Пенсионный советник

Лавров и Керри больше не одни

В Лозанне прошли переговоры по Сирии с участием России и США

Александр Братерский 16.10.2016, 00:29

В Лозанне завершились многочасовые переговоры по Сирии с участием России, США и нескольких стран Ближнего Востока. Дискуссия прошла за закрытыми дверями и завершилась без публичных заявлений. Однако признаки компромисса есть. В Алеппо, осажденный правительственными войсками Сирии, прибыли сотрудники ООН, чтобы вывести оттуда радикальных боевиков.

Переговоры в Лозанне не привели к новому соглашению о прекращении огня, но были в целом полезными и конструктивными. Эту мысль, пусть и в разных формулировках, донесли до журналистов и глава МИД РФ Сергей Лавров, и госсекретарь США Джон Керри, и их турецкий коллега Мевлют Чавушоглу по итогам встречи.

Помимо глав МИД России и США, которые в начале октября разорвали двусторонние контакты по сирийской проблематике, в лозаннских переговорах приняли участие спецпосланник ООН по Сирии Стаффан де Мистура, а также министры иностранных дел Турции, Саудовской Аравии, Ирана, Ирака, Катара, Египта и Иордании.

По словам Керри, в нынешнем формате стороны могут разработать «дорожную карту» политического урегулирования сирийского конфликта.

Однако для этого нужно провести еще несколько раундов переговоров. Ближайший из них состоится в понедельник, 17 октября.

Неплохо начали

О том, что стороны готовы к компромиссу, свидетельствовал тот факт, что перед началом переговоров российское государственное информагентство РИА «Новости» со ссылкой на дипломатический источник сообщило о том, что в сирийский Алеппо прибыли сотрудники ООН. По этим данным, они готовы начать процесс вывода боевиков вооруженных формирований из восточного района Бустан аль-Каср. Его в данный момент осаждает армия президента Сирии Башара Асада, союзника Москвы.

Вывод боевиков из Алеппо был ключевым пунктом плана, предложенного специальным посланником по Сирии Стаффаном де Мистурой. Эта инициатива обсуждалась участниками переговоров в Лозанне.

Участие в сирийском процессе ближневосточных государств, в особенности региональных конкурентов — Ирана и Саудовской Аравии, является важнейшим фактором нынешнего переговорного формата.

В начале октября США и Россия заявили о прекращении контактов по урегулированию в Сирии. Это стало самым мощным ударом по международному дипломатическому процессу, который с трудом поддерживается с 2015 года. Его конечной целью является прекращение огня в Сирии и создание правительства национального единства, которое объединит режим Асада и различные силы местной «умеренной оппозиции», ныне воюющей против президента страны.

Перед встречей в Лозанне 15 октября глава МИДа Сергей Лавров отметил, что особенных ожиданий от новых переговоров у Москвы нет.

Новый формат сирийских переговоров фактически доказывает, что Вашингтон и Москва не в состоянии вдвоем привести противоборствующие в Сирии силы к миру.

Региональные державы, которые были привлечены к лозаннской дискуссии, также играют важную роль в нынешнем сирийском конфликте.

По мнению заместителя директора ИМЭМО Федора Войтоловского, «вовлечение региональных игроков придаст легитимность компромиссу между Россией и США».

«Встреча была возможностью надавить на Саудовскую Аравию и Катар для прекращения поддержки экстремистов», — заявил «Газете.Ru» эксперт центра Gulf State Analytics в Вашингтоне Теодор Карасик.

В свою очередь старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Владимир Ахмедов считает, что и Катар и Саудовская Аравия могут «стать мостиком для сирийского урегулирования».

Камнем преткновения остается ситуация вокруг радикальных исламистских групп, входящих во «Фронт ан-Нусра» (запрещенная в России организация. — «Газета.Ru»). Москва требует отделить ее от умеренных оппозиционных групп, которых поддерживают США.

Если бы Сирия была поделена на «террористические» и «умеренные» зоны, это давало бы США и России возможность наносить авиаудары по террористическим группировкам в координации друг с другом и не опасаясь военных инцидентов «на земле».

Эту проблему после лозаннских переговоров 15 октября прокомментировал глава турецкого МИДа. По словам Мевлюта Чавушоглу, сейчас стороны не могут договориться о том, к чему приступать сначала: к введению нового режима прекращения огня или к размежеванию «умеренной вооруженной оппозиции» и террористов.

Турция между тем может сыграть решающую роль в урегулировании ситуации. На текущей неделе в Стамбуле с турецким президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом встречался его российский коллега Владимир Путин.

Как сообщал ранее «Газете.Ru» источник, связанный с турецким направлением российской дипломатии, сегодня между Анкарой и Москвой действует договоренность. «Есть информация, что Путин пошел на уступки по курдскому вопросу, а Эрдоган — по вопросу признания режима Асада», — утверждал собеседник издания.

Иными словами, Россия закрывает глаза на военные действия Турции против сирийских курдов, а взамен официальная Анкара отказывается от прямых призывов немедленного свержения Башара Асада.

Военные сценаристы

Переговоры в Лозанне проходили на фоне тревожного обострения отношений России и США. Вице-президент США Джо Байден пригрозил России с «максимальным эффектом» ответить на действия российских хакеров, которых США обвиняют в причастности ко взлому серверов правящей Демократической партии США.

В свою очередь постпред России при ООН Виталий Чуркин назвал отношения между США и Россией «худшими со времен войны Судного дня» 1973 года. В то время СССР поддерживал арабские страны, в том числе сирийский режим, в борьбе с Израилем, которому оказывали поддержку США.

Недавно госсекретарь США Джон Керри фактически обвинил Москву в возможном совершении «военных преступлений» в Сирии. Речь идет о бомбардировках Восточного Алеппо, которые совершают сирийские военные, поддерживаемые Россией.

Российским ответом стало заявление Путина, согласно которому в Вашингтоне известно: не Россия, а террористы в сентябре уничтожили гуманитарный конвой ООН, который следовал в Алеппо. Этот инцидент стал одной из главных причин срыва американо-российских переговоров о прекращении огня в Сирии.

Впрочем, по мнению директора Центра партнерства цивилизаций МГИМО Вениамина Попова, в нынешнем формате переговоры будут продолжаться и это не будет сковывать возможности ни Москвы, ни Вашингтона. «Все зависит от российско-американских договоренностей, — рассказал дипломат, бывший посол России в ряде арабских республик. — Если результаты будут позитивными, другие страны также присоединятся».

Попов напомнил, что в нынешнем формате дипломатический процесс просуществует до января 2017 года. Тогда администрация президента США Барака Обамы закончит свою работу.

Кроме возможностей политического урегулирования в США рассматривается и военный сценарий: нанесение удара по расположению сирийских военных. Как сообщило накануне переговоров агентство Reuters со ссылкой на источники в Пентагоне, Обама собирался обсуждать подобный сценарий с американскими военными.

Правда, пока его можно считать маловероятным. Это может поставить США на грань прямого столкновения с Россией, связанной с Сирией договором о военной помощи.

Второй сценарий — это поставка отрядам сирийской оппозиции новых видов американских вооружений, гораздо более мощных, чем ранее санкционировал Белый дом.

В этом случае Россия может подтолкнуть Асада к взятию Алеппо и добиться перелома в конфликте, заявил один из высокопоставленных собеседников «Газеты.Ru» в структурах законодательной власти России. «Нужно действовать жестко, не обращая внимания на всхлипы генсека ООН Пан Ги Муна», — добавил он.

Наращивание ставок обеих сторон в Сирии объясняется тем, что эта ближневосточная страна превратилась в поле геополитического соперничества между Россией и США, считает Ахмедов из Института Ближнего Востока РАН. «Сейчас идет военная фаза операции, и каждая из сторон пытается добиться здесь максимального успеха, чтобы выйти на возможность политического диалога», — сказал он.

Несмотря на охлаждение взаимоотношений, у США и России есть прямая заинтересованность в продолжении переговоров. Для Обамы прогресс в Сирии означает не только завершение его правления на позитивной ноте, но и плюс к имиджу его преемника, кандидата от демократов и экс-госсекретаря США Хиллари Клинтон.

Кандидат от Демократической партии Хиллари Клинтон, которая, скорее всего, выиграет президентские выборы, может записать эти договоренности себе в копилку. «Американцам надо как-то решать этот вопрос: никто не хочет войны на самом деле, так как это чревато непредсказуемыми последствиями», — говорит Ахмедов.

В свою очередь для России успешный политический процесс в Сирии будет означать сохранение интересов и завершение кампании в этой стране без потери лица.

Асад и «великая Россия»

По мнению Ахмедова, для России сейчас важно воспользоваться этим шансом. Сделать это будет тяжело, во многом из-за позиции президента Сирии Башара Асада. Для него уступки оппозиционерам грозят не только потерей власти, но и крушением его политического режима, основанного на местном алавитском клане.

Несмотря на то что формально и американские, и российские войска в Сирии сражаются с террористами, сейчас на первый план выходит судьба Асада. Ранее США требовали его немедленного смещения.

Масла в огонь подливает и сам сирийский лидер, который накануне встречи в Лозанне дал развернутое интервью российскому изданию «Комсомольская правда». В нем он заявил, что главная цель конфликта в Сирии — «сохранить американскую гегемонию над миром».

«Сирия — независимая страна, а Запад никогда не смирится с независимостью любой страны, неважно, это маленькая Сирия или великая Россия», — обращался сирийский лидер к российским читателям со страниц газеты.

Некоторые эксперты предполагают, что судьба Асада может быть предметом торга между Москвой и Вашингтоном. Для Кремля сейчас важен не столько Асад, сколько сохранение нынешних позиций в стране. У России есть возможность создать на сирийской территории постоянную военную базу в Тартусе.

«Никто нам не даст гарантий, что мы не потеряем наши завоевания, если изменим позиции», — считает Ахмедов. Самого Асада эксперт также считает ненадежным партнером.