Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

РПЦ и Украина: раскалывай и властвуй

Отделение УПЦ от РПЦ укрепляет православный раскол, но усиливает влияние Москвы

Глеб Гаранич/Reuters

Прошедший в Москве Архиерейский собор РПЦ принес две сенсационные новости: об отделении Украинской православной церкви от Московского патриархата и одновременно о начале переговоров о воссоединении РПЦ с непризнанным ей Киевским патриархатом. Эти события укрепляют раскол мирового православия, но также открывают возможность к упрочению влияния Московского патриархата на Украине.

Решение объявить о независимости Украинской православной церкви Московского патриархата (УПЦ МП) от Москвы, которое было объявлено на Архиерейском соборе, было ярким началом важного религиозного события.

Реклама

Как рассказал «Газете.Ru» осведомленный источник в УПЦ, решение о предоставлении независимости было согласовано с Московским патриархатом заранее, и «естественно, что просьбу озвучил предстоятель УПЦ митрополит Киевский и всея Украины Онуфрий». На соборе он представил доклад с предложениями изменить устав Церкви, который сделает Украинскую православную церковь формально самостоятельной и автономной от РПЦ.

«Фактически остался статус-кво, — объяснил собеседник «Газеты.Ru». — Просто то, что было прописано было в Томосе 1990 года, вошло теперь в Устав РПЦ (с 2000 года в РПЦ новый устав)».

«Ничего нового в отношении УПЦ, что уже было на практике, в этих поправках не сформулировано. Поправки — это фиксация и прояснение реального статуса УПЦ. Фактически это раскрытие понятия «самоуправляемая Церковь с широкой автономией», — добавил источник «Газеты.Ru», близкий РПЦ.

Ранее в главе ХI Устава РПЦ «Самоуправляемые Церкви» была приписка: «Украинская Православная Церковь является самоуправляемой с правами широкой автономии. В своей жизни и деятельности она руководствуется Томосом Патриарха Московского и всея Руси 1990 года и Уставом Украинской Православной Церкви, который утверждается ее Предстоятелем и одобряется Патриархом Московским и всея Руси».

«Теперь вместо приписки в главе XI появилась отдельная глава, в которой и описываются права УПЦ», — добавил собеседник «Газеты.Ru» из УПЦ.

По его словам, главная причина внесения поправок — законопроекты, которые разрабатывают в Верховной Раде Украины.

В них есть попытка ограничить права религиозных объединений «с административным центром в стране-агрессоре», то есть в России. «Теперь Устав четко прописывает, что центр управления УПЦ — в Киеве, а потому УПЦ не подпадает под действие этого законопроекта, если его примут», — рассказывает источник.

«Мать» независимости

Впрочем, этим влияние украинско-российских политических противоречий на Архиерейский собор не исчерпалось.

Другая проблема, ставшая очевидной в ходе Архиерейского собора, — взаимоотношения между УПЦ МП (теперь уже формально автономной от Москвы) и Украинской православной церковью Киевского патриархата (УПЦ КП), которую РПЦ не признает вовсе.

УПЦ КП с 1992 года настаивает на получении автокефального (независимого) статуса, однако до сих пор не признана ни одной из канонических православных Церквей мира.

Изначально в СМИ просочилась информация о письме главы УПЦ КП Филарета, в которой тот якобы каялся за раскол, случившийся в украинском православии в 1992 году, и предлагал возобновить переговоры с Московским патриархатом об урегулировании взаимоотношений.

Архиерейский собор РПЦ ответил на письмо собственным заявлением. «Собор с удовлетворением воспринимает обращение как шаг к преодолению раскола и восстановлению церковного общения со стороны тех, кто некогда отпал от единства с канонической Украинской Православной Церковью. После горестных двадцати пяти лет раздоров, насилия, взаимной неприязни, обид и нестроений, возникших в украинском Православии и украинском обществе в результате раскола, появляется, наконец, возможность встать на путь восстановления единства», — гласил этот текст.

Кроме того, по данным РИА «Новостей», РПЦ намерена создать комиссию для переговоров с УПЦ КП, которую может возглавить председатель Отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополит Волоколамский Иларион.

Эти шаги в Киеве, очевидно, не оценили. «Никогда украинская церковь не вернется в Московский патриархат, потому что мы имеем свое государство», — заявил Филарет на пресс-конференции 1 декабря. По собственным словам, его письмо неправильно поняли: ни о каком воссоединении с Московским патриархатом не может быть и речи, а УПЦ КП настаивает на автокефалии для всех православных Церквей на Украине.

Более того, Филарет подчеркнул, что УПЦ КП будет поддерживать законопроекты Верховной Рады о религиозных объединениях, призванные уменьшить культурное влияние России на Украине.

По словам Филарета, примирение УПЦ КП и РПЦ не состоялось, потому что его послание было неправильно трактовано. Однако в этом контексте важен сам факт того, что эти религиозные общины признали, что диалог о примирении может начаться.

По словам собеседников «Газеты.Ru», центральной темой, которая разделяет УПЦ КП и РПЦ — это вопрос автокефалии.

«По уставу РПЦ, Архиерейский собор не имеет власти предоставлять автокефалию. Это компетенция Поместного собора», — рассказал источник в РПЦ. Впрочем, он признает: дискуссия об автокефалии неизбежно выводит ее участников на зыбкую почву, которая не одно столетие разделяет православный мир.

«В семье православных Церквей нет общепризнанной процедуры признания новой автокефалии, — объясняет осведомленный источник из УПЦ. — Первая версия — автокефалию объявляет «мать-Церковь». В этом случае тоже неоднозначно, кто кому мать. Исторически православие пришло в Киев из Константинополя. Кроме того, в 1686 году Киевская митрополия была присоединена к РПЦ, что многими считается незаконным. Таким образом, и исторически, и юридически Константинополь считает себя в праве предоставлять автокефалию как «Церковь-мать». Но на сегодня УПЦ — часть РПЦ, и в этом смысле при ее отделении (получении автокефалии) она отделится от РПЦ, то есть здесь Церковь-мать — РПЦ».

Вторая версия: автокефалию кому бы то ни было в мире предоставляет только Константинополь. «Именно поэтому не признается автокефалия «Православной Церкви в Америки», которая была предоставлена РПЦ в 1970 году, но до сих пор не признана греческими поместными Церквами», — рассказал собеседник «Газеты.Ru».

Главный по Украине

Предыдущий этап спора вокруг автокефалии произошел в июле прошлого года, когда завершился провалом Всеправославный собор на Крите, который должен был объединить все православные епархии мира — впервые за 300 лет.

Однако в соборе отказались принимать участие Болгарская, Грузинская и Антиохийская (объединяет часть ближневосточных земель, а также арабские приходы в Северной и Южной Америке) церкви. Позже к их числу присоединилась и РПЦ. Судя по официальному заявлению РПЦ, немалую часть вины за противоречия она возлагает на Константинополь (патриарх Константинопольский Варфоломей управляет епархией из Стамбула).

«Вопрос о процедуре признании автокефалии должен был обсуждаться на всеправославном соборе, но на Критский собор он не был вынесен. Да и сам Критский собор не стал всеправославным, потому что в нем не участвовали четыре церкви», — заявил один из осведомленных собеседников «Газеты.Ru».

Тогда же были слухи, что УПЦ КП просила патриарха Константинопольского Варфоломея решить вопрос об украинской автокефалии — в обход Московского патриархата. Впоследствии организаторы Критского собора эти слухи опровергли.

Во время собора источники «Газеты.Ru», близкие к РПЦ, объясняли суть кризиса внутрицерковной политикой.

«Глубинные расхождения заключаются в том, что Константинопольский патриархат и союзные ему поместные церкви, имеющие грекоязычную иерархию, рассматривают своего патриарха как церковного монарха. А РПЦ, а также многие национальные церкви считают, что православная церковь устроена как сообщество равных независимых церквей (по аналогии с суверенными государствами) и над ними не может быть никакого «монарха», — рассказал один из собеседников «Газеты.Ru».

Очевидно, решение РПЦ прописать в своем уставе самостоятельность УПЦ МП закрепляет тренд на расхождение позиций Константинополя и Москвы. С точки зрения православного единства это выглядит тревожным сигналом. Но одновременно с этим Московский патриархат повышает политические ставки на Украине.

Закрепив автономность украинского православия, РПЦ поставила киевские власти перед сложным выбором: либо продолжать борьбу с российским влиянием в двух православных епархиях, обе из которых теперь подчиняются Киеву, либо менять подходы, пока ведущие лишь к углублению религиозного раскола.

В любом случае, на этом фоне дискуссия между Москвой и Киевом как об объединении, так и об автокефалии вновь может измениться. Причем РПЦ в этом контексте будет выглядеть одной из тех инстанций, которая может решить эти вопросы самостоятельно и без согласования с Константинополем.