Обратно в G8? Что даст России возвращение в «большую восьмерку»

Макрон связал возвращение России в G8 с ситуацией на Украине

Возвращение России в «большую восьмерку» зависит от прогресса в мирных переговорах по ситуации на Украине и реализации минских соглашений. Президент Франции Эммануэль Макрон планирует обсудить тему Украины с президентом США Дональдом Трампом на первой сессии предстоящего саммита. Однако оба политика считают, что Россию стоит вернуть в организацию, и надежды на продвижение по этому вопросу все же есть.

Саммит «большой семерки» (G7) состоится уже 24 августа, повестка, которую предстоит обсудить лидерам-участникам, достаточно обширна. Одним из центральных вопросов, судя по всему, станет возвращение России в G7 и, конечно, Украина.

По информации Reuters, президент США Дональд Трамп и президент Франции Эммануэль Макрон намерены обсудить ситуацию на Украине. Как сообщает издание со ссылкой на французский дипломатический источник, об этом политики договорились в ходе телефонного разговора. Кроме того, Трамп и Макрон, судя по всему, солидарны в том, что Россию необходимо вернуть в состав «большой семерки».

«Мы приняли к сведению, что американцы желают реинтегрироваться с ними [Россией] в следующем году. Украина имеет большое значение. Необходимо наличие обстоятельств, способствующих прогрессу», — приводит агентство слова источника.

20 августа Дональд Трамп в ходе встречи с президентом Румынии Клаусом Йоханнисом одобрил идею вернуть Россию в «семерку».

«Если кто-то сделал предложение вернуть Россию в группу, то к этому нужно отнестись серьезно, — сказал глава Белого дома. — Ей [России] следует быть в G8, поскольку во многих вещах, которые мы обсуждаем, должна участвовать Россия».

Американский лидер может поднять эту тему в ходе саммита, а в следующем году США станет председателем G7.

По мнению Трампа, в развале формата G8 виноват предыдущий американский президент Барак Обама, который поступил соответствующим образом из-за того, что Путин якобы «переиграл его».

При этом желание главы США вернуть Россию в организацию не стало сенсацией, эту же позицию американский лидер высказывал еще в прошлом году. С данным заявлением он выступил перед саммитом «большой семерки» в Канаде.

«Возможно, я буду неполиткорректным, но, нравится вам это или нет, нам нужно решать мировые проблемы. А в G7, которая раньше была G8, решили прогнать Россию. Теперь следовало бы пустить ее обратно, потому что нам нужно, чтобы Россия была за столом переговоров», — отмечал Трамп.

По его словам, он намерен рекомендовать именно такой вариант, но решение должны принять остальные участники «большой семерки». Против выступили Германия и Канада.

Канцлер ФРГ Ангела Меркель назвала восстановление членства России в организации «невозможным». Она подчеркнула, что члены объединения являются сторонниками соблюдения международного правопорядка, в то время как присоединение Россией Крымского полуострова якобы было его нарушением. При этом Крым вошел в состав России в результате референдума, проведенного в полном соответствии с международным правом.

«Наша позиция [касательно участия России в формате] не изменилась», — сказал в 2018 году официальный представитель канадского внешнеполитического ведомства Адам Остен.

Россия не принимает участие в подобных встречах с 2014 года, когда формат изменился с G8 на G7 в связи с присоединением Крыма к России, и новый саммит не станет исключением. Как отреагируют участники «семерки» на этот раз — не вполне ясно. Однако Москва неоднократно подчеркивала, что вопрос с принадлежностью Крыма закрыт. Таким образом, для ее возвращения потребуется, чтобы некоторые страны-участницы отказались от своей позиции по этому вопросу.

Правда, смягчить свои требования страны «семерки» все же могут. В частности, они могут ограничиться условием соблюдения минских соглашений. Эммануэль Макрон, например, в прошлом году, говоря о перспективах возвращения России в G8, не стал поднимать вопрос принадлежности Крыма.

«Россия — великая европейская держава. Мы должны работать вместе. Но нужно быть последовательным: мы расширим G7, только если будут соблюдены минские соглашения по Украине… Мяч на стороне России», — заявил Макрон в июне прошлого года.

Таким образом, шанс на возвращение РФ в «восьмерку» напрямую зависит от развития украинского вопроса и реализации минских соглашений.

Минские соглашения были заключены в 2015 году — после того, как Киев начал военную операцию против ЛНР и ДНР. Пакет документов был согласован при участии России, Украины, Франции и Германии, которые представляют собой «нормандскую четверку».

Тут проблема в том, что Москва неоднократно указывала на отказ Киева от выполнения своей части соглашений. В частности, власти Украины не желают вести диалог с представителями республик Донбасса напрямую и обсуждать вопрос об амнистии для участников конфликта, а также особом статусе территории.

Надежда на подвижки все же есть. По сравнению с прошлым годом ситуация в значительной степени изменилась.

Во-первых, на Украине уже почти полностью сменилась власть. При этом позиция президента Зеленского до конца не ясна. Он, впрочем, высказывал готовность к переговорам и даже обещал полное соблюдение минских соглашений. Правда, украинский лидер уже не раз делал противоречивые заявления.

В то же время Владимир Зеленский обозначает вопрос разрешения конфликта в Донбассе как приоритетный. Риторика Зеленского значительно отличается от действий его предшественника, который ставил военный вопрос и антироссийское отношение в центр украинской повестки.

Зеленский, хоть и меняет свою позицию относительно ключевых вопросов, демонстрирует все же большее желание закончить конфликт. В частности, украинский лидер настаивает на проведении встречи нормандского формата. С данным призывом он выступил в начале августа. По мнению президента Украины, срочная необходимость переговоров обусловлена эскалацией конфликта в Донбассе.

Кроме того, за время президентства Зеленского по его инициативе состоялось два телефонных разговора между ним и Владимиром Путиным. Стороны обсудили и минские договоренности, подтвердив важность их реализации.

Еще одним немаловажным фактором, влияющим на развитие ситуации, станет полная смена правящей верхушки на Украине. Пока неизвестно, кто займет посты премьер-министра, главы МИД и т. д. Однако от этих назначений зависит многое и вероятность того, что на ключевые должности будут назначены люди, с другим взглядом на донбасский вопрос, все же есть.

Свои позиции в Верховной раде Украины укрепила партия Виктора Медведчука и Юрия Бойко «Оппозиционная платформа — за жизнь», выступающая за полную реализацию минских соглашений. На прошедших парламентских выборах это политическое объединение заняло второе место.

Кроме того, постепенно меняется и отношение Европы к затянувшемуся конфликту. Украинский вопрос оставил Европе достаточно мало пространства для политического маневрирования. Главным признаком смягчения позиций ЕС стало возвращение России в ПАСЕ. Кроме того, президент Франции Эммануэль Макрон уже не раз высказал желание способствовать продвижению диалога между Москвой и Киевом. Европейские лидеры несколько устали от постоянного присутствия Донбасса в повестке каждого международного мероприятия и демонстрируют желание быстрее разрешить конфликт.

Программный директор Валдайского клуба, директор института международных исследований МГИМО Андрей Сушенцов считает, что Европа уже не может закрывать глаза на несоблюдение Киевом своей части минских соглашений.

«Винить Россию в том, что не исполняются минские соглашения, уже становится невозможно. А вот эта постоянная политическая чехарда на Украине, электоральные и международные скандалы, которые сопровождают политические процессы в этой стране, делают Украину все менее значимым фактором в российско-западных отношениях, и Украина продолжает уходить на периферию международной повестки дня. И тут довольно естественным образом возникает вопрос: а для чего тогда мы исключаем Россию из формата западных государств?» — считает эксперт.

Возвращение России в G7, несомненно, станет приятным событием для страны, несмотря на несколько равнодушные заявления первых лиц государства касательно этой перспективы.

В прошлом году, комментируя призыв Трампа вернуть Россию в «семерку», пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков отметил, что сегодня российская сторона делает акценты на «других форматах». Речь идет, прежде всего, о формате «большой двадцатки».

Все же фактическое присутствие России в составе самых значимых мировых держав имеет некоторое значение и прибавляет Москве политических очков. При этом, как отмечает Андрей Сушенцов, ощутимых результатов от возвращения РФ в G8 все же ожидать не приходится.

«Не уверен, что возвращение произойдет, даже если Россия получит приглашение. Все же этот клуб является ничем иным, кроме как символическим закрытым клубом ведущих западных государств. И у этого клуба есть проблема в собственной актуализации — зачем именно он нужен, какую он роль исполняет, учитывая, что последние саммиты этого клуба увенчивались только формальными декларациями «за все хорошее против всего плохого», — считает эксперт.

Как отмечает Андрей Сушенцев, участие в саммитах «восьмерки» не отвечает в полной мере интересам России.

«Символически было бы важным перевернуть страницу после украинского кризиса, но это значение будет только символическим, поскольку структурные проблемы европейской безопасности, намерение США развивать свой ядерный потенциал и размещать ракеты никуда не уйдет даже если США выступят с предложением вернуть Россию в «группу восьми», — отмечает эксперт.

По мнению главы международного комитета Совфеда Константина Косачева, внутри «семерки» начали понимать, что отказ от взаимодействия с Россией превратил прежде могущественную структуру в мало кому интересный «междоусобчик».

«Оснований для радости не вижу от слова «совсем». Россия — под санкциями стран «семерки», и гипотетическое возвращение в этот формат нашей страны при неизменных обстоятельствах означало бы заведомое признание неравенства там прав и возможностей участников. Разумеется, для России это не может быть приемлемым», — написал Косачев в фейсбуке.

По его словам, даже в случае отмены санкций, этот формат останется для Москвы крайне неудобным, так как «по-прежнему будет являть собой формулу «семь плюс один».

«Превращение «семерки» в «десятку» было бы мощнейшим явлением в мировой политике, меняющим векторы, подходы и форматы», — добавил Косачев, отметив, что формат можно модернизировать до G10, пригласив также представителей Китая и Индии.