Наш ответ Эрдогану

Как Россия будет воздействовать на Турцию



Владимир Путин и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган

Владимир Путин и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган

Максим Шеметов/ТАСС
Российские власти поставят в Сирию зенитно-ракетные комплексы С-400 для повышения уровня воздушной обороны в районе базирования российской техники. Решение о переброске комплексов принято после того, как F-16 турецких ВВС сбил российский бомбардировщик Су-24. Кроме военных мер у России есть большой набор политических инструментов для воздействия на Турцию: от использования темы геноцида армян до воздействия на оппозиционные силы в Турции.

ЗРК в помощь

Зенитно-ракетные комплексы С-400 являются эффективным средством контроля воздушного пространства страны и предназначены для борьбы с авиацией противника. Комплексы будут находиться на базе в Латакии, где базируется российская авиация. Как рассказал пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, присутствие С-400 на базах будет сделано «для обеспечения безопасности летчиков и летательных аппаратов».

Эксперты отмечают, что присутствие в Сирии комплексов С-400 является своеобразным ответом на действия турецких ВВС, однако будут использованы скорее в качестве психологического фактора, чем для ведения реальных военных действий. У террористической группировки ИГ, запрещенной в России, нет своей авиации и теоретически такие комплексы могут быть использованы лишь против авиации западной коалиции под руководством США, которая осуществляет бомбардировки позиций исламистов.

По мнению заместителя директора Института политического и военного анализа Александра Храмчихина, комплексы могут быть задействованы против западных сил лишь в том случае, если они окажутся над территорией, которую контролируют правительственные войска. Однако эксперт рассматривает комплексы С-400 прежде всего как «ответ на действия Турции» и не исключает, что они могут быть использованы против турецких самолетов, если те окажутся в зоне, контролируемой сирийскими военными. По его словам, таким образом Россия посылает ответ Реджепу Тайипу Эрдогану, который требовал создания «бесполетной зоны над Турцией». «Вот мы и создадим бесполетную, правда с другой стороны», — говорит Храмчихин.

Стоит отметить, что у России и Сирии есть контракт на поставку комплексов С-300, однако из-за военных действий в этой стране он был заморожен.

В случае если комплексы будут прикрывать российскую базу, очевидно, что они будут принадлежать российской группировке, но сирийцам передаваться не будут, утверждает Храмчихин.

Россия также заявила, что продолжит полеты своих самолетов вдоль турецкой границы, а ее бомбардировщики будут сопровождать истребители. Это окажет серьезное влияние на турецкие силы, хотя и сопряжено с определенными рисками. «То, что истребители будут осуществлять сопровождение российских бомбардировщиков, и то, что ПВО крейсера «Москва» перекрывает весь этот район, конечно, заставит военных летчиков ВВС Турции подумать дважды, стоит или нет пускать ракету и даже держать российские цели на прицеле. Но если они решатся на это, то у российских военных будет возможность упреждающего удара. Все это, несомненно, повышает риск инцидентов, которые могут закончиться весьма неприятно для обеих сторон», — считает научный сотрудник Белферского центра науки и международных отношений при Гарвардском университете Симон Сараджян.

Приказ — не переходить границу

Как предполагают эксперты, кроме возможности использования военного фактора, который рассматривается «как последний довод королей», Россия будет использовать политические рычаги на действия Турции в Сирии. Эти действия Анкары уже вызывали недовольство в Брюсселе и Вашингтоне.

Известно, к примеру, что США недовольны тем, что Турция наносит удары по позициям курдов, которые воюют с исламистами в Сирии.

Несмотря на то что в случае с самолетом США оказали Турции вербальную поддержку, заявив, что она имела право на защиту своей территории, не все американские эксперты поддерживают своего президента. «О чем там думал Эрдоган? Можно предположить, что выстрелы по российскому бомбардировщику не были простой случайностью, а приказ поступил с самого верха», — пишет авторитетная газета Politico, которую читают в Белом доме.

Россия уже нашла поддержку у другого члена НАТО — Франции. Президент Франсуа Олланд заявил, что считает необходимым перекрыть турецко-сирийскую границу. Это предложение сразу же получило отклик у главы МИД России Сергея Лаврова, который ожидает, что президент Франции выскажет свои предложения в четверг на встрече с Владимиром Путиным. «Многие говорят, что, перекрыв эту границу, мы, по сути дела, прекратим, пресечем террористическую угрозу в Сирии», — сказал Лавров.

Такое мнение давно высказывали и сирийские власти, в частности посол Сирии в России Риад Хаддад. Как он объяснял в интервью «Газете.Ru», Эрдоган закрывает глаза на проникновение на территорию Сирии через Турцию радикальных исламистских боевиков. Если бы этого не было, сирийские войска давно бы овладели Алеппо, вторым по значению городом возле границы с Турцией.

Москва также может усилить военное давление на исламистские группы, которые поддерживает Турция. Одной из наиболее радикальных мер может стать поставка оружия курдским группам, связанным с леворадикальной Рабочей партией Курдистана (РПК), с которой у России есть неформальные связи. Зампред комитета по международным делам Госдумы Леонид Калашников считает, что Россия может пересмотреть свой взгляд на РПК после ситуации со сбитым самолетом.

«Армянская карта»

У России немало и других инструментов для воздействия на Турцию. Одна из них — возможность поднять тему геноцида армян.

Это очень болезненная для Турции тема, в Кремле и Анкаре ее рассматривают с диаметрально противоположных позиций. При этом позиция Кремля в этом вопросе сходна с большинством стран Европы и США. «Справедливая Россия» внесла в среду законопроект об ответственности Турции за непризнание геноцида армян. И хотя, скорее всего, его не примут, нужный информационный фон он создаст. «Ну что же, вот еще одно государство, которое стремится использовать вопрос геноцида как политическую дубинку против Турции, — рассуждает политолог, специалист в области армяно-американских отношений Арег Галстян. — Ничего страшного не было бы, да вот только законопроект всего лишь инструмент для фракции Миронова и остальных. Всем понятно, что он не будет принят».

Россия также может попытаться использовать недовольство Эрдоганом в самой Турции.

Правда, это не так легко — турецкие левые, противостоящие Эрдогану, не слишком жалуют российского лидера Владимира Путина, считая его «копией Эрдогана».

Определенные симпатии к России испытывают представители Республиканской народной партии (РНП), помня о помощи, которую СССР оказывал первому президенту Турции Мустафе Кемалю Ататюрку. Сегодня РНП, которая многие годы была у власти, находится в оппозиции. И хотя у представителей российской элиты есть неформальные связи с ее лидерами, наводить мосты нужно осторожно, иначе Россию могут обвинить во вмешательстве во внутренние дела Турции. Впрочем, оппозиционные настроения в Турции действительно растут на фоне ухудшения положения турецкой экономики и давления на оппонентов Эрдогана. Так, в своей статье «Время выходить на улицу», опубликованной в издании Zaman, писатель и журналист Мурат Аксой призывает противников президента выйти на улицу. «Вода скоро нагреется до температуры 100 градусов, и когда это произойдет, выходить будет уже поздно», — пишет автор.

Россия может усилить внешнеполитическое давление на президента Турции и в международных организациях, тем более претензии к нему копились давно и есть они не только у России. Турецкие власти обвиняют в поддержке экстремистских групп в Сирии, давлении на прессу и гражданское общество. Несмотря на то что в самой России дела с последними двумя факторами тоже далеки от идеала, на госканалах уже начали вспоминать про доклады западных правозащитных групп о положении СМИ в Турции.

Однако, несмотря на жесткую риторику в отношении турецкого руководства, прозвучавшую после инцидента с самолетом из уст российского президента, полностью разрывать отношения с Турцией Россия не будет.

Глава МИДа Сергей Лавров отметил, что Россия «не собирается воевать с Турцией». В Москве понимают и то, что без Турции сирийский кризис не решить, и Лавров будет вынужден взаимодействовать со своим турецким коллегой Мевлютом Чавушоглу. То, что переговоры по Сирии в Вене будут продолжены, подтвердила в среду на встрече с главой МИД России глава дипломатии ЕС Федерика Могерини.

Можно предположить, что Россия оставляет открытой дверь для переговоров и с самой Турцией, понимая, что положение Эрдогана может измениться. Несмотря на то что он стал первым всенародно избранным президентом Турции, Эрдоган не смог получить конституционных полномочий, которые позволили бы ему превратить Турцию в президентскую республику.

Это значит, что первым лицом в стране де-юре по-прежнему является премьер-министр Ахмет Давутоглу, который принадлежит к Партии справедливости и развития.

В случае если партия потеряет власть в результате правительственного кризиса, будущее самого Эрдогана выглядит весьма туманным.