«Лекарство хуже, чем проблема»: каким странам не нужен карантин

Трамп хочет снять карантин в США к 12 апреля

Дональд Трамп раздумывает над тем, чтобы снять жесткие карантинные меры. Американский лидер обеспокоен экономическими последствиями от пандемии коронавируса, и на следующей неделе администрация США примет решение о дальнейшей стратегии. Успехи в экономике были главным козырем Трампа в борьбе за второй президентский срок.

За время пандемии коронавируса у президента США Дональда Трампа несколько раз менялось настроение. Сначала он, излучая оптимизм, заявлял, что США полностью готовы к опасностям «китайского коронавируса», угроза американцам остается на самом низком уровне и вообще к апрелю заболевание пройдет.

США не созданы для карантина

13 марта глава Белого дома объявил режим чрезвычайной ситуации в США, а также ввел 30-дневный запрет на въезд из стран Европы. Однако уже через десять дней Трамп «устал» от карантина и, судя по всему, готовится отменить жесткие ограничительные меры.

25 марта президент США в интервью Fox News заявил, что уже к Пасхе (12 апреля) рассчитывает «открыть страну».

«Я был бы очень рад, если бы мы открыли страну, и все бы вновь начало работать к Пасхе, — сказал он. — В это время все церкви по всей стране будут заполнены людьми, и я считаю, что это будет прекрасное время». Трамп также напомнил, что в стране каждый год от гриппа умирают «тысячи людей».

«Но из-за этого каждый год мы не закрываем страну, — сказал американский лидер. — Лекарство, прописанное сейчас, хуже, чем проблема, и, по моему мнению, еще больше людей умрет, если мы позволим всему этому продолжаться».

Лекарство, о котором говорит Трамп, — это и есть режим ЧС.

Карантин неизбежно влияет на экономику всех стран, прибегших к жестким мерам. Большое количество людей попросту не могут работать из-за ограничений, представители малого и среднего бизнеса терпят огромные убытки в связи с потерей клиентов.

По последним данным, коронавирус в США обнаружен у более 50 тыс. человек.

Накануне Вашингтон стал седьмым по счету американским штатом, который предписал жителям оставаться дома. Ранее карантинный режим был объявлен в Нью-Йорке, Калифорнии, Иллинойсе, Коннектикуте, Нью-Джерси и Огайо. Таким образом, уже около трети населения США, или более 95 млн человек, находятся в состоянии карантина.

Как сообщает The Washington Post, только на прошлой неделе более 3 млн американцев подали заявление на пособие по безработице.

Ранее президент федерального резервного банка Сент-Луиса Джеймс Буллард в интервью для Bloomberg News заявил, что уровень безработицы в период с апреля по июнь может составить 30% — показатель выше, чем во время Великой депрессии. Возможный ущерб американской экономике от подобных мер специалисты оценивают в $7 трлн.

И хотя сенат США разрабатывает пакет экономических мер в размере $2 трлн, направленных на преодоление последствий распространения коронавируса, Дональд Трамп, судя по всему, оказался не готов к последствиям такого масштаба от введения режима ЧС.

«Вы не можете просто прийти и сказать: давайте закроем Соединенные Штаты Америки, самую успешную страну в мире. Нам нужно вернуться к работе, — сказал глава Белого дома. — Можно разрушить страну таким образом, прекращая работу в ней. У нас были лучшие экономические показатели в истории страны три недели назад, а потом неожиданно все пришлось остановить».

Примерно о том же президент сказал в ходе брифинга накануне. По словам Трампа, администрация США 30 марта примет решение о дальнейшей стратегии. В частности, американский лидер сообщил, что рассматривает варианты, которые позволили бы частному сектору «осторожно возобновить» свою деятельность.

«Наша страна была создана не для того, чтобы быть закрытой», — заключил Трамп.

За почти семь месяцев до выборов президента США избирательная кампания полностью перевернулась. Если раньше Трампу стоило сосредоточиться на ударах по своему сопернику, бывшему вице-президенту, Джо Байдену и на своих экономических успехах во время первого срока, то теперь почти все сводится только к тому, как Трамп справится с пандемией, минимизируя экономический урон.

Глава Белого дома всегда делал ставку на свои успехи в области экономики США. И его достижения в этой области не оспаривали даже соперники, отмечая только, что оживление экономики страны началось еще при Бараке Обаме, который занял пост президента в разгар мирового финансового кризиса.

Тем не менее, ВВП США растет примерно на три процента в год, и это хороший результат, особенно по сравнению с другими крупными экономиками — в Европе темпы вдвое меньше, в Японии — втрое.

«Если экономика не подведет, скорее всего его переизберут», — цитировал Reuters в июне слова бывшего спикера палаты представителей конгресса США и близкого соратника президента Ньюта Гингрича.

Однако экономика президента подвела, причем в самый неподходящий момент. Пандемия коронавируса поставила власти всех стран перед выбором — физическое или экономическое здоровье, поскольку пандемия коронавируса и экономический кризис сегодня конкурируют за звание главного мирового врага. И будущее каждой страны зависит сейчас от того, какую опасность руководство поставит в приоритет.

«Всего лишь небольшой грипп»

Для президента Бразилии Жаира Болсонару, очевидно, наибольшую угрозу представляет экономический урон. Во вторник вечером, 24 марта, в своем телевизионном обращении к нации он призвал граждан вернуться к обычной жизни и осудил мэров и губернаторов за введение ограничительных мер.

«Мы должны вернуться к нормальной жизни, — сказал он. — Несколько штатов и мэрии должны отказаться от своей политики выжженной земли».

Президент также заявил, что большинству граждан, включая него, коронавирус не несет большой угрозы. Итальянский сценарий, по мнению Болсонару, не грозит Бразилии, так как население этой страны значительно моложе итальянского.

Президент заявил, что, даже если бы заразился коронавирусом, у него бы «не было причин для беспокойства», поскольку он раньше занимался спортом. «Я бы ничего не почувствовал или это был бы всего лишь небольшой грипп», — уверен он.

По последним данным, в Бразилии зафиксировано 2201 случаев заболевания. Правительство страны не предпринимало никаких мер, в связи с чем местным властям пришлось действовать самостоятельно.

В Рио-де-Жанейро закрыты торговые центры, стадионы, кинотеатры, театры, ярмарки, запрещены все массовые мероприятия, в два раза уменьшено количество общественного транспорта. В Сан-Паулу прекратили работу большинство общественных заведений. Частичный карантин введен во многих других штатах и городах.

Помимо угрозы безработицы и возможных проблем в среднем и малом бизнесе, в стране неизбежно пострадает туристическая отрасль. Болсонару, судя по всему, гораздо больше опасается именно урона для экономики страны, чем пандемии коронавируса.

Оптимизм Александра Лукашенко

Еще одним из немногих мировых лидеров, оптимистично настроенных в условиях пандемии, оказался президент Белоруссии Александр Лукашенко. Он советует лечиться водкой и сауной, вовремя завтракать, обедать и ужинать, а также обижается на жесткие карантинные меры по закрытию границ, которые приняла Россия. 20 марта Лукашенко заявил, что ситуация в Белоруссии не настолько серьезна, чтобы принимать «драконовские» меры.

«Надо людей в конце концов заставить отвечать за себя и тех, кто рядом. Если ты сморкаешься, кашляешь, так не выходи на улицу и не трави других, заразу не разноси. В этом вся суть. И очень многие государства очень жесткие меры в этом плане предпринимают», — цитирует слова Лукашенко «БелТА».

Происходящее же сегодня в мире белорусский лидер уже не в первый раз назвал «психопатией».

В Белоруссии, по состоянию на 20 марта, коронавирус выявлен у 81 человека. Тем не менее, брать пример с соседей Лукашенко не торопится. В детских садах и школах не вводят карантин, люди ходят на работу, а все общественные заведения открыты. Белоруссия не закрывает границы, однако контроль во всех пунктах пропуска на границе с другими странами и в аэропортах был усилен.

Этих мер, по мнению президента, вполне достаточно. Однако такая стратегия основана не только на оптимизме, но и на экономических потерях, которые понесет республика. Подобные меры, в частности, могут негативно повлиять на сельское хозяйство Белоруссии, для которого Россия — основной рынок сбыта.

При этом прибегать к крайним карантинным мерам власти республики не могут себе позволить. Жесткие ограничения неизбежно скажутся на экономике страны, которая и так вошла в зону турбулетности из-за застопорившихся переговоров с Россией по нефти и в целом неблагоприятного экономического фона в мире.

Оптимизм Лукашенко и его мягкая стратегия еще больше бросаются в глаза на фоне максимально жестких действий по предотвращению эпидемии на Украине, чья экономическая ситуация не лучше, чем в Белоруссии. Подход Трампа же совершенно отличается от жесткой европейской стратегии. На Украине и в Европе жизнь полностью остановилась.

В России также объявлены меры по преодолению последствий влияния коронавируса на экономику страны.

Как отмечает в разговоре с «Газетой.Ru» директор Института стратегических оценок Сергей Ознобищев, подобная разница в подходах обусловлена, в основном, общественным запросом в той или иной стране к политическому лидеру или же тем, как воспринимает глава государства этот общественный запрос.

«Президенты такие же люди, в основном, но у них есть ответственность перед избирателями, они должны постоянно об этом думать, потому что иначе они не будут избраны, — отмечает эксперт. — Тут надо думать о том, насколько политика зависит от общественного мнения и от того, как он [глава государства] рассчитывает свое политическое будущее. Главное — это зависимость политика от его ощущения общественного мнения и того, что он должен общественному мнению предъявить».

Влияет и экономический фактор. При этом коллективная экономика Европы не менее мощная, чем в США, однако, в этом случае выбор стратегии политического руководства обуславливается и его личными приоритетами. Для европейских стран, например, большим уроком послужила судьба Италии.

«Политика стала очень личностной, отношение политиков и отношения между странами [влияют], соответственно, и трактовка и подходы к вопросам безопасности очень личностными стали, такого раньше не было. Раньше признавались какие-то вещи объективно, например, угроза ядерной войны. А сейчас ее не существует и вообще это не так страшно, а по поводу коронавируса и эпидемии тоже огромная дискуссия идет, вместо того, чтобы признать это за данное»,

— отмечает Сергей Ознобищев.

В целом, по словам эксперта, в последние десятилетия мир готовился к совершенно другим угрозам. На случай пандемии у мировых лидеров попросту не оказалось плана. Повлияла на ситуацию и политическая разобщенность, которая коснулась даже Евросоюза.