Не хватило слова «Путин»

«Газета.Ru» оценила возможные политические последствия беспорядков в Бирюлеве

, ,


Пока уголовное дело по погромам на юге столицы возбуждено по статье «хулиганство»

Пока уголовное дело по погромам на юге столицы возбуждено по статье «хулиганство»

Михаил Почуев/ИТАР-ТАСС
После событий в Бирюлеве депутаты Госдумы предложили отменить мораторий на смертную казнь и ввести визовый режим со странами Средней Азии. Оппозиция опасается, что власть использует ситуацию для ужесточения борьбы с протестами. При этом пока уголовное дело по погромам на юге столицы возбуждено по статье «хулиганство». Эксперт убежден, что в этот раз для квалификации «массовых беспорядков» следователям не хватило слова «Путин».

Былое и Дума

На беспорядки в Бирюлеве российские власти отреагировали по отработанному шаблону: за растерянностью и бездействием последовали массовые задержания, жесткие заявления силовиков, введение плана «Вулкан» и перекрытие Манежной площади. А на следующий же день парламентарии, как обычно, вспомнили о своих законодательных инициативах.

Первый замглавы комитета Госдумы по делам национальностей единоросс Михаил Старшинов выдвинул идею создать муниципальную милицию.

Он также призвал законодательно обеспечить протекционизм в отношении российских граждан при приеме на работу и придать дополнительные полицейские функции Федеральной миграционной службе. Председатель комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая предложила вернуться к вопросу ужесточения законов, касающихся правил проживания иностранцев в съемном жилье. «Считаю, что есть смысл вернуться к рассмотрению наших подходов по «резиновым квартирам» в части введения требований по регистрации в соответствии с учетной нормой жилья, — заявила она журналистам. — Наши требования по наведению порядка в системе квотирования для торговых сетей должны быть учтены правительством».

Спикер нижней палаты парламента Сергей Нарышкин был, как всегда, предельно конкретен и лапидарен — на вопрос журналистов о возможности парламентского расследования событий в Бирюлеве он ответил коротко и четко: «Такая возможность никогда не исключается».

При этом все озвученные единороссами меры несколько диссонируют с прямым и недвусмысленным президентским дискурсом. «Визовый режим в рамках СНГ будет означать, что мы отталкиваем от себя бывшие республики Советского Союза, — заявил Владимир Путин 8 октября по итогам АТЭС. — Нам нужно не отталкивать, а приближать. Но нам нужно делать этот процесс более цивилизованным».

«Вряд ли введут визы, — сказал «Газете.Ru» вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин. — Это нецелесообразно не только в контексте экономики, но и в контексте политики. Таджикистан, Киргизия — союзники России по ОДКБ. Плюс Киргизия стучится в двери Таможенного союза.

Отлучить их от России никому бы не хотелось. Возможно, будут другие шаги, что-то вроде запрета мигрантам работать в торговле, как уже было сделано. Но дело в том, что эти законы потом будут подвергаться ревизии. У нас строгость законов традиционно компенсируется необязательностью их исполнения. Будут появляться исключения. Сначала запретят работать, потом введут квоты, потом введут исключения, которые станут правилами. Плюс это умножается на коррупционный фактор».

Думская оппозиция в понедельник старалась не отставать от партии власти в креативности своих инициатив. Депутат от КПРФ Вадим Соловьев видит причины беспорядков в бездействии властей, а для решения проблемы предлагает два рецепта:

отмену моратория на смертную казнь, «чтобы подонки, которые собираются лишить человека жизни, знали, что их ждет то же самое», и введение визового режима для трудовых мигрантов.

Соловьев сообщил «Газете.Ru», что соответствующий законопроект коммунисты уже подготовили.

Депутат-эсэр Олег Пахолков настроен еще более решительно. «Трудовую миграцию нужно всю физически запретить, пусть в ущерб экономическим интересам. Москва сама может справиться с подметанием улиц», — заявил он «Газете.Ru».

Качественно новый погром

Правозащитники, которые уже много лет занимаются проблемами межнациональных конфликтов и ксенофобии, считают, что воскресный конфликт в Бирюлеве — качественно новое явление.

«Беспорядки в Бирюлеве, конечно, первые в таком роде, — сказал «Газете.Ru» директор правозащитного центра «Сова», член СПЧ Александр Верховский. — До этого, конечно, тоже были серьезные беспорядки, но они производились именно силами националистических групп, а не просто местных жителей.

Население Москвы атомизировано, для людей пойти куда-то, тем более на погром, — это необычно. Все это меняет ситуацию и повышает вероятность того, что инцидент повторится».

Верховский утверждает, что в последнее время серьезно активизировались националистические организации, и связывает это явление с антииммигрантской кампанией, начавшейся после конфликта на Матвеевском рынке.

«В последние годы ксенофобия становится более эмоционально насыщенной. Количество людей, которые считают, что надо дискриминировать определенные этнические группы, не меняется. А вот количество людей, которые считают, что они лично не любят приезжих и испытывают в связи с ними конкретные трудности, становится больше. Это меняет фон.

Но тут во многом, скорее, меняются представления людей. Количество иммигрантов и совершаемых ими преступлений преимущественно не меняется. Меняется отношение к ним», — полагает Верховский.

При этом эксперт затруднился сказать, что необходимо сделать для того, чтобы такие конфликты не повторились. Зато он совершенно точно знает, чего делать нельзя: «Хотелось бы, чтобы нашли убийцу, но это не очень предсказуемо: его могут и не найти. Главным образом должны быть расследованы беспорядки, потому что это серьезные вещи. Если власть считает, что все можно спустить на тормозах, — это большая ошибка».

Движение «Русские», которое выступило организатором народного схода в Бирюлеве, снимают с себя ответственность за последовавшие за ним беспорядки. «Мы встретились с инициативной группой, привезли им петиции, которые должны были подписать жители, — рассказал «Газете.Ru» один из лидеров «Русских» Дмитрий Демушкин. —

Националистов было 200 человек, а процентов 90 были местные и приезжие из соседних районов. Ни одного человека из движения не задержали, никто не пострадал, никто не был в первых рядах погромщиков. Штурм торгового центра был спровоцирован, и мы в нем не участвовали. Когда провокаторы повели людей на овощебазу, наши националисты пытались развернуть толпу». По словам Демушкина, члены движения даже избили одного провокатора, который истошно визжал «пойдемте резать черных».

Позиция оппозиции

Для непарламентской оппозиции последствия инцидента в Бирюлеве, скорее всего, будут далеко не радужными.

Правые справедливо опасаются, что после бирюлевских беспорядков могут возникнуть сложности с согласованием «Русского марша», запланированного на 4 ноября.

«Неформально мы со всеми все согласовали, но эта история, конечно, наложит отпечаток, — признает Демушкин. — Вряд ли запретят — это будет означать второе побоище. Думаю, будут менять форматы. Только что звонили из ГУВД: никаких официальных претензий к нам нет — кроме того, что там появились я и Белов, Но мы и дальше будем появляться там, где вопрос будет касаться защиты коренного населения».

Один из главных антагонистов «Русских» Александр Верховский также уверен, что запрет «Русского марша» станет неадекватной реакцией властей на погром в Бирюлеве. «На самом деле «Русские марши» практически всегда проходят довольно мирно, потому что люди, которые его организуют, не хотят сесть, — пояснил Верховский. — Наличие полиции сразу обеспечивает порядок. То, что в этот день участники потом обязательно кого-то побьют, разъехавшись по районам, — так они это могут сделать, на марши и не ходя. Запрещать марш — неадекватная реакция. А вот расследовать деятельность ЭПО «Русские», их роль в бирюлевских событиях — это было бы правильно».

По мнению правозащитников, которые занимаются «делом 6 мая», большие вопросы вызывает и тот факт, что уголовное дело возбуждено по статье «хулиганство», тогда как конфликт на Болотной площади был гораздо менее масштабным — и по численности, и по степени ущерба.

«Сравнивать надо не только с Болоткой, но также с Манежкой и, как ни странно, с акцией арт-группы «Война» «Дворцовый переворот» в 2010 году, — отметил глава правозащитной организации «Агора» Павел Чиков. — Они как раз перевернули два автомобиля милиции. Было возбуждено дело по ст. 213 «хулиганство по признаку возбуждения вражды к соцгруппе сотрудники милиции», дело впоследствии было прекращено за отсутствием состава преступления. На Болотной площади было гораздо меньше оснований для дела по массовым беспорядкам, так как не было погрома. А тут однозначно был и погром, и поджог, чего не было ни в первом, ни во втором случае. Телесные повреждения ровно так же получили несколько сотрудников полиции. И там, и там были статьи 212 (массовые беспорядки) и 318 (применение насилия в отношении представителя власти). Решения по ним принимает СКР. Здесь же мы видим только 213-ю статью. Думаю, СКР еще свое слово скажет».

Чиков также отметил, что беспорядки в Бирюлеве вряд ли серьезно повлияют на готовящуюся амнистию. «Я изначально не верил в широкую амнистию, — подчеркивает правозащитник. — Плюс мы пока не видим понятной реакции властей на ситуацию в Бирюлеве. При желании объявить амнистию Бирюлево никак формально не помешает. А вот будет ли политическая воля — вопрос не юридический. Я изначально не считал, что она вообще присутствует».

В «болотном деле» тяжелую статью «массовые беспорядки» объясняет сугубо политический фактор, убежден адвокат одной из подсудимых Сергей Бадамшин. «Как сказал мне один молодой следователь ГСУ СК РФ после ознакомления с материалами дела, «если бы не звучала фамилия «Путин», то была бы «хулиганка».

Это все, что я могу сказать по поводу квалификации дел по статьям, — сообщил «Газете.Ru» адвокат. — А второе — мы видим растерянность, неготовность и нежелание власти решать политические, правовые, бытовые проблемы. Вполне возможно, что вчерашние события негативно повлияют на перспективы амнистии. Уже некоторые рупоры, близкие к администрации президента, начали ассоциировать то, что произошло в Бирюлеве, с событиями на Болотной площади. Но если мы знаем, что полиция спровоцировала события 6 мая 2012 года, то здесь волнение масс другого рода.

Посмотрим, как власть будет говорить с другой социальной группой — с людьми, которые не знают ни о «болотном деле», ни о выборах, ни о Навальном».

Сам Алексей Навальный уже предложил свой вариант решения проблемы. Он сослался на опрос Левада-центра, проведенный 20–24 июня в 45 регионах России. Тогда идею введения для мигрантов обязательного экзамена по русскому языку, который даст право на получение работы в России, поддержали 73% участников опроса, а за введение строгого визового режима со странами Средней Азии и Закавказья высказались 84% респондентов.

«У России должна быть ясная и четкая политика в этой области, — написал Навальный в своем блоге, — 1) мы стремимся сократить количество мигрантов, 2) мы вводим визовые режимы, 3) мы реализуем стратегию повышения производительности труда, 4) свободно приезжают только высококвалифицированные сотрудники, 5) мы всеми силами боремся против возникновения этнических гетто (как на этой овощебазе). К сожалению, несложно предсказать, что сейчас мы не услышим ничего от власти, кроме очередной болтовни, где пустоту содержания будут пытаться компенсировать словами «жестко», «незамедлительно», «решительно».

«Сейчас власть попытается дифференцировать свою реакцию, — считает политолог Алексей Макаркин. — С одной стороны, вряд ли серьезно затронут участников этих акций из числа населения Бирюлева. С другой стороны, могут быть серьезные меры в отношении праворадикалов, националистов и всех тех, кого сочтут подстрекателями».

«Политики умеренного националистического склада, которые дистанцируются от радикалов, могут получить дополнительный шанс. Навальный, Ройзман — их поддержка может вырасти», — говорит эксперт.