Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Черный список для операторов

ВС обязал операторов связи ограничивать доступ абонентов к сайтам с запрещенной информацией

«Газета.Ru»
Верховный суд обязал операторов связи ограничивать доступ к запрещенной информации. Несмотря на то что в случае, рассмотренном в ВС, речь идет о распространении информации об азартных играх, практика, закрепленная Верховным судом, может иметь более широкое применение, в том числе и для борьбы с оппозицией, считает эксперт «Газеты.Ru».

Ограничение доступа к информации в интернете

Оператор связи, предоставляющий своим абонентам доступ к интернету, обязан его ограничивать, если речь идет о сайтах с информацией, запрещенной законом, говорится в обзоре судебной практики Верховного суда за третий квартал 2012 года (опубликован 28 декабря). К такому выводу ВС пришел, рассмотрев обращение прокуратуры, обнаружившей сайты, реализовывавшие такие азартные игры, как рулетка и покер. Все предыдущие суды отказывали прокуратуре в ее требовании ограничить доступ к информации с этих сайтов.

Однако, вынося решение, ВС одними азартными играми ограничиваться не стал. «Пунктом 6 ст. 10 № 149-ФЗ от 27 июля 2006 года запрещено распространение информации, которая направлена на пропаганду войны, разжигание национальной, расовой или религиозной ненависти и вражды, а также иной информации, за распространение которой предусмотрена уголовная или административная ответственность», — отметили в ВС.

Согласно правилам оказания телематических услуг связи, утвержденных постановлением правительства от 10 сентября 2007 года, оператор связи обязан предоставлять услуги, отвечающие требованиям закона, включая передачу информации в интернете, говорится в документе. Оператор обязан соблюдать ограничения, предусмотренные законом, и препятствовать осуществлению доступа своих абонентов к такой запрещенной законом информации. Имея техническую возможность, ответчик должен принять меры по ограничению доступа к таким интернет-сайтам, пришли к выводу в Верховном суде.

Несмотря на то что в данном случае речь идет о распространении информации об азартных играх, практика, закрепленная ВС, может иметь и более широкое применение. «Перечисленные (в обзоре ВС) законы напрямую не говорят о том, что такого рода контролю подлежат только сайты, распространяющие исключительно эту информацию. Они подразумевают ограничения в отношении всех нарушающих федеральное законодательство интернет-ресурсов.

Как правило, эти документы (законы) содержат расширенное толкование информации, ограниченной к размещению, — заявил «Газете.Ru» старший юрист корпоративной практики юридической фирмы Sameta Сергей Казаков.

– Если информацию можно признать незаконной, то владелец сайта должен принять меры к ограничению доступа к ней. Неважно, о каком интернет-ресурсе идет речь, главное – это его доступность для массового пользователя», — сказал юрист.

«Проблема в том, что четких критериев, какая информация является запрещенной, нет, как и в случае с экстремизмом, определением социальных групп — абсолютная неясность. У «Агоры» был случай, когда

несколько лет назад в Марий-Эл социальной группой признали шесть сотрудников республиканского министерства культуры, причем перечислили их поименно, после чего возбудили уголовное дело по 282-й статье УК (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства. — «Газета.Ru»). Закон в данной части абсолютно неконкретный, а это возможности для его произвольного применения,

— отметил в разговоре с «Газетой.Ru» правовой аналитик ассоциации «Агора» Дамир Гайнутдинов. — Если его применять буквально и полностью, то надо запрещать практически все. Очевидно, что этого делать не будут, а просто этот закон будет точечно применяться при необходимости: прижать конкретный сайт, провайдера, оппозицию, улучшить отчетность».

«Формально обзоры практики ВС не обязательны к исполнению, — отмечает эксперт. — В данном случае они констатировали ситуацию, сложившуюся в законодательстве, но при необходимости на решение ВС всегда можно сослаться, это некая установка нижестоящим судам, ВС их немного подтолкнул в этом направлении: запрещайте, ограничивайте».

Летом 2012 года Госдума приняла поправки к закону «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», предполагающие введение черного списка сайтов и их блокировку.

В первоначальной редакции авторы проекта предполагали разрешить блокировать в досудебном порядке не только сайты с детской порнографией, пропагандой наркотиков и описанием способов суицида, но и любые другие ресурсы, «содержащие информацию, которая может нанести ребенку вред». В знак протеста 10 июля русскоязычная Википедия приостановила свою работу на один день.

«Эти поправки могут стать основой для реальной цензуры в сети», — говорилось в пресс-релизе Википедии.

После этого упоминание о любой вредоносной информации из закона все же убрали.

Единый реестр доменных имен, указателей страниц сайтов и сетевых адресов с запрещенной в России информацией начал работать с 1 ноября прошлого года под контролем Роскомнадзора. В будущем функции контролера должны перейти к некоммерческой организации «Чистый интернет». При этом пополнять черный список кроме Роскомнадзора получили право ФСКН и Федеральная служба по защите прав потребителей. За первый месяц работы в него попали около 400 сайтов.

Государство оплатит незаконный приговор

В обзоре практики ВС также отметил, что гражданин, которому удалось обжаловать приговор по частному обвинению, признанный в апелляции незаконным, имеет право на возмещение вреда не только с лица, выдвинувшего это обвинение, но и с государства.

«В силу ст. 53 Конституции РФ каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов власти. Согласно ч. 1 ст. 1070 ГК РФ вред, причиненный гражданину в результате незаконных осуждения, привлечения к уголовной ответственности, заключения под стражу или подписки о невыезде, возмещается за счет казны Российской Федерации», — перечислил ВС правовые основания своего решения.

При этом судьи Верховного суда подчеркнули, что вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда (ч. 1 ст. 133 УПК РФ).