Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Начали за здравие: как в 2020 году шли переговоры по Донбассу

Грызлов: Украина не выполняет меры по соблюдению перемирия в Донбассе

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Последняя в этом году встреча представителей России, Украины и самопровозглашенных республик Донбасса снова не принесла никакого результата. Как отмечает постпред РФ, достижение любых договоренностей блокируется принципиальной позицией Киева. Тем не менее эксперты считают, что альтернативой даже таким переговорам может стать только силовое решение конфликта.
Rambler-почта
Mail.ru
Yandex
Gmail
Отправить письмо

Постпред России в трехсторонней контактной группе по урегулированию конфликта в Донбассе (ТКГ) Борис Грызлов рассказал об последнем в этом году заседании группы. По его словам, встреча «была во многом посвящена итогам 2020 года». И итоги эти безрадостные.

«Приходится с сожалением констатировать, что рекомендации лидеров Германии, Франции, Российской Федерации и Украины на сегодняшний день не выполнены», — сказал Грызлов. При этом предпосылки для прорыва на переговорах были: год назад президент Украины Владимир Зеленский обещал в кратчайшие сроки выполнить взятые на себя во время саммита в Париже обязательства, что должно было способствовать реализации минских соглашений.

Как отметил Грызлов, ответственность за срыв договоренностей «нормандской четверки» (Россия, Франция, Украина и Германия) несет именно Киев, который отказывается вести прямой диалог с самопровозглашенными Донецкой и Луганской народными республиками (ДНР и ЛНР).

«При этом Верховная рада принимает акты, противоречащие минским соглашениям, что сводит на нет усилия всех сторон на переговорах по урегулированию конфликта»,

— указал Грызлов.

По его словам, договориться не удается даже по таким вопросам, как обмен пленных или открытие новых контрольно-пропускных пунктов на линии соприкосновения в Донбассе. В каждом случае позиция Украины так или иначе препятствует достижению компромисса.

Настороженность, как продолжил Грызлов, вызывает и ситуация с режимом прекращения огня. «Хотя на сегодняшний день, по данным ОБСЕ, режим прекращения огня «в целом соблюдается», количество нарушений растет», — сказал он, подчеркнув, что Киев «уклоняется» от обязательств по реализации дополнительных мер по укреплению режима.

По словам постпреда РФ, это свидетельствует о намерении Украины «при возможности прибегнуть к силовому разрешению конфликта».

Одна из причин, почему диалог не сдвигается с места — отказ Киева от рассмотрения предложений России и самопровозглашенных республик. Грызлов подчеркнул, что украинская делегация «считает документ «несуществующим» и настаивает на безальтернативности своих подходов», которые прямо противоречат букве минских соглашений.

Российский представитель также обратил внимание на тот факт, что украинский закон об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей был продлен на 2021 год без каких-либо изменений. При этом Владимир Зеленский в Париже обещал пересмотреть этот правовой акт.

«Фактически украинская власть расписалась в саботаже минских и нормандских договоренностей, которые предусматривают не временный, а постоянный особый статус Донбасса. А кроме того, официально расписалась в том, что за год не сделала ничего для достижения мира в Донбассе», — констатировал Борис Грызлов.

«Никакой готовности выполнять обязательства, принятые в 2019 году, украинская делегация сегодня не проявила», — резюмировал итоги нынешней встречи и прошедшего года представитель России.

Год назад на парижском саммите «нормандской четверки» стороны приняли совместное заявление, в котором говорилось о безальтернативности минских соглашений, а также перечислялись конкретные меры, которые должны были быть выполнены в течение четырех месяцев.

За это время стороны обязались провести обмен по принципу «всех на всех», полностью прекратить огонь, открыть новые пункты пропуска на линии соприкосновения. Но самая важная часть тех договоренностей — политическая — зависела исключительно от Киева.

Украинские власти должны были принять закон об особом порядке местного самоуправления в Донбассе, который бы носил не временный, а постоянный характер. Также в украинское законодательство должна была быть имплементирована так называемая «формула Штайнмайера», которая определяет порядок проведения выборов в Донбассе.

Из всех этих пунктов частично удалось решить только вопрос освобождения пленных и проблему режима прекращения огня. Однако, как считает Борис Грызлов, далеко не полностью.

Чтобы понять нежелание украинских властей соблюдать минские соглашения, достаточно посмотреть на время их подписания. Так, первый минский протокол, который впервые провозглашал перемирие, а также требовал от Украины принятия закона об особом статусе «отдельных районов Донецкой и Луганской областей», был подписан в сентябре 2014 года.

Этому предшествовали ожесточенные летние бои, результаты которых никак нельзя было трактовать в пользу украинской армии.

Тогда тысячи бойцов ВСУ попадали в окружения в «южном котле» под Иловайском, Еленовкой и Амвросиевкой. Кроме того, шли ожесточенные бои в Донецком аэропорту, Луганский аэропорт полностью перешел под контроль ЛНР. В конце августа началось наступление ополчения на Мариуполь.

Аналогичная ситуация для украинской армии складывалась и перед подписанием вторых минских соглашений. В январе 2015 года вооруженные силы ДНР окончательно закрепились в Донецком аэропорту, снова началось наступление на Мариуполь. В феврале завязались ожесточенные бои в районе Дебальцева, всего за пару дней до подписания новых минских соглашений украинские войска снова попали в окружение.

По большому счету, Киев дважды подписывал минские соглашения ради немедленного прекращения боев, которые он проигрывал.

При этом националистически настроенная украинская общественность изначально давала понять, что считает минские соглашения противоречащими национальным интересам страны.

Их риторику повторяет и власть: о невозможности имплементации отдельных пунктов минских соглашений, например, о внесении изменений в конституцию или предоставлении амнистии участникам боевых действий.

Все эти вопросы неизменно продолжали всплывать весь прошедший год, и украинская сторона ни разу не продемонстрировала готовности вернуться к изначальному тексту соглашений.

Как отмечает в разговоре с «Газетой.Ru» директор Центра восточноевропейских исследований Андрей Окара, хотя альтернативы минских соглашениям действительно не существует, их реализацию также можно считать невозможной.

«Минские соглашения безальтернативны и в одном, и в другом случае. То есть никто их не готов изменять. Но и в таком виде, в котором они есть, они неисполнимы», — рассуждает он. По этой же причине, по словам эксперта, переговоры в ТКГ не могут быть эффективными, если рассматривать «эффективность» с точки зрения претворения минских соглашений в жизнь.

Однако бесполезными переговоры также назвать нельзя. «Группа, в принципе, своим существованием хотя бы поддерживает сам факт существования минского процесса, а значит она поддерживает ту ситуацию, когда как минимум не ведутся активные боевые действия. Трехсторонняя группа сегодня — это площадка, на которой разные люди с разных сторон делают какие-то заявления и создают определенный информационный резонанс.

И если от этого погибает меньше людей, то тогда это хорош, и тогда это уже само по себе оправдывает существование ТКГ», — обращает внимание эксперт.

Эксперт по странам ближнего зарубежья, политолог Максим Семенов со своей стороны отмечает, что проблема заключается не в эффективности того или иного формата, а в существовании неразрешимых противоречий между сторонами конфликта. Но несмотря на отсутствие практического результата, участники трехсторонней группы вряд ли откажутся от регулярных встреч.

«Отказ одной из сторон от переговоров в ТКГ даст повод другой стороне обвинить первых в милитаризме и нежелании мирно урегулировать конфликт. В этих условиях переговоры по Донбассу в любом случае зашли в глухой угол, и эта ситуация вряд ли изменится в среднесрочной перспективе», — добавляет политолог.

По словам Семенова, единственная альтернатива нынешним, пока безрезультативным переговорам — резкие негативные изменения в России или на Украине, в результате которых «или Киев сочтет возможным захватить Донбасс силой, или Москва вынуждена будет силовым путем обеспечить безопасность своих соотечественников».

Rambler-почта
Mail.ru
Yandex
Gmail
Отправить письмо