Ультиматум Тихановской: сможет ли оппозиция реализовать свои угрозы

Эксперты объяснили, почему Тихановская выдвинула ультиматум Лукашенко

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Светлана Тихановская поставила ультиматум правительству Белоруссии, заявив, что 26 октября начнется забастовка всех предприятий в стране, если требования оппозиции не будут выполнены. Власти, с одной стороны, создают видимость готовности к диалогу, с другой — ужесточают свой ответ на протесты. Эксперты полагают, что у Тихановской отсутствует инструмент влияния на протестное движение. Между тем ситуация зависит не только от ее влияния, но и от действий правительства.

Лидер белорусской оппозиции Светлана Тихановская выдвинула властям республики «народный ультиматум». Оппозиция требует отставки президента Александра Лукашенко, полного прекращения насилия «на улицах» и освобождения всех политзаключенных. На выполнения всех условий у руководства страны остается 13 дней.

«Если до 25 октября наши требования не будут выполнены, вся страна мирно выйдет на улицы с народным ультиматумом. И 26 октября начнется национальная забастовка всех предприятий, блокировка всех дорог, обвал продаж в государственных магазинах. У вас есть 13 дней, чтобы выполнить три условия. У нас есть 13 дней, чтобы подготовиться, и все это время белорусы будут продолжать свой мирный и настойчивый протест», — сообщалось накануне в Telegram-канале Светланы Тихановской.

Судя по всему, белорусская оппозиция осознала, что пришла к определенному тупику.

Протесты в республике действительно продолжаются. Акции проходят по воскресеньям. 11 октября в республике прошел Марш гордости, на который вышли тысячи человек. Правоохранительные органы, на этот раз, дали более ожесточенный ответ.

По данным МВД, в ходе протеста по всей стране задержали 713 человек — это самое большое число задержанных на воскресных маршах за последний месяц. В соцсетях распространилось огромное количество сообщений о применении насилия к протестующим. Руководство страны, судя по всему, начало терять терпение. С одной стороны, Минск перешел к более жестким действиям. С другой, демонстрирует видимость готовности к диалогу.

В субботу Александр Лукашенко встретился с содержащимися в СИЗО КГБ оппозиционерами. Видео со встречи, которая продлилась около четырех часов, опубликовал правительственный Telegram-канал «Пул первого». Лукашенко сидел за столом с бывшим кандидатом в президенты Виктором Бабарико, незарегистрированным кандидатом и супругом Тихановской Сергеем Тихановским, членом президиума Координационного совета Лилией Власовой, активистом штаба Бабарико Юрием Воскресенским, директором IT-компании Pandadoc Дмитрием Рабцевичем, политтехнологом Виталием Шкляровым.

«Беларусь живет под лозунгом «Даешь диалог». И я, исходя из упреков ваших сторонников, подумал о том, что самое радикальное предложение — по всем вопросам. И не нужно быть зацикленным лишь на одной конституции, — говорит Лукашенко на встрече. — И я смотрю на это шире, пытаюсь убедить не только сторонников ваших, но и все белорусское общество в том, что нужно смотреть шире на проблему».

На следующий день из СИЗО были освобождены Воскресенский и Рабцевич. Однако ни протестующие, ни оппозиция жест президента не оценили.

«Мы много раз говорили, что готовы к диалогу и переговорам. Но разговор за решеткой — это не диалог. Избивать свой народ после заявлений о готовности к переговорам — не диалог. Лукашенко убивает свое будущее и пытается утянуть за собой чиновников, силовиков и весь белорусский народ. Но мы этого не допустим», — говорится в Telegram-канале Светланы Тихановской.

13 октября адвокаты Виктора Бабарико передали изданию Tut.By его слова о встрече с Лукашенко. Они рассказали, что никаких договоренностей достигнуто не было.

«Встречу, состоявшуюся в субботу, по мнению Виктора Бабарико, нельзя назвать диалогом. Прежде всего потому, что диалог подразумевает равенство участников с точки зрения их нахождения на свободе, в данном же случае этого не было: сам Бабарико и другие участники встречи находятся в СИЗО. Кроме того, диалог должен сопровождаться равным доступом его участников к информационному полю, что также невозможно при нахождении человека под стражей. И третье: за столом должен быть гораздо более широкий круг представителей гражданского общества. Поэтому никаких договоренностей в ходе встречи не достигнуто», — приводит издание слова адвокатов Бабарико.

Переломный момент или конец?

Судя по всему, Александр Лукашенко от затянувшихся протестов устал. Уходить в отставку политик, очевидно, не собирается, в связи с чем он столкнулся с необходимостью разрешить проблему другим способом. Его поездка в СИЗО КГБ, очевидно, призвана продемонстрировать готовность к диалогу, о которой он заявляет. И, по всей вероятности, Лукашенко рассчитывал выйти из стен СИЗО на фоне заявлений оппозиционеров о каких-то договоренностях. Этого, однако, не произошло. Ожесточенный разгон протестов на следующий день показывает, что президент республики на большее идти не готов.

Встреча Лукашенко с арестантами запустила сразу два параллельных механизма — власти окончательно потеряли терпение и перешли к крайним мерам, а оппозиция решила, что настало время для решительных действий и выдвинула ультиматум.

Вообще белорусский лидер, столкнувшись с самыми массовыми протестами, решил пойти по уже знакомому пути устранения конкурентов.

Спустя два месяца протестов в сухом остатке — нахождение в СИЗО лидеров оппозиции, отъезд почти всего состава президиума Координационного совета за пределы страны, задержания демонстрантов и тайная инаугурация Лукашенко. На счету оппозиции — продолжающиеся протесты, встречи Тихановской с лидерами Евросоюза — президентом Франции Эммануэлем Макроном и канцлером Германии Ангелой Меркель — и персональные санкции ЕС, США, Великобритании и Канады в отношении белорусских чиновников.

И, как сообщает в разговоре с «Газетой.Ru» доцент факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Андрей Суздальцев, президенту Белоруссии удалось добиться того, что лидер оппозиции, Светлана Тихановская теряет влияние на протестное движение.

«Сама Тихановская теряет какую-либо связь с протестом, на уличных акциях о ней уже никто не вспоминает. Она со своим штабом отрывается от демонстраций, вероятно, получая небольшое финансирование от Польши. По большей части Тихановская начинает разворачивать свою работу против России, хотя и заявляет об обратном. В то же время, Координационный совет занимается поиском тактики, которая позволит забрать власть без жертв», — считает Андрей Суздальцев.

Как отмечает белорусский политолог Дмитрий Болкунец, у Тихановской действительно нет рычага давления на протесты. Однако, в то же время, эксперт обращает внимание на тот факт, что в Белоруссии попросту нет трибуны для оппозиционных лидеров и протестующие это понимают. Соответственно, на влияние Тихановской это никак не сказывается.

«На самом деле, у нее как такого инструмента влияния на протестующих нет, но она сегодня — один из голосов протеста. Я думаю, что ее обращение будет поддержано всеми оппозиционными силами республики и это будет одной из точек нового противостояния властей и оппозиционно настроенных граждан», — отмечает Болкунец.

Вместе с тем, по мнению эксперта, главной движущей силой протестного движения является не голос Тихановской, а действия властей. Иными словами, именно встреча Лукашенко с содержащимися в СИЗО оппозиционерами как видимость диалога, гораздо больше может спровоцировать протестные настроения, чем ультиматум Тихановской.

«Если Лукашенко сейчас не пойдет на какие-то уступки, то это может спровоцировать дальнейшие насилие со стороны власти, которое демонстрируется неоднократно и есть тому много подтверждений, а это приведет к тому, что будут радикализироваться протесты и будут возникать истории, когда начнут протестующие сжигать дома и автомобили чиновников или сотрудников органов власти. Это уже происходит, к сожалению. Может случиться такая ситуация, когда остановить протест радикальный будет уже невозможно, никто не сможет это сделать: ни Тихановская, ни кто-то другой», — резюмирует эксперт.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть