Давайте сначала дождемся вердикта, а потом будем принимать решение».

Общее мнение — что в деле «больше вопросов, чем ответов», — выразила в своей речи адвокат потерпевших Карина Москаленко.

Москаленко, представляющая в суде интересы детей погибшей журналистки — Веры и Ильи Политковских, выступила перед присяжными с длинной эмоциональной речью. Однако произнести вслух мнение потерпевших о том, виновны или нет подсудимые, адвокат отказалась. «Мнение у нас сложилось. Но мы доверяем высказать его вам, потому что вы судьи факта», — обращалась Москаленко к заседателям. Она отметила, что «чеченских мальчиков» Махмудовых, «скорее всего, использовали». «Но как — втемную или в открытую?» — обращалась адвокат к залу. «Чеченские мальчики» слушали Москаленко с увлечением, Джабраил Махмудов, не скрывая интереса к выступлению, даже просунул голову между прутьев решетки, отделявшей его остального зала.

Адвокат тем временем от характеристик подсудимых перешла к публикациям Политковской, которыми, по версии следствия, «были недовольны» предполагаемые заказчики убийства, и даже зачитала несколько отрывков. «Осталось только честно сказать: кому была неугодна Политковская?» — вопрошала адвокат, помахивая перед присяжными сборником статей убитой журналистки. И сама отвечала:

«Это бывший президент России Путин, это бывший и действующий президент Чеченской республики».

«Убийцы происходят не из простого чеченского народа и не из простого русского народа. Они происходят из структур, которые смеют…» — говорила Москаленко, то ли от волнения, то ли ради пущего драматического эффекта перестав заканчивать фразы.

Более прозаически настроенный адвокат одного из братьев Махмудовых Арсамерзаев пояснил журналистам в перерыве, что предполагаемые заказчики перечислены в уголовном деле. «В томе 34 есть перечень критических статей Анны Степановны, а затем имена, фамилии и должности всех, кто там упомянут. Это и военные, и правоохранители, и руководители субъектов федерации — Чечни, Кабардино-Балкарии, Дагестана», — рассказал Арсамерзаев. Он напомнил, что в официальной версии обвинения звучит: «заказчиками являются лица, недовольные изобличающими критическими статьями и интервью Политковской». «Но не допросили ни одного», — пожал плечами юрист.

Представителям подсудимых в понедельник не хватило времени на то, чтобы высказаться: прения по делу об убийстве Политковской продолжатся во вторник. Ожидается, что уже к концу этой недели присяжные удалятся в совещательную комнату для вынесения вердикта.